ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нормально живется, – безразлично пожал я плечами, – не сижу на шее у богатых родственников, не проматываю родительское состояние, не ворую, не граблю на дорогах. Честные деньги за честную работу. И, кстати, полностью одобрено церковью!

Такой ответ сбил охотников на эльфа с толку, и они вновь поспешили переключиться на первоначальную жертву.

– Виконт де Рибейк, – брюнет щелкнул каблуками, называя свое имя представителю лесного народа, – вызываю вас, месье эльф, на дуэль! Время и место назначьте сами, но не затягивайте! Иначе о вас пойдет дурная слава.

– Барон дю Плине к вашим услугам! – рявкнул второй «охотник». – Я тоже бросаю вам вызов! И настоятельно рекомендую выяснить наши отношения сейчас же!

– Шевалье д’Эмери! – третий отвесил эльфу шутовской поклон. – Рекомендую начать с меня!

– Тан Арчер Эйнаурральде к вашим услугам, господа! – доселе молчавший эльф плавным движением вложил шпагу в ножны. – Я готов драться с вами прямо сейчас, причем с троими одновременно!

Услышав это заявление, весь трактир возбужденно загудел. Нечасто находились такие храбрецы, чтобы соглашаться драться с тремя противниками одновременно. Само собой, в случае официальной дуэли господ де Рибейка, дю Плине и д’Эмери это устраивать не могло, ибо ставило в крайне неудобное положение. Но это были еще не все неприятные сюрпризы от тана Арчера.

– А поскольку выбор оружия за мной, то биться мы будем на луках. Дистанция тридцать метров, по пять стрел любого вида на каждого участника. Жду вас на улице, господа!

– Да эта скотина издевается над нами! – после небольшой паузы взревел барон дю Плине.

– Тан, лук – это оружие простолюдина. У нас благородные люди не бьются на луках! – укоризненно покачав головой, заявил Рибейк.

– Зато у нас бьются, да еще как!

Тут уже «Серебряный олень» просто забурлил. Никто не остался равнодушным к разыгрывающемуся представлению: кто-то вопил о недопустимости такого вида дуэли, кто-то заявлял, что эльф в своем праве, кто-то просто кричал, чтобы все свершилось как можно скорее.

Воспользовавшись моментом неразберихи, я спустился еще ниже и тихонько обратился к эльфу:

– Месье Арчер, скажите, если я составлю вам компанию, вы согласитесь на дуэль на шпагах с этими господами?

– А что, лук и стрелы – это действительно такая проблема в Монтере?

– При дуэли – да. У нас это не принято и может вызвать массу кривотолков.

– Что ж, месье Орлов, – он оценивающе посмотрел мне в глаза, – я слышал о вас. И я вам доверяю. Пусть будет шпага и двое против троих.

В этот момент мне подумалось о том, что совершенно незнакомый эльф доверяет мне гораздо больше, чем я сам. И еще о том, что, возможно, я сошел с ума или чересчур возгордился, если сам являюсь зачинщиком дуэли с неравными условиями. Нет, я не испугался, напротив – находился под влиянием чувства необычайной уверенности в своих силах. Но, по большому счету-то, я человек мнительный, никогда особыми талантами не блистал, как говорится, «звезд с неба не хватал», потому и не привык безоговорочно верить в свои силы. А тут просто чувствовал, что сейчас могу одолеть любого противника. То ли этому способствовали одержанные в последние дни победы, то ли сыграло свою роль то, что я наконец-таки разобрался с самим собой, но уверенность в благополучном исходе дела у меня была. Вот я и боялся, чтобы уверенность на самом деле не оказалась самоуверенностью, которая, как известно, до добра не доводит…

Между тем известие о предстоящем групповом поединке еще больше взбудоражило посетителей трактира. Народ повалил на улицу. Наиболее азартные монтерцы спешно делали ставки на результат дуэли, кто-то спешил занять место на крыльце трактира, кто-то побежал звать на зрелище друзей и домочадцев. Так что, когда мы спустя пять минут вышли на Вторую Ремесленную, она уже оказалась буквально запружена людьми. Они стояли на тротуарах, торчали в окнах домов, свешивались с балконов, мальчишки облепили деревья и фонарные столбы. Кроме масляных фонарей освещение должны были обеспечивать не менее двух десятков факелов, сейчас спешно распределяемых по зрителям первого ряда добровольными распорядителями из народа – представление должно быть хорошо видно всем.

– Замечательный у нас народ! – ошеломленно пробормотал я себе под нос.

– Ага! – хмыкнул разобравший мои слова эльф. – Они замечательно будут радоваться как твоей победе, так и твоему поражению!

– Орлов! – виконт де Рибейк не скрывал своего раздражения. – Конечно же, нам всем очень хочется ткнуть тебя носом в дерьмо, в которое ты сам влез по уши, но вас двое против нас троих, а мы в этом видим урон для нашей чести. Не хотелось бы разговоров о нечестности и тому подобной ерунде. Поэтому найдите-ка себе третьего компаньона. Или мы будем вынуждены бросить жребий на лишнего.

– Знаете, виконт, странно слышать о чести от людей, которые только что были готовы зарезать втроем всего одного противника. Решайте сами свои проблемы!

– Ах ты, деревенское быдло! – прошипел мне в лицо де Рибейк. – Я научу тебя хорошим манерам!

– Давай-давай! – усмехнулся я в ответ.

– Благородные господа! – после недолгого совещания с товарищами обратился виконт к толпе. – Может, кто-то желает составить компанию шевалье Орлову и эльфийскому тану, дабы уравнять шансы и сделать поединок более зрелищным?

– Действительно редкий цинизм! – отметил Арчер. – Четверть часа назад он и не задумывался о равенстве составов.

– Не думаю, что найдутся желающие, – усмехнулся я, – в этом городе я теперь что-то вроде прокаженного.

– Почему это? – удивленно вскинул белесые брови эльф.

– Долго объяснять, – отмахнулся я.

Но я ошибся.

– С вашего позволения, Орлов, я составлю вам компанию, – из толпы выступил мой недавний секундант барон дю Бартез.

– Хорошая ли это идея, барон?

– Не уверен, но с тобой весело, Орлов! А я люблю веселье! К тому же, – тут Бартез нехорошо усмехнулся и кивнул в сторону д’Эмери, – у меня остался кое-какой должок перед одним из твоих противников. Ну что, Эмери, – громко осведомился он у шевалье, – закончим наше дельце? А то в прошлый раз-то вас было на одного больше!

– Как скажешь, Бартез, как скажешь, – мрачно отозвался д’Эмери, как видно, не очень довольный подобным развитием событий.

– Орлов, если ты не возражаешь, я займусь этим шумным толстяком. – Кого-нибудь другого могла удивить или даже возмутить подобная фамильярность Арчера, но я-то с эльфами в свое время пообщался, потому был знаком с их манерой общения.

– Мне без разницы.

Какие-то люди взяли на себя обязанности секундантов, но я уже не обращал на это никакого внимания. Плащи и камзолы были сброшены на руки добровольным помощникам, участники поединка изучали своих противников. Секундантов слушали вполуха, правила дуэли были всем известны. Начинать бой нужно было с определенного противника, но в ходе боя можно было действовать против любого представителя противной стороны.

Итак, мне в соперники достался виконт де Рибейк, чему я был чуточку рад. Во-первых, хотелось с ним поквитаться за оскорбительные слова, во-вторых, мне всегда было трудно сражаться против таких габаритных соперников, как барон дю Плине. И раз уж тан Эйнаурральде счел именно его своим главным обидчиком, то так тому и быть: дадим возможность представителю союзного Эскаронскому королевству государства утолить жажду мести.

Шевалье д’Эмери ничем особым не выделялся, и, поскольку его неожиданно взял на себя Бартез, я не стал до поры до времени проявлять к нему особенного интереса.

Все мои помыслы сейчас были связаны с господином де Рибейком. Роста он был маленького, худощавого телосложения, соответственно я должен был получить преимущество в длине рук и массе тела – может понадобиться при столкновении – и, возможно, в силе. По короткому отрывку боя в трактире у меня сложилось впечатление, что он довольно быстр, но чрезмерно импульсивен. Что ж, сейчас все выяснится.

– Ну что же, господа, эн гарде, в позицию! – скомандовал я.

16
{"b":"560249","o":1}