ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Annotation

Райдер Уиндем

ЗАБВЕНИЕ ВЕЙДЕРА

Райдер Уиндем

Забвение Вейдера (ЛП) - _1.jpg

ЗВЕЗДНЫЕ ВОЙНЫ

ЗАБВЕНИЕ ВЕЙДЕРА

Действие происходит через несколько месяцев после «Эпизода V».

— Вы слышали о Дарте Вейдере, сэр?

Ветеран штурмовик повернул голову в белом шлеме, чтобы посмотреть на своего младшего собрата, который приближался к шаттлу через стартовую площадку космодрома. Хрипловатым голосом ветеран спросил: — Ты о чем, ТК-813?

Молодой штурмовик остановился напротив него. — Дарт Вейдер, сэр. Он здесь.

Ветеран взглянул на большой, похожий на шкаф грузовой шаттл, который только что приземлился и теперь, как бы отдыхал напротив грузовой эстакады. — Повелитель Вейдер в гарнизоне?

— Нет. — TK-813 указал на небо.

— На Таркине.

Оба штурмовика служили в гарнизоне, охранявшем космодром планеты Хокейлга в системе Патрийм. Здесь, на орбите Хокейлгы, строилась Имперская боевая станция Таркин, названная в честь покойного Гранд-моффа Таркина. Вооружение боевой станции состояло из мощной орудийной установки, способной уничтожить любую планету. Она имела двигатели для полетов в гиперпространстве и мощные генераторы защитных щитов. По своей форме она напоминала вогнутое блюдо, а ионные орудия, входящие в состав установки имели схожие характеристики с орудиями Звезды Смерти. Сама станция, как говорили её разработчики, не имела недостатков, свойственных Звезде Смерти. Хотя, станция Таркин была значительно меньше, чем её предшественница, но, все равно имела внушительный вид, и, поэтому, выглядела в голубом небе Хокейлгы — как прямоугольная звездочка.

Империя мобилизовала большое количество местного населения для работы на космодроме Хокейлгы, и ветеран огляделся вокруг, чтобы убедиться, что никто из них не слышит их разговор. Удовлетворенный ветеран поднял свой взор к небу, и спросил: — Кто тебе сказал о Повелителе?

TK-813 на мгновение задумался, а потом ответил: — Грэймс подслушал, как кто-то в штабе упомянул об этом.

— Грэймс?

Ветеран посмотрел на TK-813: — Кто такой Грэймс?

— Вы знаете его, сэр. Это TK-592. Нет, я хотел сказать, что он… э-э, ТК-529.

Ветеран неодобрительно вздохнул через респиратор своего шлема.

— Когда он тебе это сказал?

— Совсем недавно, сэр. Сразу после того, как вы дали разрешение на посадку этого шаттла с Таркина.

Ветеран вновь посмотрел на стоявший на площадке шаттл, затем глядя на TK-813 жестко сказал: — После смены караула: ты, этот Грэймс, и я отправимся в штаб, где я поговорю с вами о важности сохранения в тайне военной информации, и о необходимости соблюдения устава. Я подозреваю, что большинство рабочих на Хокейлге не испытывают большой любви к Империи. Мы знаем, что некоторые из них могут быть повстанцами и шпионами.

— Да, сэр.

Но ветеран уже не слушал его. Его внимание было сосредоточено на яркой прямоугольной звездочке, вокруг который вспыхнуло яркое желтоватое свечение, все время увеличивающиеся в своих размерах над головой ТК-813. Он резко задрал голову, глядя вверх. Прямоугольник света, который он видел в небе раньше, превращался в расширяющийся огненный шар.

TK-813 посмотрел в туже сторону и воскликнул: — О-о, нет. Это Таркин?

— Там что-то случилось.

— Сэр, что мы должны…?

Но ветеран уже бежал к шаттлу, держа в руках свою бластерную винтовку.

* * *

Дарт Вейдер сидел в кабине своего поврежденного TIE-истребителя. Его транспаристиловый фонарь был разбит, а правое крыло повреждено.

Если бы не его бронированный костюм и усиленный корпус истребителя — Темный Повелитель ситов, возможно, не пережил бы столкновения с крупными кусками льда внезапно оказавшимися на его пути меньше чем за минуту до момента, когда Таркин взорвался. Поскольку, после взрыва во все стороны полетели миллиарды обломков, а также возникло мощное электромагнитное излучение, которое вывело из строя все приборы связи — то передать сигнал бедствия он не мог. Все, что Вейдер мог сделать в данный момент — это попробовать запустить двигатели??истребителя. Он слушал свое хриплое дыхание через респиратор и сокрушался о том, как он в очередной раз упустил возможность поймать своего сына: Люка Скайуокера.

Всего несколько недель прошло с тех пор, как он бился с Люком в Облачном городе. Он прилетел на Хокейлгу на своем флагманском звездном суперразрушителе Исполнитель, чтобы проинспектировать Таркин. Он не одобрял строительство так называемого супероружия, и был очень удивлен, что новая боевая станция была названа в честь человека, который потерял первую Звезду Смерти. Его отношение к станции не менялось до того момента, когда он почувствовал на её борту присутствие Люка.

Вейдеру ранее не удалось поймать Люка на верфях Фондора, и на планете Аридус. И на Монастере. И Мимбане, и на Верданте и, совсем недавно, в Облачном городе. С таким багажом ошибок за спиной, Вейдер не собирался позволить Люку ускользнуть с Таркина.

Предположив, что молодой повстанец попытается устроить диверсию на главном реакторе боевой станции, Вейдер поручил Имперскому офицеру — полковнику Норду удалить всех сотрудников службы безопасности из помещений, прилегающих к главному реактору, а также велел увеличить количество постов вдоль возможных маршрутов отхода. Потом Вейдер расположился около входа в реакторный зал и ждал, когда Люк окажется в его ловушке.

Вейдер не ожидал, что полковник Норд попытается устроить на него покушение.

Из-за покушения внимание Вейдера было достаточно долго отвлечено, что позволило Люку сбежать. У Вейдера не было времени, чтобы разбираться с офицерами-предателями — он отправился на свой TIE-истребитель, пытаясь догнать Люка, но не смог его остановить. А когда из недр прилетевшего на помощь Сокола вырвался поток воды, то Вейдер не смог уклониться от стены образовавшихся кусков льда, которая быстро сформировалась позади фрахтовика

Находясь в получившем повреждения истребителе Вейдер наблюдал, как Таркин разворачивается, направляя свое ионное орудие на Сокол, и он понял, что предстоящим залпом, так же, будет уничтожен и он со своим истребителем.

Он не сомневался в способностях этого полковника.

Норд управлял прицеливанием, так что его шансы на спасение от выстрела ровнялись почти нулю.

Внезапно Таркин взорвался, разметав над Хокейлгой во все стороны щупальца огня и пламени. Два находившихся поблизости звездных разрушителя и десяток мелких кораблей сгорели почти мгновенно. Ударная волна от взрыва ударила TIE-истребитель Вейдера, отшвырнув его от ледяных обломков, отправив кувыркаться в космической пустоте. Обломки от Таркина проносясь мимо его истребителя, нанесли повреждения одному из его крыльев. Вейдер пытался устранить возникшие неполадки в управлении кораблем, беспокоясь, чтобы истребитель не унесло далеко от орбиты Хокейлгы. Истребитель, сильно вращаясь, уносило в сторону от планеты. Вейдеру удалось на нескольких секунд активировать один из подруливающих двигателей, что позволило остановить вращение, но скоро двигатель отключился.

Вейдер смотрел в линзы своей черной металлической маски, сквозь разбитый фонарь кабины истребителя. Обломки были повсюду. В нескольких километрах пылали останки Таркина. Исполнитель, видимо, был неповрежден, но Вейдеру было мало радости от этого, потому, что из-за электромагнитных помех, он не мог связаться с Исполнителем, чтобы тот попытался перехватить Сокол. Ему пришла в голову мысль, что даже если бы он смог это сделать, то Сокол, вероятно, уже успел покинуть пределы системы Патрийм.

И тут он увидел белый объект, по форме напоминающий блюдце, который, набирая скорость, улетал с орбиты Хокейлгы, и понял, что это был Сокол. Он собирался использовать Силу, чтобы обратиться к Люку, но тут кораблик исчез в гиперпространстве. И, еще раз, Вейдер почувствовал себя ограбленным.

1
{"b":"560254","o":1}