ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Две головы в двери кузни - русая снизу, медная - выше.

- Не стыдно? А? Мужики? Девчёнки малые - воду вам, лосям, носят, а вы - на отца хавальник разеваете, перед Наместником рисуетесь! Щенки! Подальше от начальства, ближе - к кухне! Бойся милости властителя больше его гнева! Бестолковые!

- Да ты кто такой, вообще? Явился - невесть кто, из Скверны, распоряжается тут! - визжит Горн.

Меня сносит в сторону ураган, Горн оказался перекинут через неостывшую ещё наковальню, штаны его оказались - сдёрнуты, задница - выдрана ремнём. Клем порол сына и приговаривал:

- Знай своё место! Знай своё место! Держи язык за зубами! Держи язык за зубами! Не лезь прежде батьки в пекло! Не лезь прежде батьки в пекло!

Закончив воспитательную "беседу", Клем - забросил сыромятную полоску, которой порол сына, в угол, сплюнул на пол, вышел. Горн - басовито выл у наковальни.

Я тоже вышел. Опрокинул ведро воды на голову, чтобы остудить эмоции, сел на лавку у колодца.

- Дядя Андр... - тонкий голосок.

- Что малышка? - спрашиваю, не поднимая головы. Вода текла по волосам, по спине.

- А вы правда - из Скверны?

Боится? А почему на колени лезет?

- Нет, Лапушка. Я и в церкви сегодня был. Этот милый дедушка Чистельщик меня своей водичкой с ног до головы облил, всего обнюхал. Ничего не нашёл. Не бойся.

- Я и не боюсь, - гордо заявил этот русоволосый ангел.

- А Сжигатель старый и нюх - совсем потерял, - заявила Пламя, тряхнув медной косой, - И мы рады, что он - ничего не унюхал. Ты нам - понравился.

- Ты такой большой и красивый. И пироги у тебя вкусные, - заявила Росинка, - А на Горна - не обижайся. Он не злой. Он, как волос меж ног - заимел, совсем глупый стал.

Я рассмеялся:

- Всё-то вы знаете!

- Мы уже большие! - гордо возвестило рыжее Пламя, - я на будущую весну - в школу магии поеду. Буду, как Малашка, красный плащ носить!

- Серьёзно? Да ты маг?

- Я буду магом! - гордо возвестила девочка, протянула ладонь, на которой затрепетал язычок пламени, как от зажигалки, но тут же девочка погрустнела, - Поэтому Горн и обижается. Говорит, мать меня - нагуляла. Он не злой, маму тоже любит, но по своей - скучает. Он - хороший. Но, совсем глупый.

Я опять рассмеялся. Разговор с девочками был как бальзам на душу - бестолковый, но приятный. Ничего я не узнал, ничего не понял, а - полегчало. Расцеловал этих ангелочков, отпустил. Пошёл собираться в дорогу. Шмотки мои высохли. Утюга я не видел. Не предстану - при параде, но и в коротких вещах Клема - не поеду. Я не светская львица, конечно, но и не бомж какой! Имею гордость за мундир свой, хоть и оказался в нём случайно. Мог же и в спортивках - угодить сюда. Усмехнулся, представив себя в трёхполосочных адиках. Чисто Колян. Что знает тропинки заветных полян.

Клем проводил жену с бани до дома, подошёл.

- В этом поедешь?

- Есть варианты?

- До Медногорска доберёшся - в моём, а там - на базаре купим. Сшить не успеют, готовое платье подберём.

- С хера ли? Платья я не ношу, не баба чай! Да и на какие шиши купим? Ты меня спонсировать собрался?

- Я иной раз тебя - совсем не понимаю. Ладно говор странный, но иной раз - вообще ничего не понятно. Платье - это готовая одежда полностью. Штаны, портки, рубаха, кафтан, куртка, плащ, шапка. На что купим? А ты свои Накопители будешь продавать?

- Какие Накопители?

Клем сходил куда-то за отхожее место, покопался там, вышел, отряхаясь. Ах, брюлики с ювелиркой!

- А я забыл про них, - сокрушался я. Я их оставил в карманах и даже не обратил внимания, что после стирки - их не оказалось.

Клем сел рядом на лавку, повесил голову, помолчал. Потом посмотрел на меня, сказал:

- Иной раз ты меня удивляешь. Разумностью своей. Действуешь и говоришь, как Маг. Или как благородный. А иной раз - ей-ей - блаженный. Ну, как можно забыть про такое? На это - весь наш городок купить можно. Вместе со Смотрителем.

- Так дорого стоит?

- Накопители, сейчас, не умеют делать. А Маг без накопителя - боец на полчаса. Ну, Малек - точно. Есть, конечно, сильные Маги. С большой внутренней Силой. Но, чем сильнее Маг - тем больше он готов заплатить за эти камни.

- Значит, я - богат?

- И ещё как!

- А, я, вот, тебя и Об... того молокососа - не понимаю. Носитесь со мной, блаженным, как дурачёк с писанной торбой. Что бы - клинком по гору, голову - Чистильщику - ваше всё? А?

- Вот я и говорю - удивляешь ты меня, - стал Клем, - ты, правда, к богатству равнодушен? Или настолько рассеян?

- Ты, правда, работал на предка Обереста? Или настолько глуп, что служишь теперь сопляку?

Клем зашипел, как рассерженный кот, бросил мешок мне под ноги и ушёл в дом.

*****

Утро - не красит. Светило ещё не встало. А подворье кузнеца - рассерженный улей. Разбуженный шумом, высунул голову из сеновала, застал картину примирения - Горн положил буйну голову на грудь Ромашки, она его гладит по волосам, что-то говорит с нежностью. Клем и Молот суетятся у запряжённой Лохматки.

Сбегал до "удобств", умылся из поильника в конюшне - вода там тоже чистая, у Клема не забалуешь. Пальцами расчесал короткие волосы, выгоняя травинки. Только тогда - явил себя народу.

- Меряй, - кивнул Клем на висящую на коновязи кольчугу и надетую на кол большую глубокую миску с кольчужной сеткой. Типа, шлем.

Натянул. Молот - помогал. Ага, а кольчуга - не сплошная рубаха, имеет кожаную основу, а подмышками до низа - распашная. Подтягивается в размер кожаными ремешками. Такая кожаная куртка, усиленная кольчугой. Нормально, чё!

Шлем - тоже не миска. Имеет подшлемник. Так же в размер подгоняется.

Я так понимаю, что это - вариант для ополчения. Когда размер - не имеет значения.

Клем осмотрел меня, кривил морду, махнул:

- Пойдёт. Всё одно, подогнать что-то стоящего - не успеем. Каким оружием владеешь?

- Автоматом, - усмехнулся я.

- Не знаю такого. Меч, копьё, топор? Лук?

- Нож, - вздохнул я, - штык.

- Штык? Что это? Как? Покажи!

Молот принёс двухметровое копьё. Показал. "Штыком коли, прикладом бей!"

- Сойдёт. Ножи свои возьми. Щит. Если на Бродяг нарвёмся - отобьёмся. Не одни будем, чай.

Поверх кольчуги, надел подаренную портупею. На кольца на ней и нацепил нож. А, что мелочиться - и туристический топорик - тоже. В чехле. И складную лопатку в чехле. На поясницу. А вдруг? Артналёт - окопаюсь. Ха-ха!

Клем махнул рукой на мою придурь. Спросил:

- Что решил по Накопителям?

- Думаю, вести с собой всё - неразумно, - бросил ему обратно мешок с ювелиркой, - отбери столько, сколько нужно. У тебя - Маг в семье растёт. И вообще - неразумно продавать то, что купить - нельзя.

- Нет, ты - не совсем блаженный. Просто - дурак, - усмехнулся Клем, - какое тебе дело до моей дочки?

- А какое ей до меня дело? А тебе? Я же брат твой, забыл? Родственник. А вот и наше Светило! Иди сюда, дитя!

Пламя, сонная, не убранная, в ночной рубашке, босая, подошла. Я отобрал мешочек у Клема, высыпал его содержимое. Осмотрел. Вот! С рубином. Или - не рубином, но тоже - красный. Да и просто красивый кулон. Водрузил на шею девочки. Огромными, не верящими глазами, смотрит на меня. Сказать ничего не может. Сейчас расплачется.

- Ну-ну, будущий великий маг! Не пристало такой взрослой и красивой девушке - сопли пускать! Это твоё. Пусть этот хлыщ в красном плаще - удавиться.

Ну, вот, улыбнулась. Кинулась ко мне на шею, тщетно стараясь её, шею - сломать.

- Задушишь! - притворно хриплю я, - Папу твоего накажут, что не довёз арестованного до следственного комитета.

- Я покажу маме? - спросила сияющая девочка.

- Твоё же. Маме - покажи. И Росинке. Больше никому не говори. Люди, знаешь какие злые? Отобрать захотят.

- Не дам! - пискнула Пламя, зажала кулон в руке и порхнула в дом.

14
{"b":"560255","o":1}