ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Гордый? - Покерфейс, глаза жестокие. Два ледяных озера. И два - смертных приговора. Как с Штатах - три повешения.

Пора вернуть маску шута. Я тут - никто. Пыль.

- Кроме того, Моя Госпожа, я не могу позволить настолько божественному созданию унизить себя, платя за толику счастья и любви. Вы, Миледи, достойны того, чтобы к вашим ногам складывали горы золота за один только взгляд ваших прелестных очей.

- Мерзавец, - вздохнула сучка, - хитрый, льстивый, лживый. Ты же знаешь, что перстень не за твои услуги, а за молчание.

- Я дал тебе, девочка, слово, что не узнаю тебя.

- И нарушил его!

- Моё старое сердце не выдержало Вашей красоты, Миледи.

Смеётся. Наконец-то. Даёт мне руку, самые кончики пальцев. Целую почтенно, перстень - в её ладошке. Ловкость рук и никакого палева. Я не настолько туп, чтобы верить, что на нас сейчас никто не смотрит. Не слышат - верю. Но, пасут - точно! Стража - по должности, остальные - из любопытства.

- Пригласи меня на танец, - просит.

Подвести меня под эшафот задумала?

- Не думаю, девочка моя, что это здравая мысль. Ты - Властительница. Я - простолюдин. Моя голова мне дорога. Как память.

Опять смеётся.

- Ни к чему Вам, Миледи, тень на ваше честное имя. У вас прекрасный муж, прелестные дети. Не хотелось бы это разрушить.

Смотрит внимательно.

- Да нет у меня никаких планов на тебя, девочка! Нет. И не будет. То, что было - было прекрасно. И останется в моём сердце. И только там!

- Очень хочется тебе верить. Моя забава чуть не кончилась неприятностями. Из-за тебя. Проводи меня.

- С удовольствием, девочка моя. Но, разве я добивался твоего внимания? Я сам оказался в этом щекотливом положении - случайно. И хочу - только унести ноги.

- Надеюсь на твоё слово.

- Да, девочка моя.

- Почему ты называешь меня так?

- Ну, до меня же - ты и была девочкой. В некотором смысле. Так? Кроме того - ты очень юна, прелестница.

Она смеётся заливисто. И - краснеет. Чудно!

- На нас все смотрят, - шикаю я.

- Пусть. Сегодня я жду тебя там же. Мне понравилось.

Ага, все испытания и твои нехитрые логические ловушки я прошёл. Больше ты не будешь меня пытаться под топор палача засунуть?

- К мужу, лапушка. Удиви его. Удивишься сама. А про меня - забудь.

- Ты желаешь рассердить меня? На дыбу захотел?

- Если мы сольёмся ещё раз - я тебя совсем полюблю. А я - не разделяю любимых с другими мужиками. Я их убью. И мужа твоего.

Смеётся:

- Наглец! Ты уже наговорил на пыточную темницу.

- Не думаю, что тебе выгодно, если палач - разговорит меня. И мужа твоего я - зауважал, дети твои - приглянулись. Не хочу это порушить. Кроме того, что я буду с этим делать? Со всеми этими замками, землями и всеми этими холуями? Я жутко боясь ответственности. А от их мягких языков у меня будет сыпь. Нет, власть и я - несовместимые понятия.

Опять смеётся, стучит меня кулаком по шее. Привстав на носочки и вытягиваясь. Хотя, я - склонил шею, чтобы ей было удобнее. Опять смеётся.

- Рад что ты развлёк мою жену, северянин, - слышу бас.

Поклон, не сломается шея. А от топора - запросто. Когда же я свалю из этого мерзкого места? Все эти политесы! Мать... мать... мать...

Опа! Клем тоже появился. Судя по задумчивой морде - не юбки задирал. Перевожу взгляд с Клема на медного лорда. Вместе с рыжим бугаём пропали, вместе - появились. Ну, плюс-минус, о понятии "палево", она же конспирация, имеют представление. Совпадение? Не думаю. Вижу, что просчитал рыжий направление моих мыслей, улыбнулся:

- А ты полон талантов, северянин. Иди ко мне на службу.

Су... не буду больше, Лила - напряглась.

- Мой господин, я и так служу вам всем, что умею. А при дворе мне - душно. Я привык к просторам леса...

- И Скверны... - подсказал рыжий.

Я склонил голову.

- Он говорит, что у него - сыпь от мягких языков подхалимов, - посмеиваясь, сказала Лила.

Ого! От смеха лорда и стёкла могут вылететь. Красный здоровяк, от смеха ещё более покрасневший, махнул на меня рукой. Я осмелился понять этот жест, как "Пшёл вон!" и с галопом поскакал в наступление - в тыл. Ну, как галопом. Учитывая, что спиной к лорду поворачиваться - оскорбление, то мужественным аллюром рака. Есть такой. По дну ползает. Назад быстрее, чем вперёд.

- Уф! - Выдохнул я, - Клем, давай свалим отсюда! И побыстрее! Мне так тут понравилось, что спина - мокрая от страха!

Ну, вот, глаза Клема перестали быть стеклянными. Кивнул. Мы предприняли героический манёвр с выходом противнику в тыл. А именно - из замка. На ходу затягиваю ремни бронника. Ни минуты не могу быть здесь!

- Не поверишь, но я так хочу обратно в кузню, что аж по ногам кипятком брызжет, - делюсь своими впечатлениями с кузнецом.

- А не надо было так дерзить Властителю и вообще...

- О чём договорились с рыжим?

- Не говори так о нём. Нет, ты точно не помрёшь своей смертью! Он у меня камень купил.

- Вот это поворот! И сколько? Много мы потеряли?

- Две тысячи и двадцать возов угля.

Я аж свистнул.

- Видать, сильно камень нужен.

- Любит он свою Лилю. А Живчик - уже старый. К нему очередь за омоложением знаешь какая? Его тоже заинтересовать надо. Это - все знают. Ну, не все, но...

Я схватился за голову. Куда я сунул свой... нос! Нах! Нах! Валить, валить, пока ноги не выдрали!

Отступление

- И чем он тебя так покорил, старая ты моя кляча? - спросил, откинувшись на подушки медноволосый гигант.

- С чего ты взял? - удивилась Лила, гладя объёмную грудь мужа.

- Ты вся задумчивая, улыбаешься. О ком ты ещё можешь думать, как не об этом северянине? Он единственный, кто разогнал твою тоску.

- Ничего от тебя не скроешь. Он меня назвал "девочкой".

Лорд оглушительно рассмеялся. Лила ударила его в живот кулаком. С таким же успехом могла бы и стену ударить. Села, отвернулась.

- А ты - "старая, да старая". "Кляча, кошёлка, корова". А он - "Девочка! Прелестница! Красавица!"

- Ну, так иди и отдайся ему, сука! - лорд тоже сел, стал копаться в своей одежде.

- И пойду! Он вообще сказал, что за меня бы убил тебя! - закричала Лила, но тут же ойкнула и закусила собственный кулак.

- Даже так? - развернулся к ней Светогор. Он улыбался, в глазах - огонь. Даже волосы на его голове стали шевелиться, как над жаром очага, - и что его остановило?

- Говорит, что не знает, что делать с замком, землями и холуями. И от подлиз - у него сыпь на том самом месте. И боится ответственности.

Лорд рассмеялся. Как всегда, громоподобно, но в этот раз ещё и бил кулаком в постель. Жена его слетела с кровати.

- Мерзавец! Хитрый, умный, сильный мерзавец! Откуда только он свалился на мою голову!

- Не убивай его! - взмолилась жена, умоляюще сложив руки.

- Да ты что! Мне бы таких сотню, я бы...! Он и так - за неделю мне столько неразрешимых проблем, играючи, разрешил.

- Да? - удивилась жена. Села рядом. В отличие от прочих лордов, этот - имел неглупую жену, а ещё страдал блажью - имел слабость не скрывать от неё своих забот Властителя.

- Смотри - Лича убил. Теперь можно отчищать земли аж до Зелёной Башни. И сам замок - раскопать. Люди Вила - на ушах стоят, в предвкушении вещей допотопных. Этот кузнец - даже закупил стали и угля за свой счёт.

- Да откуда у кузнеца...?

- То-то и оно! Это - Вила деньги. Лучшего мечника моего выписали, на пары. И всё - сами. Не у меня клянчат, а сами! Понимаешь? Было такое раньше? Нет. Всё - в землю зарывают. И клянчают - дай людей, дай денег! А тут появляется какой-то седой старик в пятнистой одежде - и вдруг! А как он в город пришёл? Это вообще - песня! Я думал, как из народа деньги изъять, чтобы бунт не поиметь, с жиру начали лишние мыслишки в их головах крутиться, а тут появляется седой длинногач - мои погреба опустели по таким ценам, что в ярмарку не дают! Да ещё и с трактиров взял повышенный сбор - не пикнули.

24
{"b":"560255","o":1}