ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Покопайтесь в моей памяти
Что я делала, пока вы рожали детей
Пражское кладбище
Резус-фактор
По ту сторону от тебя
Медицина в эпоху Интернета. Что такое телемедицина и как получить качественную медицинскую помощь, если нет возможности пойти к врачу
Промежуток
Истребители зомби
Мой драгоценный кот
A
A

Пока мы плели стальные свитера, Клем - оклемался, опять вернулся к работе, ковал оружие. Было ему тяжко, но и сверхспособности ему не требовались. Ковал не для качества, для количества. Мечи из стальных заготовок, просто полосы заточенной стали под размер руки одного из дружинников, наконечники копий - без примерки, гнал потоком. Топоры и секиры. Когда шла ковка - молотобойцами были мы с Горном поочерёдно с присланными Смотрителем помощниками. Всё это закалялось - самим Клемом. А точилось - Горном. Паренёк - почти готовый кузнец.

Мы с младшим сыном кузнеца - плели кольчуги, когда не махали молотами. Потому как, с бронёй было - совсем тоскливо у воинства Смотрителя Вила. Как гордо носили кольчугу получившие её! Избранные. Естественно, что Смотритель награждал бронёй своих дружинников в порядке значимости для себя. Так кольчуга - быстро стала в Медвиле знаком отличия.

Для упрощения процесса - не изготавливали полную кольчужную рубаху, а делали полотна нужных размеров, мастера бронники, спецы по коже и стёганным защитным наборам - закрепляли кольчужные сегменты на своих изделиях. Получалось чёрте-что, но - быстро. С использованием конвейерных методов разделения труда.

Клем и меня послал к Кожемяке - мерки снимать. Видимо, Совет Тайных решил, что та бронь, что выдали мне раньше - не подходит.

С попутным караваном пришли наши заказы. И я переоделся в новую экипировку. По моим лекалам, но из местных материалов. Хэбе - уже порядком поизносился. Теперь, я мог, издали, сойти за местного. Пристукнутого, но местного. Этакий местный - неформал. Потому как, не возлюбились мне полы курток до колен. А большое количество карманов на одежде - уже переставало становиться диковинкой. Практичные штуки - очень быстро перенимаются. Мешочек на поясе всё же уступает в удобстве внутреннему карману. А моя шляпа с поднятыми полями, как у мушкетёра? Ну, каких только головных уборов тут нет!

После кузни, я шёл к Спасёне, как к жене. Со всеми вытекающими. Т.е. ремонт всего, с чем могут справиться мои руки по хозяйству, приведение к какому-то порядку заброшенного подворья знахарки. И супружеское ложе. Где мы больше спали и разговаривали. Ну, когда насыщались друг другом. Ажиотаж новизны прошёл быстро, хотя, её не зря звали - Сластёной. Но, я не ушёл от девушки, когда новизна подувяда. С ней было интересно. А ей - со мной. Любви никакой быть не могло, с моей стороны - точно. Чисто партнёрские отношения. Сожительство. Обоюдовыгодное соглашение. К девушке я испытывал дружескую симпатию, конечно же, половое влечение, и - интерес, как к личности. Всё это и могло бы привести к браку, если бы не такая существенная разница в возрасте и мировоззрениях. Но, мы - не заморачивались по этому поводу. Было хорошо быть рядом, приятно в общей постели, интересно общаться. Чего ещё надо?

Незаметно для нас, кузнецов, прошла уборочная. Так же, как и у меня на Родине, доблестная армия помогала крестьянам убирать урожай. И, точно так же - иногда вместо крестьян его убирая и перерабатывая. Потому как на земле Медвила сложился определённый милитаристический перекос. Более того, население Пограничья в первую очередь были воины, а потом - крестьяне и ремесленники. В следствии очевидной близости опасных территорий и постоянной угрозы от всяких опасных сущностей. И не всегда - не разумных.

Соседи не дремали. Их бронепоезда тоже стояли под парами на запасных путях. Потому нам, кузнецам, было запрещено участвовать в чём либо, кроме работ на благо военно-промышленного комплекса Медвила.

А мне, персонально, было запрещено ходить со Сластёной "по грибы, по ягоды". Ну, сопровождать её в её выходы на сборы лекарственных трав, кореньев, жучков и паучков. Настоящая ведьма. Нет, ради страсти - пожалуйста, не звери же, понимаем, дело молодожённое. Но, на сборы лекарственных ингредиентов со Спасёной ходили дружинники из самых умелых Егерей и... Пятый - мальчишка доходяга. Потому как дело знахарское - тоже стратегическое. А сама Спасёна - входила в комплекс ВПК. Как единственный профессиональный лекарь в городе.

А после сбора урожая, наши церковники возвестили праздник Плодородия. Он же - День Жизни, он же - Новый Год.

По случаю праздника был проведён парад вооружённых сил Медвила, с торжественным проходом дружины и ополчения по улицам города, и - торжественное построение на площади. Смотритель толкнул речь, где хвалил некоторых, загинал, что надо "не покладая рук" и тому подобное. Ибо Тьма не дремлет, и единственный способ борьбы с нею - отодвигать её от стен города. Благо Сильный Лич был уконтропупен некоторыми выделяющимися ростом личностями, нежить окрестностей Зелёной Башни потеряла былую концентрацию своего появления - меньше стало ходячих мертвецов, потому следующий рубеж на будущий год, что как раз наступает с утра - освоение Трезубца.

Понятна символика. Понятно, почему трёхзубые вилы на гербе Медвила. Народ выразил всеобщий одобрямс. С салютом из шапок выше крыш. Потому как не были планы эти новостью ни для кого, кроме меня. Все видели накачку Медвила со стороны Медного Лорда людьми и средствами. А не зная цели такой мобилизации - побздёхивали - а то, вдруг сосед-барон уже подводит рать наёмников и магов к стенам? Егеря - парни не болтливые, докладывают только Смотрителю и Властителю. А теперь - понятно стало, что будут - осваиваться тучные земли вокруг Трезубца, освящённые ещё полвека назад.

Дальнейшее, как принято говорить - сопровождалось массовыми народными гуляниями. С не менее народной и не менее массовой забавой - дракой. У нас тоже есть такой обычай. В древности на Масленицу устраивали стенку на стенку, позже - по любому народному гулянию с распитием тормозных жидкостей - свадьба, проводы в армию, похороны. Даже присказка появилась - "что за свадьба без драки"? Правда, тут это было - как-то организованно. Драка "стенка на стенку" - походила на реальный бой. Стена щитов на стену щитов. С оружием. Потом - индивидуальные выступления. Чемпионат города по бою холодным оружием. С турнирной таблицей. Были бы ещё копейные сшибки всадников - вообще был бы турнир.

Есесно, я - не участвовал. Мне и зубы дороги, да и слава с амбициями - мне совсем чужды. Стали, теперь. Это в молодости - хочется доказать всем, прежде всего себе, что ты - не кусок мяса, а тем более - навоза. И что - право имеешь. На место под солнцем, на женщину, на уважение. А теперь мне всё это - прохладно. Себе я всё что можно - доказал. Доказывать другим? Это молодым - надо себя пиарить. Перед Смотрителем, перед девушками и соперниками-парнями. А мне бы - на печку, ноги в валенки, да накрыться фуфайкой.

А вечером Огневик устроил фейерверк. Хороший праздник. Как день города.

*****

Через пару дней после праздника зарядил сезон дождей. С тоской в небе. Город ещё больше опустел. Масса людей трудилась над реализацией планов Властителей, остальные старались из-под крыш лишний раз нос не высовывать. Холодало с каждым днём. Но, в кузне - жарко.

И нам, с сыновьями Клема - особо жарко, аж семь потов сходило. Ибо, драл нас, как зелёных призывников - Мастер Глак.

Прибыл с караваном. Караван был знаковый - большая строительная артель со всем оборудованием. Город сразу потерял былую чистоту и опрятность. Повозки возили землю, камень, песок, известь, мел, лес. Всё это под дождём - превращалось в грязь. Все свободные люди были заняты на этом местном БАМе. Даже золотари перестали собирать навоз с улиц.

Даже Пятый перестал своим голодным видом выклянчивать еду. Работал наравне со всеми. Когда в городе был. Ел, как взрослый. Но и работал - с полной самоотдачей. На какую был способен этот доходяга.

Вообще - странный парень. Молчит, ходит бесшумно, держится всегда в тени. Нинзюк хренов. Пугает, иной раз, своими глазами из темноты. И ходит один, с небольшим топориком, по тем местам Гиблого Леса, где и Старшие Егеря гусиной кожей покрываются от ужаса. Поневоле поверишь тем слухам, что про него говорили.

32
{"b":"560255","o":1}