ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мастер - плотник подарил мне щит. Кланяюсь ему, но вижу, что тоже совместное творчество. Щит треугольный, такие на гербах рисуют у нас на Земле, склеенный из тонких досок крест-накрест (язык распустил при мастере про фанеру и римлян с их щитами). Щит был слегка изогнут, окантован - мягкой сталью, со стальной накладкой там, где будет моя рука, внутри подбит кожей и имеет два комплекта креплений: для боя - на руке и для переноски - на спине. На щите - белая башня на зелёном фоне. Вот так вот - в лоб. Тонкий такой намёк.

Портной подарил мне зимний комплект, как тут говорят, платья, сшитый по моему вкусу и плащ. Плащ - не просто накидка из материи, а целое сооружение многослойное, но лёгкое, тёплое, надеюсь - непромокаемое. Плащ - зелёный, с рисунками жёлто-зелёными. Как у Егерей. Рисунки - отдельный прикол мастера надо мной. На спине - бледно-зелёная, почти белая башня, мрачный и устрашающий Кощей, над златом чахнет, и серафим с пламенным мечом. Серафим - это такой милитаризированный ангел в броне и с крыльями. На мои возражения, что намёк понял, но не так всё было - ржут и поднимают кубки.

Мастера отказались брать с меня деньги. Ибо я их сделал знаменитыми и богатыми одними своими идеями. Особенно портного и плотника. Все хотят куртки, штаны и шляпы, "как у Башни". И - клееные щиты, резные подвесные люльки для младенцев, двуярусные койки с эластичными досками спального места и лесенками на второй ярус. Дети любого любящего родителя за Можайск загонят. А дочки Клема - хвастунишки.

Были и ещё подарки.

А потом - застолье. Зная, что будут в этот вечер незваными гостями - стол и выпивку обеспечивал Смотритель.

Я пел. Просили же.

Засиделись чуть не до утра. Нетерпеливая Спасёна, оставив гостей за столом, два раза утаскивала меня на задний двор. А потом, когда некоторые гости ушли, а некоторые - остались спать под столом (и Клем - тоже) - был финальный заход в исполнении супружеского долга. До первого серого света позднего зимнего утра.

Утром Спасёна с грустной торжественностью собирала меня, била мне по рукам, если я пытался одеваться сам. Перевязала мне отросшие волосы витым плетённым пояском. Я так подвязывал волосы на лбу шнурком, как отрастать стали, чтобы на глаза не падали и пот глаза не застил. Можно было бы и подстричься, но оказалось, что длинные волосы и шлем - очень удачное сочетание. Комплект комфортности. Как лётчик и шёлковый шарф. Подшипники скольжения.

Потом обняла меня, прямо в панцире брони, поцеловала и сказала:

- Спасибо!

За что?

- Тебе спасибо. Спасительница моя.

- Если захочешь вернуться - мы ждём тебя.

И зря я не обратил внимания на "мы". Решил, что мы - это все присутствующие вчера за столом. А что бы это изменило? Смог бы я остаться?

И полный земной рюкзак (артефакт теперь) с разными знахарскими и алхимическими снадобьями.

*****

Пипец! На улице - почётный караул, и толпы встре... провожающих. Желают удачи, провожают до ворот. Почётный караул едет вместе со мной. У меня два коня. Один под седлом, второй - заводной. Апельсин. Потому как мастью... не разбираюсь, но почти оранжевый. Неприметный такой. Защитного окраса.

К нам присоединяется Глак.

- Что, сбежать от меня вздумал, ученик? Не удастся! Я из тебя ещё не всю окалину выбил.

Улыбаюсь ему. Получилось довольно грустная улыбка. От этого Глак насупился. Задумался.

И я задумался. Не хотелось уезжать. Тут были ко мне добры и ласковы. Не все, конечно, но этим, недоброжелателям я отомстил - не упомянул их. Моя память их лиц и имён - не сохранит. Ждёт их - забвение.

Как назло - день сто на сто. Ясно, чисто, звонко и морозно. А я злой настолько, что хочу, чтобы какие-нибудь Твари напали на наш отряд. Хочу убивать. Жажду просто! Рука тискает рукоятку палицы. Не повезло. Всех тварей и мертвяков уже перебили. До самого Трезубца доезжаем - без схватки. И, помахав "археологам" руками, едем дальше. От батальона охраны объекта к нам примкнул ещё десяток воинов. Тоже - конных. Но, на щитах не вилы, а красная гора. И трое камуфляжных Егерей. Верхом. По случаю зимы камуфляж Егерей стал - серым в разводах.

Дорога кончилась. Осталось протоптанное направление, едва угадываемое под снегом. Мною едва угадываемое. А Егерям эти места - что собственное подворье.

Встречаем довольно крупный отряд. И Властитель Светогор собственной медной персоной. Лицо - суровое. Будто сейчас Властитель будет суд вершить скорый, но жестокий. Подъехав, спешиваюсь, кланяюсь. Иду за здоровяком в небольшой шатёр. Походный складной стол, два складных стула.

- Присядем на дорожку? - спрашиваю.

Задумчивый Гора кивает, садится. Стул жалобно скрипит. У меня не получилось вызвать такого звука из своего стула. Молчим. Гора на меня не смотрит, задумчивый его взгляд - упёрт в столешницу. Потом он вздрагивает, будто его кто толкнул и бросает на стол кожаный мешок, тяжко плюхнувшийся об полированные доски.

- Это на дорожные расходы. Вдаль Смотрящий предостерегал меня от попыток направить твой Путь, но я всё же - попробую. Ты, конечно, волен сам определить свою Судьбу, но я лишь прошу - найди Обретённый-Исток.

- Ах, так вот кто ваш Обещанный Принц!

Гора кивнул.

- Никто не верит. Я и сам - не верил. Пока тебя не встретил. Не мог ты случайно явиться ниоткуда именно тогда, когда ты нужен!

- А что же вы подставили мальчишку под Лича? Если он ваш, такой долгожданный, Принц.

Гора вздохнул:

- Мальчик очень горд. Помощи не принимает, не то, что попросить. Да, и не верил я Вдаль Смотрящему. Думал - из ума он выжил от горя. Не знали мы, что этот мальчишка - Обретённый-Исток. Притащил Император младенца с охоты, усыновил. Думали - блажь самодержца. Поиграет - забудет. Император - оставил свой пост. Новому Императору - было не до забав старого. И малец - исчез. Думали - Император это сделал. Понятно же, не впервой. А оно - вон как вышло. Самому не верится. Если бы Клем сам не видел, как мальчишка обрёл Утерянный Венок - не поверил бы никогда. Какая-то прихоть чудака на Престоле - этот мальчик - так бы думал. Император был, как бы так сказать, а-а! С придурью он был! Держава - в разнос шла. Потому и поддержали Лебедя многие. Так что, не думал я и не гадал, что окажусь вдруг под знамёнами Обретённого. Мага пригрел бежавшего, спрятал, как - Чистильщика, Клема пригрел. Да знаю я, что был он Псом Тайной Службы Императора. Перед смертью Император разогнал Орден Хранителей Престола. Совсем из ума выжил. Пригрел, как кузнеца. Если сумасброд такими людьми разбрасывается, то мне люди - нужны. А оказалось - цепь событий ковалась, помимо моей воли. Теперь расплата грядёт. Но, я - готов.

Здоровяк гордо вскинулся. Стул опять жалобно скрипнул. Гора улыбнулся. Поманил меня. Я наклонился. А он - как даст мне! Я аж со стула слетел. Сижу, головой трясу, звон из башки изгоняю.

- Знаешь за что?

- Знаю. Прости. Не знал я. Так вышло.

- И про то мне - ведомо. Иначе - растерзал бы. Потому жив, что сдал назад, когда понял. И плевать на Пророчества! Но, ты - молодец, Северянин! Всё сделал - красиво. Развлёк меня, посмешил. Да, вот ещё возьми. На предьявителя.

На стол ложится свиток. Не очень-то и нуждаюсь. При мне - ещё есть Накопители. Что мне эта бумажка? Если за самый простенький накопитель ты же и дал - 2000 золотом, то сколько стоят остальные? Разгадав мои мысли, Гора сказал:

- Не тебе это. Обретённому. От меня - не примет, а от тебя - примет. Если не скажешь - откуда деньги. Больше бы дал, но не могу оголить казну. У меня - война намечается.

- С кем?

- Со всеми, - махнул рукой Гора, - со всеми, кого Паук на меня кинет. Они - не простят.

- Прости. Не хотел я.

- Не тут твоей вины. Моё решение идти за Обретённым, не твоё. Ты лишь - открыл мне глаза. И за жену - спасибо, - Гора улыбнулся, - вернул мне ту, которую я полюбил. Молодость нам вернул. Теперь я готов. Вот ещё, возьми.

38
{"b":"560255","o":1}