ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Святой Голден! - пробормотал Вашингтон.

- Сколько мы потеряли? - спросил Инг. Он знал, что дела плохи, намного хуже, чем ожидалось.

Пауза длилась довольно долго, потом раздался потрясенный голос Вашингтона:

- Накрылось сто восемнадцать чистильщиков! Это невозможно!

- Ага! - воскликнул Инг. - Они разбросаны по всему полу. Вырубай луч, пока в него не попала пыль.

Луч исчез с датчиков лицевой пластины Инга.

- Это то, что должно было случиться, Инг?

- Вроде того.

- Почему ты меня не предупредил?

- Ты бы не дал мне это биение.

- Ну, и как, дьявол побери, мы будем все это объяснять? Отчет будет на моей шее, как...

- Забудь про отчет, - буркнул Инг. - Ты инженер луча - открой глаза. Эти чистильщики не были поглощены лучом. Их срубили и рассыпали по полу.

- Но...

- Чистильщики разработаны, чтобы реагировать на нужды луча, - сказал Инг. - Когда движется луч, движутся и они. Когда количество мусора растет немного более усердно и не уходит с дороги достаточно быстро, предполагается, что он должен быть поглощен - его энергия превратится в луч. Теперь фальшивое биение вывело из строя сто восемнадцать чистильщиков. Эти чистильщики не были съедены. Они рассыпались по полу.

Последовало длительное молчание, пока Вашингтон все это переваривал.

- Это биение коснулось подпространства? - спросил Инг.

- Я проверяю, - ответил Вашингтон, потом добавил: - Нет... подожди минуту: есть целая пульсация подпространства... контакты, очень низкий уровень энергии - длительность серии около восьмидесяти миллионных секунды. У меня есть датчики, установленные на последний десятичный разряд, иначе мы никогда бы этого не уловили.

- В сущности, мы не коснулись, - вздохнул Инг.

- Практически нет. А не мог ли кто-нибудь облажаться с программированием чистильщиков?

- На всех ста восемнадцати?

- Ага. Понимаю, о чем ты. Ну, и что мы будем говорить, когда к нам прибегут за объяснениями?

- Мы процитируем книгу: "К каждой проблеме следует подходить в две стадии: 1) определить, какие области вносят наибольший вклад в неисправность, и 2) предпринять действия по ее исправлению, рассчитанные так, чтобы устранить положительно определенные помехи". Мы скажем им, Посс, что положительно определяли помехи.

Инг перешагнул через порог шлюза в штабной салон и увидел, что Вашингтон уже сидит за угловым столом, который, согласно традиции, оставляли для старшего дежурного инженера луча, контролера передачи.

Для дневного ленча было слишком поздно, а для перерыва на кофе для второй смены - слишком рано. Салон был почти пуст.

За столом справа через комнату трое младших служащих делились какой-то личной шуткой, но в присутствии Вашингтона делали это, понизив голос. Слева, рядом с проходом на кухню, сидел офицер безопасности, нянча пузырь с чаем. На плечах его остались влажные следы от регенератора пота, которые свидетельствовали, что он недавно спустился с поверхности. Инг заметил, что у безопасности была масса офицеров на станциях... и, казалось, всегда был один где-то рядом с Вашингтоном.

Видеостена позади была настроена на трансляцию новостей с Земли. Намеки на политические неурядицы из-за неудачи с лучом, требования объяснений по поводу потраченных денег. Цитировался Вашингтон, заявивший, что проблема вот-вот будет решена.

Инг начал пробираться в угол, двигаясь вокруг пустых столов.

Перед Вашингтоном стоял пузырь с кофе, из него поднимался пар. Инг изучающе посмотрел на инженера - Сносный Вашингтон (Несносный, согласно утверждениям младших инженеров) был энергичным человеком шести футов и восьми дюймов роста, с широкими плечами, чуткими руками, ярко выраженным мавро-семитским лицом с кожей цвета кофе с молоком и стальными голубыми глазами под темным ежиком волос. (Старший медик компании говорил о нем, как о "самом изумительном броске генетических игральных костей".) Размеры Вашингтона многое говорили о его способностях. Потребовались значительные расходы, чтобы поднять на Луну его лишние килограммы. Уже только поэтому он был достаточно ценен.

Инг сел напротив Вашингтона, махнул рукой глазку "официанта" на поверхности стола и заказал марсианский лишайниковый чай.

- Ты пришел прямо с заседания? - спросил Вашингтон.

- Они сказали, что ты здесь, - ответил Инг. - Ты выглядишь усталым. Были какие-то неприятности с Землей по поводу твоего доклада?

- Только до тех пор, пока я не воспользовался твоим трюком и не процитировал книгу. "Каждый тест в условиях поля будет приближен как можно более к условиям, изложенным в лабораторном прецеденте".

- Эй, а это хорошо, - ухмыльнулся Инг. - Почему ты им не рассказал, что следовал интуиции: у тебя было предчувствие, что у меня есть предчувствие.

Вашингтон улыбнулся.

Инг сделал глубокий вдох. Сидеть было хорошо. Он сообразил, что без перерыва проработал две смены.

- Ты сам выглядишь усталым, - заметил Вашингтон.

Инг кивнул. Да, он устал. Он был слишком стар для такой работы. У Инга не было относительно себя никаких иллюзий. Он всегда был коротышкой, немного слабоват - тощий и с узким лицом. От полного уродства спасали только широко посаженные зеленые глаза и густая копна подстриженных ежиком волос. Теперь волосы поседели, но мозг все еще функционировал удовлетворительно.

Из отверстия в столе появился пузырь с чаем. Инг подтянул пузырь к себе, пытаясь согреть ладони его теплом. Он рассчитывал, что Вашингтон убережет его от официального давления, но теперь, когда все осталось позади, Инг чувствовал себя виноватым.

- Не имеет значения, сколько я цитирую книгу, - сказал Вашингтон, объяснение все равно им не нравится.

- Покатятся головы, и все такое прочее?

- Мягко сказано.

- У нас есть карта расположения каждого упавшего чистильщика, проговорил Инг. - Каждого обломка, насколько это было возможно. Все было изучено. Неповрежденные чистильщики были буквально перебраны по молекулам.

- Сколько еще ждать, пока мы очистим трубу? - спросил Вашингтон.

- Около восьми часов.

Инг откинулся на спинку кресла. Его ноги все еще болели после долгого времени, проведенного в трубе Скорноффа. Плечи тоже ныли.

- Тогда самое время поговорить начистоту, - сказал Вашингтон.

Этого момента Инг и боялся. Он знал, какую позицию займет Вашингтон.

Офицер безопасности у противоположной стены поднял голову, встретился с глазами Инга и отвел взгляд.

"Слушает ли он нас?" - подумал Инг.

- Ты думаешь то же, что и прочие, - сказал Вашингтон. - Что эти чистильщики заброшены "за угол" в подпространство.

- Есть только один способ проверить, - буркнул Инг.

У офицера безопасности определенно приподнялся подбородок при этом замечании. Он СЛУШАЛ.

- Ты не предпримешь эту самоубийственную поездку, - сказал Вашингтон.

- Другие лучи добрались до Семенных Кораблей? - спросил Инг.

- Ты же знаешь, что нет!

На другой стороне комнаты младшие служители прекратили свою беседу, поглядывая в сторону углового стола. Офицер безопасности развернул кресло, чтобы наблюдать сразу за всеми.

Инг отхлебнул чаю и сказал:

- Проклятый чай здесь всегда слишком горек. Нигде, кроме Марса, его не умеют толком приготовить. - Он оттолкнул от себя пузырь. - Вступайте в компанию Хейфа и спасете вселенную для Человека.

- Ну хорошо, Инг, - вздохнул Вашингтон. - Мы знаем друг друга достаточно давно, чтобы говорить напрямик. Что ты от меня скрываешь?

Инг потупился.

- Думаю, мне следует рассказать тебе, - сказал он. - Что ж, полагаю, это начинается с того факта, что каждый передатчик имеет уникальную индивидуальность. Ты это знаешь не хуже меня. Мы нанесли на карту, что известно, и руководствуемся прогнозирующей статистикой. Играем на слух, как говорится. Теперь рассмотрим что-нибудь вне книги. В конце концов, труба - это просто большая пещера в скале, управляемая среда для того, чтобы луч работал. Книга гласит: "С использованием подпространственной передачи любое место во вселенной находится сразу "за углом" по отношению к любому другому месту". Это проклятый способ аналогичного описания того, чего мы толком не понимаем. А звучит так, словно мы знаем, о чем говорим.

4
{"b":"56026","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дом для жизни. Как в маленьком пространстве хранить максимум вещей
Вторая жизнь Уве
Готовим для детей от 6 месяцев до 3 лет
Возможно, в другой жизни
Воспитывать, не повышая голоса. Как вернуть себе спокойствие, а детям – детство
Вечнохудеющие. 9 историй о том, как живут и что чувствуют те, кто недоволен своим телом
Травы с эффектом диеты
Гендерный мозг. Современная нейробиология развенчивает миф о женском мозге
Придурки