ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

N-3 же имели неприятную, для противника, особенность...

Человек никогда не использует все ресурсы своего тела, но известны случаи, когда не самые сильные люди показывали настоящие чудеса силы. Третьим же вживляли имплант, что под действием адреналина "выключал" природные ограничители и чувство боли. А их тело подвергалось серьезным хирургическим вмешательствам, призванным минимизировать последствия "выключателя". Поскольку солдат, что рвет себе связки резким движением, много не навоюет.

N-4 отличаются от троек скоростью реакций.

А вот с N-5 дальнейшие аугментации могут разниться. К примеру вычислитель и разведчик будут иметь совершенно разные особенности. Причем никто из N-5 не обязан проходить всю лестницу N.

N- 6 это грань, весьма сомнительная, оставленная Советом Цитадели. По этой причине модификации N-7 были запрещены после контакта.

Единственное исключение - это Серафимы. А точнее их паладины и крыло Несущих Слово, что попадают под данную категорию.

Насколько знал Соломон, вопрос об ограничении аугментаций был одним из основных в момент заключения договора с Советом и вопрос касательно Серафимов поднимался более чем единожды. Но, орден имеет полное право хранить свои секреты и не передает свои технологии даже правительству Конфедерации. А значит, ситуация примерно такая: все знают, что Серафимы балуются с модификацией своих солдат? но насколько именно не знает никто кроме самих Серафимов. И определить превышают ли они допустимый предел или нет было нельзя, что не мешает считать, что балуются они сильно.

Не требовать же предоставить объектов для подробного изучения? Никто на такое не согласился бы. Скажешь один раз "да" и в следующий раз ксеносы потребуют показать им твое оружие, твои технологии и достижения.

Так размышлял Соломон Ганн.

В любом случае, вопрос с Серафимами был решен. Что вовсе не означает, что вопрос с Цербером решился так же. Насколько знал Ганн, умники из Совета с некой регулярностью требуют от чернокнижников "не укрывать технологию" и впустить наблюдателей на свои базы.

Маги с такой же регулярностью шлют Совет на три буквы. Были даже требования посла Азари к президенту Николасу повлиять на ситуацию. Тот, в свой черед, умыл руки заявив, что Терранская Конфедерация - это именно Конфедерация? а не тирания с абсолютным монархом чье слово закон. А значит: пока Цербер соблюдает законы Конфедерации, будучи частью Конфедерации, а также подписанные с Советом резолюции, он не имеет никакого права вмешиваться.

Если же Цербер нечто скрывает и нарушает законы Цитадели, то в начале следует привести доказательства оного. Иначе это будет смотреться как не прикрытый шпионаж и тоталитаризм со стороны Совета.

Словом, подводных камней было много.

Иногда Ганн размышлял на досуге задаваясь вопросом как все могло бы быть без Судного Дня? Будь человечество самой обычной цивилизацией, открывшей нулевой элемент и вышедшей в космос на стандартных шаблонных технологиях исчезнувшей цивилизации?

Прикинув так, прикинув этак, Соломон пришел к выводу, что если бы контакт с советом произошел бы в первое столетие космической экспансии - их бы приручили.

Именно так - приручили.

Лишили флота, интегрировали в жвачку под названием Пространство Цитадели, в котором ничего не меняется целыми тысячелетиями, а если меняется - значит война. Возможно, что им бы тоже нашлась бы своя роль. Например, роль придатка, к космическим полицейским турианцам? Либо их поглотила бы направленная на экспансию культура Азари?

Хотя, для противодействия последнего у людей есть Вера.

Что может поставить распущенная вседозволенность Азари против чистых духом? Ничего. Настоящий Человек, чтущий Всевышнего, будет стремиться к чистоте и истине лишенной лицемерия. Он посмотрит на дары Дьявола и отвернет взгляд свой сокрытый за щитом презрения. Все уступки, сделанные Советом, были вызваны тем, что люди "иные". "Погрязшие в мракобесии", верящие в непонятных демонов, зло и добро, но обладающие уникальными технологиями.

Они не знали, чего ожидать и как реагировать.

- О чем задумался босс? - спросил его один из бойцов.

Группа собралась в одном из отельных номеров и ожидала прибытия первого объекта.

Всего семеро: сам Ганн, Кэйт, Смит, Инга, Джейкоб, Антонов и Генгис.

Смит и Джейкоб были боевиками N-5 и выглядели как типичные "парни с плаката". Бритоголовые и квадратные. Разве что у Смита усмешка была несколько кривовата, а Джейкоб обожал татуировки. На его спине была изображена пентаграмма - символ Слова.

Инга считалась медиком, хотя и имела более чем одну специализацию. Являлась шатенкой с карими глазами и славянскими чертами лица. N-4.

Антонов. С этим человеком Соломону не приходилось работать ранее. Если обобщить его дело, то выходил инженер-подрывник. Только вот, простым инженером-подрывником N-6 быть не может, а значит и доверия данному личному делу не слишком большое. Впрочем, это не сильно влияло на ситуацию.

Генгис - китаец с совершенно типичной китайской внешностью. Посмотришь на такого в толпе других китайцев и не отличишь от такого же в соседнем вагоне. Диверсант. N-5.

- Да вот думаю, Джейкоб, где Генгис катану потерял, - усмехнулся Ганн.

Сам Генгис в это время сидел на полу в позе лотоса с закрытыми глазами.

- Эх, - вздохнул диверсант, - сколько можно повторять, не богомерзкая "катана" а цзянь. В Китае практиковали прямые клинки. Катана это оружие грязных язычников.

- Да ладно, Гена, - Соломон исковеркал имя китайца на русский манер, на что получил очередной вздох. - Твоя реакция никогда не надоедает. И вообще, ты еще в прошлом году обещал мне доказать, что твое кунг-фу лучше моего, - напомнил Ганн.

- Вы мечник, майор? - спросила Инга.

- Фехтовальщик, - ответил Ганн. - На Авалоне это популярный вид спорта. Я занял однажды третье место на планетарном чемпионате, - похвастался Соломон перед женщиной.

- И было это в десятом классе,в турнире среди школьников. - сдала его Кэйт.

- Мое "кунг-фу" определенно круче, - прокомментировал Генгис с одухотворенным выражением лица.

***

Человеческий корабль его не впечатлил. Опальный СПЕКТР ожидал большего от "мистического" Цербера о котором ходит множество самых различных слухов в Терминусе.

Вообще отношение к человеческим орденам в Пространстве Цитадели было двоякое. С одной стороны, их считали анахронизмом. Как и саму религиозность человечества. Нет, в самой религиозности не было ничего странного. Те же азари имеют целых два верования, турианцы верят в Духов и даже среди саларианцев есть секта некой "богини". Но ни в одной цивилизации религиозные лидеры не имеют настолько большой власти, а сами постулаты веры не принимаются за реальность в последней инстанции. За исключением ханаров, но там особый случай, поскольку медузы даже на фоне людей - странные. Очень странные.

Религиозный фундаментализм эта не та черта, которой может гордиться развитое общество. По сути давление религии над политической жизнью и здравым смыслом лишь тормозит развитие цивилизации в социальном плане (психическая неспособность принять нечто новое, что идет в разрез с основами религии), культурном (множество священников плюются от азарийского образа жизни), а также экономическом.

Так думает большая часть цивилизованной галактики. Так думал и Дурок Тот летя на Омегу. И именно там он был вынужден признать, что ряд моральных аспектов, пропагандируемых культом Всевышнего имеет более чем право на жизнь.

Особенно ему нравились два постулата:

"Возмездие за грех смерть", - именно так и должно быть. Сколько мусора лично он отправил на тот свет? Все они были достойны своей участи. Преступники, убийцы, пираты и работорговцы. Никакого "второго шанса", ушлых адвокатов либо невинных глазок, сменяющихся Объятиями Вечности. Серьезно, сколько дев азари занимаются тем, что отравляют жизнь окружающим?

34
{"b":"560265","o":1}