ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Необычного? - удивился Николас. - Что же тут обычного?

- Вот именно, что ВСЕ, - ответил Каин. - У них есть корпорации, демократы, милитаристы, политики и все то дерьмо, что уже существовало и существует на Земле. Нам у них совершенно нечему учиться, в культурном плане. Ни тебе ни высшего разума, ни непонятной и совершенно чуждой логики, насколько я могу судить, ничего! Словно кто-то взял людишек, напялил на них дебильные костюмы но оставил суть неизменной и знаешь что? Зная человеческую природу, я больше обрадовался бы разумным камням, чем похожим на нас гуманоидам.

- Ну ты скажешь, - прокомментировал Николас. - С похожими на тебя существами и договориться легче. С демонами, к примеру, договориться нельзя.

- Можно. Только ничего хорошего от них ждать не приходиться, - ответил Каин и сменил тему. - Я опасаюсь реакции Ватикана. Церковь до сих пор не выразила четкую позицию.

- Они сейчас спорят если у чужаков душа и открыто ли для них сердце Господне. Это надолго, - ответил Николас.

- Хм... - хмыкнул Каин. - Главное, чтобы не призывали к новым крестовым походам, как в добром и славном средневековье. Иначе, это может создать проблем.

- Наш "падре" тот еще, гм... Чудак, но кардиналы умные люди, которые прекрасно понимают, что Господь забирает на небеса достойных.

- За исключением тех, кто слышит голос Господень надышавшись ладаном, - усмехнулся Каин.

- Не зубоскаль.

========== Интерлюдия: день в офисе. ==========

2530 год.

- Должен признать, господин посол, что этот ваш "чай" пришелся по вкусу Лидерам старших крыльев, - произнес представитель народа Рэлой, гуманоидных существ, вышедших на контакт с Цитаделью в 2185 году и являющимися такими же новичками, как и Конфедерация.

Или не гуманоидов? Под словом гуманоид обычно принято считать - человекоподобное существо. Рэлой же произошли от птиц и человекоподобного в них было немного. Ноги, выгнутые назад, необычное строение рук больше похожих на лапы, длинная шея и совершенно иное строение черепа. Ну и нечто вроде гладкого меха на коже.

Альберт Джонс, посол Конфедерации, больше склонялся к мысли, что Рэлой нельзя считать гуманоидами.

- Мы очень рады этому, - ответил Альберт, делая глоток чая. - Кстати, примите мои поздравления по окончанию строительства третьего дредноута.

- Благодарю, - ответил Алшир. - "Летящий в пустоте" гордость нашего народа. Впрочем, по вашим меркам это скорее крейсер.

- Дело не в размерах, а в огневой мощи, - ответил Альберт показывая, что оценил шутку.

Еще во время первых переговоров между Советом и Конфедерацией случился небольшой скандал. Политика Совета по отношению к ассоциативным участникам проста - Цитадельевцы стремятся ограничить огневую мощь не главенствующих видов и для данного механизма существует Фариксенское Соглашение которое четко регулирует соотношение количества дредноутов для все цивилизаций Цитадели.

В цифрах это выглядит как пять к трем к одному.

На каждые пять вымпела первого класса миротворческого флота турианской Иерархии приходится три дредноут азари и столько же саларианских. Ассоциативным участникам позволено иметь в своем распоряжении один дредноут на каждые пять турианских.

Проблема в том, что дредноутами считается корабль, достигающий в длину девятиста метров. Учитывая то, что главное орудие подобных кораблей занимает около девяноста процентов от всей длины корабля, то любому кораблю чье главное орудие достигает в длину восьми ста метров присваивается статус дредноута.

Что вполне логично, поскольку главным оружием для кораблей Совета остается рельсотроное орудие на эффекте массы (либо его аналог), которое, как известно, чем длиннее - тем мощнее.

Самые большие корабли, использующие эффект массы для сверх световых перелетов - не превышают километра в длину. Строить их еще большими просто нерентабельно по технологическим и экономическим причинам. На момент контакта с Советом Конфедерация имела в своем составе девять кораблей, достигающих полутора километров в длину. А также двадцать семь кораблей километровой длины.

Они были построены по совершенно иной технологии, нежели корабли Совета, но сам факт был бельмом на глазу для Цитадели и от Конфедерации потребовали сократить количество вымпелов данного класса.

Конфедерация - приняла условие...

Но кое-что для себя люди выторговать смогли. А именно - оставить все девять "Левиафанов" в строю. Пусть и под запретом дальнейшего производства, поскольку их разрешалось держать лишь в соотношении один к десяти турианским дредноутам.

А вот "лишние" семнадцать дредноутов Конфедерации пришлось демонтировать. Правда и здесь нашлись лазейки. Серафимам и Церберу разрешалось иметь собственный флот согласно законам Конфедерации и это свое право гранд мастеры защищали со всей яростью. Цитадель понимала, что если подписывать договора со всеми тремя силами отдельно, то получится ситуация не "пять к одному" а "пять к трем" и продолжала требовать на дальнейшем сокращении.

Впрочем, и тут нашелся компромисс. Орденам разрешили иметь свои дредноуты, но в соотношении один к десяти, чем ВКС и воспользовалась, передав орденам часть "демонтированных" кораблей.

ВКС же, в свой черед, сосредоточилась на постройке кораблей носителей и супер-носителей.

Эти корабли не имели главного орудия как такового и поэтому не могли попасть под классификацию - дредноут. Это решение удивило Совет поскольку никто из чужих никогда не рассматривал концепцию корабля-матки, в которой роль главного поражающего фактора играют малые летательные аппараты.

Вторым сюрпризом стало создание "тяжелых крейсеров" где главный калибр достигал в длину лишь семьсот семидесяти метров, но благодаря более мощным источникам энергии и ряду модификаций вся разница в тридцать метров успешно компенсировалась. Это стало возможным по той причине, что основным оружием ВКС является не рельсотроны а пучковые орудия.

Совет же уже не в первый раз поднимает тему дальнейшего ограничения военной мощи Конфедерации, но получает вежливый отказ на пересмотр уже существующего и действующего соглашения. Подобная щекотливая ситуация создала людям репутацию крайне "хитрожопых тварей".

С рэлой ситуация была иной. На момент контакта эти чужие лишь начали изучать космос и являются типичным образчиком "юной цивилизации, любящей играть по правилам" - не торопливые, терпеливые и заботящиеся о своей репутации в глазах галактического сообщества. Что не мешает их послу иметь своеобразное чувство юмора.

- Прошу меня простить, но я вынужден вас покинуть, - произнес Альберт поднимаясь со стула. - У меня назначена встреча с Советниками по личной связи.

- Понимаю, - кивнул рэлой. - Вновь будете обсуждать извечную проблему?

На это посол лишь скривился.

- Наша "вечная" проблема - это не военно-космический потенциал, которому все жаждут сделать обрезание, а то, что галактика считает нас погрязшими в мракобесии чудаками.

На это Алшир лишь засмеялся. Ему было позволительно поскольку ни доминион, ни Святое Первенство никогда не поднимали данную тему в переговорах. Рэлой были слишком толерантные к иному мировоззрению и вероисповеданию, а ханары слишком воспитанными для того, чтобы оскорблять собеседника сомнениями на счет адекватности.

- Вы почти опоздали, посол. Связь с советом начнется через пять минут, - услышал Альберт слова своего секретаря.

А заодно и агента разведки ВКС Тани Романовой.

- Значит у меня есть целых пять минут свободного времени, - ответил Альберт размышляя над тем как лучше сообщить Совету о том, что Конфедерация решила начать колонизацию в системах Терминуса.

Терминус - это "ничейный" сектор вне юрисдикции Совета где правит лишь право сильного.

7
{"b":"560265","o":1}