ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Живая Викка. Продвинутое руководство для виккан-одиночек
Лечимся тем, что есть под рукой. Носовые кровотечения, перегревы и переохлаждения, мозоли и подагра, ревматизм и боли в спине
Госпожа Ангел
Берсерк забытого клана. Книга 1. Руссия магов
Код публичности 2020. Развитие личного бренда в эпоху Digital
Как управлять хаосом и креативными эгоистами

Мужчина развернулся, одарив сына широкой теплой улыбкой. Ему было сложно дать больше тридцати, но выглядел он уж точно приземленнее и приятнее своего младшего брата. Точнее сказать, бывшего младшего брата? Красив. Да, отец Тейта был хорош собой. Это их семейная особенность? Глаза светло-зеленые, словно бы совсем прозрачные, и смеющиеся, но не раздражающе, а совсем наоборот, вызывая глубокую симпатию. Лицо покрыто пятидневной щетиной, черты мягкие, нос прямой, с орлиным кончиком. Волосы темные, густые… о, Вайолет улыбнулась при виде жеста мужчины: пальцы его прошлись по волосам, тот убрал пряди назад. Сын совсем как отец…

- Пап, это Вайолет Хармон – дочь Бэна, нового смотрителя маяка.

Мужчина перевел взгляд на девушку, на долю секунды подняв брови, словно задаваясь вопросом. Вайолет была растеряна. Его глаза действительно улыбались, светились изнутри. О каком трауре тут может идти речь, когда у человека такой теплый, добрый, счастливый взгляд?

- Пол, - с улыбкой протянул мужчина ладонь. Вайолет перебросила цветы в в другую руку для рукопожатия. – Рад наконец-то познакомиться. Много о тебе слышал.

- Надеюсь, говорят хорошее, - смущенно ответила девушка, ковыряя носком сапога землю. Лэнгдон-старший улыбнулся. Ямки на щеках возле губ были еще глубже чем у сына. Плюс один к просветам в вопросе о наследственности блондина.

- Тейт рассказывал, что ты любишь фильмы прошлого столетия, - продолжил мужчина.

- Эм, да, но… - Вайолет нахмурилась, - … нам что, в конце покажут киношку о гангстерах?

Рядом усмехнулся Тейт, Пол весело сощурился, склоняя голову чуть набок, Вайолет же сжала губы.

- Простите меня, это все моя невоспитанность… - занервничала та, убирая с лица волосы. Опять неуместные шуточки, Вайолет!

Пол улыбнулся, желая ответить, что все в порядке, но его отвлекла женщина, быстро шепнувшая ему что-то на ухо. Лэнгдон-старший кивнул, поправив молнию на горловине свитера.

- Прошу прощения, но мне надо срочно отойти. Развлекайтесь, - обратился он к подросткам, хлопнув сына по плечу и, одарив Вайолет теплой широкой улыбкой, быстро удалился следом за женщиной.

Вайолет выдохнула, протирая лицо рукой.

- О, кошмар! Я так и знала! Сморозила глупость! Ну вот, я же говорила тебе, что такие вещи не для меня, - махнула рукой та в сторону могил, делая шаг по тропинке обратно к аббатству.

Тейт засмеялся, двинувшись следом.

- Ты ему понравилась.

- Да брось…

- У тебя просто заниженная самооценка.

- У меня просто нет розовых очков.

Тейт остановился, наигранно тяжело вздохнув. Вайолет развернулась, закатив глаза.

- Ты правда думаешь, что я понравилась?

- Вы перекинулись всего парой фраз, но, думаю, он прямо сейчас выбирает имена нашим детям.

Вайолет остолбенела, выпустив стон удивления и нахмурив лоб. Это что, шуточки такие? В глазах юноши плясали озорные смешинки, которые почему-то раздражали ее в данную минуту. Девушка толкнула парня в плечо.

- Дурак.

- Только представь, какие замечательные ирландские имена…

Вайолет закатила глаза, цокнув, и, развернувшись, поплыла в неизвестном направлении, еле сдерживая нервный смех. Еще одна фразочка подобного рода, и ей придется купить паранджу, чтобы прятать свои вечно пылающие щеки.

***

Церемония пролетела незаметно. Сосчитать было бы трудновато, но у аббатства собралось около пятидесяти человек, обступив свежую прямоугольную яму. Гроб был закрыт – еще одна ирландская особенность. Никто не должен видеть труп. Человек просто вышел за булочками в кондитерскую – этого придерживаются все жители острова. Родной человек не умер, просто его сейчас нет рядом.

Вайолет чувствовала себя увереннее, пристроившись рядом с отцом в первом ряду. Священник читал какие-то молитвы, пока Вайолет оглядывала присутствующих. Напротив Тейт, встречаясь с ней взглядом улыбался, рядом Пол, проделывающий тоже самое. Чудно осознавать, что уже третий член их семьи мог бы смело пополнить ряды киноактеров. После Тейта подергивал ногой Трэвис, чуть покачивая головой. Трэвис наигранно состроил серьезное выражение лица и помахал Вайолет ладошкой, плотно сжав пальцы и не поднимая руки, когда девушка перевела на него взгляд. Та радостно улыбнулась, помахав в ответ. И люди, люди… люди, которых Вайолет видела впервые в жизни, но которые держались так уверенно, словно похороны – обычное для них дело. Лица не были расстроены, все скорее выглядели мечтательными, словно задумались о чем-то приятном, будто забыли, где находятся и погрузились в мир грез. Чуть поодаль облокотился о лопату тот самый мужик в комбинезоне. Глаза его прикрыты, на губах играла улыбочка, а голова покачивалась из стороны в сторону, и казалось, будто он напевал себе какую-то мелодию, которую знал лишь он с Трэвисом.

Вайолет все пыталась угадать, кто из собравшихся – наркодилер, а кто имеет хотя бы отдаленное отношение к Ложе, но все, абсолютно все могли подойти под описание этих двух категорий. Да, друзья Хьюго – птицы довольно высокого полета.

Улавливая знакомые слова в речи служителя церкви, Вайолет все же удалось пару раз удержать себя от приступов истерического смеха, сильно цепляя кожу рук через ткань свитера и больно кусая щеки с внутренней стороны. Но один раз самоконтроль все же подвел, девушка нервно фыркнула, к своему ужасу поняв, что истерический смешок был слишком громким. Священник замолчал, все присутствующие уставились на провинившуюся. Да, смерть здесь не принимали всерьез, но перебивать читающего столь «интересную» лекцию было просто неприлично. Повисло неловкое молчание, и если бы не поступок Тейта, Вайолет бы сама прыгнула в свежую могилу, чтобы ее там и закопали. С края Вайолет примостился сам гроб из красного лакированного дерева, перед Тейтом же зияла прямоугольная дыра. Края ямы были скользкими, и юноша умело сымитировал падение, вовремя ухватившись за плечо отца. Сыграв на неожиданности других и изобразив абсолютно невинную и перепуганную мордашку, блондин принялся с явной издевкой извиняться перед священником, отряхивая края своего свитера. По толпе собравшихся прошел тихий смешок, священник недовольно прочистил горло, о несдержанности Вайолет все забыли.

Когда речи священника зазвучали вновь, а Вайолет перестала дрожать от волнения, то девушка подняла взгляд на юношу, благодарно шепнув «Спасибо». Тейт улыбнулся, кивнув в ответ и сам чуть не залился смехом, когда Пол медленно повернулся к сыну, насмешливо ехидно качая головой.

Гроб опустили на канатах, затем радостный человек-комбинезон засыпал это дело землей, и все стали с утопическими улыбками укладывать белые цветы на свежую рыхлую землю, словно выкладывали форель на прилавок. Снова заиграла ирландская музыка…

***

Бэн упорхнул с Полом. Океанский ветер сдул в неизвестном направлении и Тейта. Оставшись в числе последних, кто все еще растеряно простаивал у могилы, девушка смутно осознавала, что делать дальше. Еще одни похороны на ее счету. Но эмоции не походили на те, что она испытывала несколько лет назад. Уверенность ирландцев передалась и ей. Хьюго не умер. Он просто вышел за очередным пакетиком кокаина…

На зеленой траве, чуть поодаль от входной арки монастыря стояли шведские столы с закусками, бокалы с вином и стаканы с виски. Вайолет разглядывала женщину с маленькой премиленькой дочерью, что послушно держала пластиковую тарелку, пока ее мама накладывала угощения. Ребенок? Были ли они здесь во время речи священника?

Минутой ранее мимо проплыл Трэвис, обнимая за талию «юную конфетку», как он сам выразился. Радостно перекинувшись парой фразочек с Вайолет, тот вполне ясно намекнул на то, что ему очень надо покинуть ее, так что девушке оставалось лишь провожать взглядом две уплывающие фигуры. Чем чаще Вайолет встречала Трэвиса, тем отчетливее понимала, что этот парень – чудо. Находка для любого. Такой друг как он не валяется на чистеньких асфальтированных ирландских дорогах. Такие приятели – просто голландский клад. От одного его вида хотелось улыбнуться, этот парень заражал всех своим позитивом. От этой мимолетной встречи Вайолет почувствовала прилив сил, Трэвис не дал ей уплыть в свои мрачные, покрытые паутиной уголки разума, наполненные до краев апатическими размышлениями.

34
{"b":"560274","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Анатомия одной семьи
Клетка для сверчка
Вечный. Выживший с «Ермака»
Мастер войны : Маэстро Карл. Мастер войны. Хозяйка Судьба
Эхо Севера
Личная фобия некроманта
Наследник в довесок, или Хранитель для дракона
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Свои чужие люди