ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лорд, который влюбился. Тайный жених
Выжить любой ценой
Лекции по русской литературе XX века. Том 4
Немного волшебства
Дотянуться до престола
Гиблое место в ипотеку
О чем мы солгали
Сласти-мордасти. Потрясающие истории любви и восхитительные рецепты сладкой выпечки
Контрфевраль

Рядом с дверью висело большое зеркало. Пройдя мимо, Вайолет тут же с ужасом вернулась, чуть не двинув с места кровать Стефани: волосы спутались с одного бока, примявшись с другого, контуры глаз имели чуть сиреневый оттенок. Такой же, как когда она только поступила. Словно передоз – это инфекция, которая может отступить, а потом вернуться.

Голова была тяжелая, как при похмелье. Личико девушки скривилось в неодобрении. Вайолет потянулась к рукавам майки, желая поправить перекосившуюся ткань, но тут показалось, что…

… нет, не показалось.

- Дьявол! – Вайолет уставилась на свои запястья. Бинты чудным образом сползли вверх, оголив швы, сейчас будто туго перетянутые жгутом. Дремота спала, и теперь чувствовалось давление в руках, словно кровь больше не поступала к кончикам пальцев. Раны начинали ныть. – Дьявол, дьявол, дьявол! – беспомощно ругалась та, в панике стараясь сдвинуть повязки на место. Безуспешно. Вайолет лишь вызвала боль. Подавив болезненный стон, девушка прошмыгнула за дверь.

Мертвая тишина коридоров не вселяла в Вайолет ничего, кроме растущей тревоги. Только лампы на потолке издавали пугающее гудение. А что, если никого нет? Кто ей поможет? Куда идти? Где ночью искать врачей?

Глубокий вдох. Выдох. Снова вдох. Спокойствие. Главное спокойствие. Без паники.

Пост пустовал. На поверхности стойки администрации валялся большой фонарь и скомканные листы газеты. Вайолет злилась. Почему когда нужен хоть кто-то, пускай даже спящий медбрат, никого никогда нельзя найти?

Вайолет делала логические выводы, лихорадочно перебирая возможные варианты. Ей нужен санитар. Причем срочно, пока инфекция не попала в раны или, чего хуже, швы не разошлись. И куда так быстро испарилось ее наплевательское отношение, касаемо собственного здоровья?

Она даже не знала, сколько сейчас времени, лишь судила по синеватому свечению вокруг себя. Пять, может шесть утра. Когда вообще светает в октябре?

Коридоры сменялись еще одними, за поворотом шел другой и так далее, пока паника, растущая в теле Вайолет, не достигла своего пика. Пусто? Неужели все вымерли? Лихорадочно читая таблички на дверях, указатели и вывески на стенах, девушка понимала, что это совсем не то, что нужно. Рентгенология? Она тут была вчера? И что еще к черту за эндокринная хирургия?

А что она вообще ищет? Где спят санитары? Должны же быть какие-то комнаты для дежурных врачей…

Вайолет остановилась. Дежурные!

- Ну конечно… - девушка быстро замельтешила по проходу, слыша мягкие шаги. Свои собственные? Изредка Вайолет оборачивалась, пытаясь утешить себя тем, что она одна, что за ней никто не идет, что это именно ее шаги. Жутковато видеть другой конец темного коридора, когда в памяти всплывают образы и кадры просмотренных хорроров. Одно дело считать происходящее на экране чушью, сидя дома, а другое – самой в этом вариться, ощущая, как непрошеный холодок все быстрее и быстрее забирается под кожу, заставляя верить в невозможное.

Вчерашний день прошел не совсем зря, маленькое обследование местности принесло свои плоды: Вайолет побывала в травматологии. Воссоздав в памяти картинку прошедшего дня, девушка вспомнила, что на этом этаже оказывали помощь всем раненым и покалеченным круглосуточно. Следовательно, хоть кто-то должен дежурить на этаже.

Чудом найдя дорогу, Вайолет вышла к кабинету, в котором вчера приводили в порядок скейтбордиста. Интересно, как он? Его еще держат в палате? Или уже выписали?

Вайолет помотала головой. Не те мысли, соберись же!

Напротив несколько дверей без табличек. Не особо надеясь, Вайолет осторожно повернула ручку первой. Тут же, возле входа помещалась кровать. Живое создание мирно устроилось на животе и посапывало под голубым пледом. Вайолет прищурилась, просовываясь в комнату, стараясь разглядеть лицо. Темные волосы, знакомые резиновые часы на руке, свисающей с кровати… Эрик!

- Эрик… - Вайолет, совсем не уверенная в правильности собственных действий, слегка дотронулась до его плеча. – Эри-ик… - голос был тихим, совсем неслышным, словно она в шумной толпе, безрезультатно пытается докричатся до знакомого. Вайолет толкнула сильнее. – Эрик!

- Мм… - промычал тот, лишь шевеля губами и морщась.

- ЭРИК!– девушка тряхонула его еще раз, настолько сильно, насколько позволяли ноющие запястья.

Медбрат вздрогнул, подняв голову, выглядя еще более сонным, чем спящая коала, пытаясь понять, что происходит.

- Вайолет? – пригляделся тот. – Что… э-а-а… - быстрый, отработанный жест рукой, дабы поправить часы, заспанный взгляд на циферблат, затем снова на девушку. – Что такое?

- У меня бинты сползли. А ты первый, кого я нашла, – выпалила Вайолет, дергаясь на месте, желая, чтобы тот пошевеливался.

Секундное замешательство еще сонного Эрика, тупо уставившегося на ее запястья, после чего он вскочил, на ходу натягивая кеды.

- Пойдем-пойдем, – протирал глаза медбрат.

***

Перевязочная, так хорошо знакомая Вайолет, намного лучше смотрелась ночью. Более таинственная, словно из до боли знакомого фильма.

- Так что, просто проснулась и заметила сбившиеся повязки? – Эрик натянул перчатки и быстро разрезал бинты.

- Все так, – Вайолет выдохнула с облегчением. – Как они вообще сползли? Я думала их крепко завязывают.

- Смотря как ты спишь, – издал смешок тот. – Наверное, ты ворочалась.

- Не знаю. Не помню.

- Как у тебя вообще дела со сном?

- Не… не помню, – прозвучал честный ответ.

Эрик насторожился, бросив на нее быстрый взгляд.

- Ты не помнишь, спишь ли ты?

Вайолет нахмурилась, стараясь восстановить в голове события, слова, действия… словом, все, что с ней происходило за последние дни. Стоит ли говорить правду? Эрик казался милым.

- Ну я… - мялась та, - да нет, все в порядке, – она выдавила улыбку.

- Да? А по твоему внешнему виду и не скажешь.

- Я сплю, сплю, честное скаутское.

Широкую улыбку Эрика сменил зевок. Он выглядел таким растрепанным, сонным, нанося мазь и меняя повязки.

- Прости, что разбудила, – виновато произнесла Вайолет.

- Да брось, все нормально. Это моя работа. У моей мамы в обиходе была отличная фраза: « На пенсии отоспишься» - засмеялся медбрат.

- Моя тоже так говорила, – улыбнулась Вайолет, мотнув головой и откинув волосы с лица.

Эрик усмехнулся.

- Ха, видимо твоя и не догадывалась, что можно и не ждать так долго? – санитар кивнул на ее запястья, но затем встревожился. – Ой, извини, это было непрофессионально, прости меня.

Вайолет подавила улыбку.

Раны протестующе ныли. Ну конечно. Ни с того ни с сего потревожь спящего человека, так и тот в шоке будет, не говоря уже о свежих порезах.

- Я боялась, что занесу инфекцию. Все ведь будет нормально, да?

- Все будет отлично, – улыбнулся тот, завязывая бантик на последнем запястье. – Ну вот и все. Утром можешь не ходить на перевязки, я уже выполнил суточную норму.

Вайолет улыбнулась.

- Слишком много веселья для человека, которого разбудили посреди ночи.

- Уже не ночь, светает, – он обернулся к окну. - Да и к тому же с моей профессией я иногда не сплю по несколько суток, так что…

- Понятно, – закончила Вайолет. Спрыгнув с кушетки, девушка замялась, не зная, что теперь надо делать. Эрик неспешно стягивал перчатки. – Мне можно идти, да?

- Да, да. Постарайся поспать оставшееся время до подъема.

Вайолет коротко кивнула. Эрик выпрямился, словно вспомнил о чем-то важном.

- Так, нет, стой. Инес дала мне указание… - санитар пересек перевязочную и, выдвинув ящик светлого комода, принялся рыться в горах лекарств. Наконец найдя нужное, медбрат извлек на свет бутылку воды и, вынув из пузырька овальную таблетку, протянул всю эту радость Вайолет.

- Что это? – недоверчиво спросила та, подходя ближе.

- Мне сказано проследить, чтобы ты это выпила.

Вайолет поглядела на пилюлю, упавшую на ее ладошку.

- Это не мои. Те, что я пила раньше выглядели не так.

34
{"b":"560275","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Твое имя
Князь Тьмы и я
Наследник в довесок, или Хранитель для дракона
Право первой ночи
Хоопонопоно. Гавайский метод улучшения реальности
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Мы выжили! Начало
Гордость и предубеждение
Письма до полуночи