ЛитМир - Электронная Библиотека

Вайолет прикусила нижнюю губу, пребывая в замешательстве. Что ей на это ответить? Анжелика выглядела нормально, но как она прошла через это, прежде чем смогла справиться?

“Но сейчас с тобой все хорошо…” Наконец сказала Вайолет, стараясь звучать как можно более обнадеживающе.

Анжелика фыркнула, изображая поддельную забаву.

“Ну… да, все хорошо… учитывая обстоятельства.”

“Как ты с этим справилась?” Спросила Вай.

“Это требовало времени… терпения… Нужно…” И темноволосая девушка на секунду нахмурилась, как будто пытаясь подобрать нужные слова. “Нужен человек… Тот, который рядом с тобой всегда, который вернет тебя в реальность. Тот, кто скажет тебе, что это нормально, если ты не помнишь какой сегодня день, потому что этот чертов день, может быть именно тем, которого ты всегда желал…”

И рот Анжелики расплылся в улыбке… крошечной, но искренней улыбке.

“Кай.” Подытожила Вайолет и Анжелика улыбнулась чуть шире.

“Да. Кай.”

В душе Вайолет разгорелось чувство тоски, когда она услышала, как Анжелика произнесла имя “Кай”. Как будто лишь этого имени было достаточно, чтобы она излучала любовь и жизнерадостность.

Вайолет посмотрела на Тейта и спросила себя, будут ли они испытывать нечто подобное.

Да… В тот момент, все выглядело не особо перспективно.

“Мне хочется знать, о чем он думает.” Сказала она и положила руку на стол, так, что она почти касалась его руки.

“Нет, не надо…” Пробормотала Анжелика себе под нос.

“Что?”

“Ничего. Мне нужно идти…” И с этими словами она покинула комнату отдыха.

А то, о чем думал Тейт, было…

“Какого черта я проснулся?”

Потому что определенно, он чувствовал себя как во сне. Очень мрачном, отстойном сне.

Время не двигалось, он не контролировал свои действия, и обстановка, в которой он находился, была совершенно невообразимой.

Тейт знал, что находится в психиатрической больнице… он все еще мог соображать. Но как он тут оказался, он вообще не имел понятия. И это еще более укрепляло его мысль о том, что это был ночной кошмар.

А еще была девушка. Печальная, красивая девушка, постоянно с надеждой глядевшая на него. Он назвал ее девочкой-сталкером, потому что она ходила за ним повсюду. Конечно, если быть честным, он чувствовал себя хорошо, когда она находилась с ним, но это было похоже на то, как ведут себя они… он даже не мог понять, реальна ли она.

Несмотря на это, когда каждую ночь они запирали его в камеру, он начал понимать, что он больше скучает по той девушке, нежели по свободе. Бывало, когда он хотел сказать ей хоть что-то, но ему все еще было тяжело переводить свои мысли в целесообразные фразы.

“Нет необходимости. Она вроде как уже знает, что ты - придурок.” Тейт услышал тихий, знакомый голос. Его глаза округлились, когда он поднял их и увидел свою сестру, которая стояла прямо рядом с ним.

Он чувствовал, как его сердце начинало оттаивать, при виде ее любящих, карих глаз. И у него и у нее что-то дерьмовое творилось в душе. Но стоило ему лишь посмотреть на нее, и все превращалось в умиротворение. В них все еще теплилась надежда… хотя Тейт и не был хорошим.

“Ты… здесь?” Нерешительно спросил он.

“Не знаю, Тейт. Ты обо мне?”

“Хочу, чтобы это было так.”

Его сестра утешительно погладила по плечу. Она некоторое время молчала, оглядывая комнату отдыха. Тейт боялся, что десятки выживших из ума пациентов будут угнетать ее. Он уже видел, как ее глаза наполнились печалью. Сочувствие - было одной из главных и самых красивых черт его сестры; она пропускала чужую боль сквозь себя.

“Сад…” Сказала она, указывая на окно, “…похож на наш, около дома.”

“Да… Мне кажется, что… это мой сад… По крайней мере, она постоянно так говорит…” Сказал он и повернулся к ‘девочке-сталкеру’, которая с недоумением смотрела на парня.

“Давай посмотрим на него!” С энтузиазмом предложила его сестра. Она взяла Тейта за руку и подняла со скамейки. Тейт чувствовал, как ‘девочка-сталкер’ пыталась удержать его, с озабоченностью звала по имени, но ему было все равно. Ведь он не сомневался, девушка пойдет за ним в любом случае.

“Здесь нет цветов.” Заметила кареглазая девчушка, когда они добрались до сада.

“Угу… Нет…” В растерянности проговорил Тейт, но затем в голову ударили воспоминания. “Ох… Мне… Мне кажется, я пытался их выращивать… Хризантемы… потому что они твои любимые. Но цветы погибли.”

“Все в порядке. Ты все еще остаешься хорошим братом.” Сказала она с улыбкой, но ее голос немного дрожал.

“Не оставляй меня, Эдди… Опять… ” Вдруг сказал Тейт, как если бы эти слова помогли ему все вспомнить.

“Теперь ты помнишь?”

“Почти… Но я не хочу.”

“Все будет хорошо. С тобой все будет хорошо.”

“Я останусь один, Эдди! Один!” Он плакал и хотел дотянуться до нее, но она сделала шаг назад.

“Я не могу остаться. И ты знаешь почему. Я не…”

“Мне плевать! Пожалуйста… Не оставляй меня.” Тейт закрыл глаза, отказываясь смотреть, как его сестра исчезает.

“Ты не одинок.”

Тейт почувствовал, как кто-то взял его за запястья.

“Не оставляй меня.” Постоянно повторял он… почти как молитву.

“Открой глаза, Тейт. Ты не одинок.” Он слышал, как сестра умоляла его.

Он не собирался открывать их. Он намеревался сделать все, чтобы не позволить Эдди снова уйти. Но картинки заполонили его разум… Огонь, хлопанье дверей, крики людей… Чьи-то невинные глаза смотрели на него в отчаянии… Он больше ничего не понимал. Слишком много, слишком быстро.

И Тейт открыл глаза.

Эдди уже не было. Была только девушка, которая держала его за запястья. Она смотрела на него в панике… испуганно… но все же не отпускала его.

“Все в порядке, Тейт. Я не уйду от тебя. Не уйду.” Она старалась говорить как можно более успокаивающим тоном, а затем приблизилась к нему еще ближе, чтобы обнять.

Мгновение он не шевелился. Просто стоял, заключенный в ее объятия. Но потом он медленно начал воспринимать ее запах, ее тепло, ее мягкую кожу.

Она была настоящей. Она принадлежала ему.

“Вайолет.” Прошептал он ей на ушко, когда обнял в ответ. Он почувствовал ее облегченный вздох и она обняла его еще крепче.

Из окна за этой картиной следила Мэри Юнис, ее глаза были наполнены яростью. Там, где она сжимала занавеску, та начинала рваться.

“Тебе говорили.” Сказала Мойра из-за спины. “Она портит даже самые хорошо продуманные планы… Любовь, с ней ничего не поделаешь.”

Сцена 2 (Комната отдыха, 17:30)

Бен не должен находиться здесь. У пациентов с их семьями должны быть личные встречи. Но во время сеанса Хейден упомянула, что придет ее муж и у Бена разгоралось сильное желание увидеть его.

Чтобы убедиться, что с ней все отлично. Утверждал он себе под нос. Но вот, что было настоящей причиной такому рвению, он не понимал.

Хейден вместе с мужем сидела на диване в самом дальнем углу комнаты. Они жались друг к дружке, но между ними, казалось, была пропасть. Или может они просто не знали, как вести себя рядом с окружающими их людьми.

Больше всего в разговоре был заинтересован молодой мужчина, Хейден же смотрела в другую сторону, очевидно, пытаясь не слушать все то, о чем он говорил. Она лишь тогда одарила его взглядом, когда он потянулся до ее руки. Она позволила ему дотронуться до нее, но не охотно.

Раздражение в Бене набирало обороты. Разве этот парень не видел, что она чувствовала себя рядом с нм не комфортно? Хейден уже давно не была той девушкой, на которой этот парень женился. Муж не понимал ее. Не так, как бы хотел. И Бен был доволен. Он знал, что это было абсолютно непрофессионально, но он утешал свое самолюбие тем, что он был единственным… одним единственным… кому Хейден доверилась и впустила в свой мирок. Он был единственным, кому она рассказывала о вещах, которые причиняют ей боль, он был единственным, для кого она вновь переживала все эти эмоции. Ей был нужен он, ему был нужен, тот, кого бы он смог защищать… тот, кто бы держал его под контролем… как если бы он знал, что делать.

10
{"b":"560281","o":1}