ЛитМир - Электронная Библиотека

“Вы были вместе… Здесь, в Брайарклиффе?”

“Да… Но с самого начала, только я и Кай. Затем пришли они. Лора, Рута и Джеймс.” Пояснила Анжелика и показала рукой на беспомощные тела на кроватях рядом с Лорой. “Прошло много времени с того момента, когда я в последний раз общалась с Рутой и Джеймсом… Не уверена, что они теперь узнают меня.”

Теперь Вайолет понимала, насколько ошибалась, когда считала, что Лора способна узнать свою подругу даже на далеком расстоянии. Поблекшими глазами Лора все это время смотрела на потолок, словно видя там бесконечный горизонт. Ее лицо не выражало никаких эмоций.

“Зачем их держат в наручниках? Не похоже, что они способны хоть на какую-то борьбу… или даже просто на попытку побега.”

“Зато они могли бы свести счеты с жизнью. И они бы так и сделали, если бы был шанс. Их головы никогда не покидает эта мысль.”

“Ох… Но… Так почему же ты им не позволишь это сделать?” Вай знала, что это предложение было жестоким и, может, даже бесчеловечным, но она была уверена, что хотела бы именно этого, оказавшись на их месте. Она бы хотела стать свободной, высвободиться от этих оков.

“Позволить сделать такое, все равно, что заманить их в ловушку Брайарклиффа, они будут здесь вечно заточены. Это гораздо хуже пыток. Если такое провернуть, то планы Мэри тотчас рухнут, поверь, ее гнев будет немыслим. В этой битве мы проигрываем. Наши войска слабы, Вайолет. В больнице, Мэри - сам дьявол, наши души в ее власти.”

“И… Что же ты хочешь сделать? Зачем я здесь?” Вай и правда хотела помочь. То, что для нее началось с мести по отношению к Мэри Юнис, теперь превратилось в важнейший бой ради людей, которые неспособны защитить себя. Но не смотря на такое рвение, русоволосая девушка все еще не могла понять как у них это получится. Что ей нужно делать?

“Мы должны вытащить их отсюда. Нам нужны люди, готовые прислушаться и помочь.”

“Но как все это провернуть? Должна ли я… Сказать об этом отцу?”

“Лучше, чтобы это осталось от меня в тайне.”

Вайолет раздраженно потерла глаза.

“Гениально. Пусть ребенок, не имеющий ко всему происходящему никакого отношения, придумает что-нибудь. Мы обречены.”

“О… Ну, это просто замечательно, что ты поддерживаешь позитивный настрой.” Послышался голос за спиной Вайолет, и холодок пробежался по ее спине.

“Эльва… Зачем ты пришла? Где Кай?” Недоумевала Анжелика.

Женщина зашла в помещение, держа что-то за спиной.

“Я хотела оказать услугу. Кай в лазарете, лучше тебе найти его.”

“Лазарет?” Анжелика явно не понимала. “Что он там делает?”

“Он хочет помочь.”

“Помочь ко…” Начала было говорить Энжи, но в эту же секунду ее осенило, глаза распахнулись шире и маску горечи сменило понимание. “Ох… Тогда мне тоже стоит пойти… Помочь.”

Вайолет закатила глаза. Она и правда устала от всей этой мистики. Она уже сомневалась, действуют ли они сообща.

“Что Вы там прячете?” Спросила Вай, когда темноволосая девушка… Нет, правильнее будет сказать, призрак ушел.

“Иди сюда.” Женщина показала, что она прятала за своей спиной - фотоаппарат… Никон Вайолет… И в ту же секунду протянула его девушке.

“Что за чертовщина? Вы что, были в моей комнате?” Вайолет оставляла свою камеру в небольшом сундучке под кроватью, где хранила старые фотографии матери и другие памятные вещи из ее детства. В первые дни она постоянно фотографировала, будь то пугающая больница, окружающие ее окрестности, а иногда и пациенты. В последний раз она брала его, чтобы запечатлеть тот момент, когда она вместе с Тейтом сажала семена хризантем. В тот день ее посетило странное чувство, она хотела убедить себя, что она и Тейт - это одно целое. Наверное, уже тогда она почувствовала, что их время, проведенное вместе, начинает ускользать, хотя она все еще пыталась это отрицать.

“О, не стоит так удивляться. Не бойся, в твой дневник я не залезала… Ну, ладно. Залезала, но это было не самое захватывающее из всего, что я когда-либо читала.”

“В следующий раз посмотрите последние записи. Именно там сюжет становится интереснее.” Сухо ответила Вай, вертя в руках фотоаппарат. “Итак… И что же мне со всем этим делать?”

“Для начала, показать всем правду?”

“Кому..? Здесь в Убежище я не могу улучшать свое мастерство в фотографии… Может, отдать снимки отцу для его фильма?”

“Нет! Ни в коем случае! Лучше не нужно.” Эльва всегда казалась безмятежно спокойной, но теперь Вай видела, что у женщины сдавали нервы. “Раньше я считала, что будет лучше, если ко всему привлечь твоего отца, но теперь я вижу, что тебе будет только хуже от этого. Если Мэри Юнис всего лишь подозревает, что у твоего отца есть хоть какие-то догадки по поводу ее ‘гениального плана’ она никогда не отпустит вас.”

“Считаете, что мы… уезжаем?”

“Вы пытаетесь.”

Вайолет подавила ком, подступающий к ее горлу. Она даже не смела подумать о том, каков был их план… Но, что бы это ни было… он вел их за собой. Основной целью было лишить жизни Мэри Юнис, сделать что-то хорошее, спасти Тейта… То, что произойдет потом, она бы предпочла не узнавать.

“Посмотрим. Теперь уже в другой раз. Что произойдет, когда я нащелкаю фотографий?”

“В конце месяца в городе будут устраивать ярмарку пожертвований. Ты ведь видела, как монахини складывают старую одежду и книги в коробки, ведь так? Они отправят их этим воскресеньем. Мы положим в одну из коробок для продажи твою камеру. Не говори ни слова Анжелике… Мэри Юнис сейчас слаба, но и Анжелика пока не сильна. Я не уверена, что у нее получится на долгое время контролировать сестру.”

“Подождите-ка… Я не понимаю. Хотите сказать, что мы делаем ставку на удачу?”

“Нет. На веру.” Вздохнула Эльва. “Вайолет, мы не можем предпринимать радикальные меры. Мы должны верить в надежду и быть осторожны. Мы не должны сделать так, чтобы Мэри разгневалась… Поверь, она будет совершать ужасающие вещи, ее не будет волновать, какой они произведут эффект, ведь она уже и так обречена.”

В голосе Эльвы Вайолет услышала что-то странное, ей начало казаться, что эта женщина не понаслышке знает о проделках Мэри, она испытала их на себе. Но помимо этого, Вайолет почувствовала нечто другое…

“Эльва, что произошло?”

Сцена 2

Каждый пациент больницы считал своим долгом внести вклад в ярмарку, поэтому когда Вайолет подошла к коробкам в главном холле, то увидела, что они набиты множеством никому ненужных вещей. Наверное, именно поэтому она решила скрыть свой Никон под парой дырявых плащей, волшебной палочкой (у Мариэль их было с десяток, поэтому она не сильно расстроилась, когда решилась пожертвовать одну) и ужасно модной шляпой, которая, судя по бирке, обещала сделать тебя невидимкой для спутников. Положив камеру в коробку, Вайолет почувствовала грусть, это была единственная вещь, благодаря которой она чувствовать тонкую нить связи между ней и ее отцом, пусть даже на деле она не чувствовала себя дочерью Бена. Единственный фильм, который имел для значение, был безопасно спрятан в чертогах ее памяти, вместе с другими воспоминаниями, которые и так, фактически, были подарком с самого детства.

В холле Убежища было довольно тихо, но Вайолет это нисколько не удивило - уже давно пришло время всем пациентам вернуться в свои палаты. Здесь была только Эльва, которая как обычно загадочно молчала, смотря в окно.

“Не стоит ли мне подняться к себе в комнату?” Спросила Вайолет. “Небезопасно бродить виновному вокруг места своего преступления, разве нет?”

“Мэри Юнис еще не до конца пришла в себя, да и доктор не отходит от нее ни на шаг. Я уверена, нам пока ничего не грозит.”

В комнате повисло неловкое молчание, Вайолет все никак не могла понять зачем они тут так долго сидят.

“Вы рассказали Тейту о том, что мы сделали?” Наконец решилась Вайолет. “Он поставил на карту свою жизнь, думаю, ему стоит знать, к чему мы пришли.”

“Вайолет…” Проговорила Эльва, и Вай почувствовала, как ее сердце с яростью сжимается. Ей не понравилось, каким тоном женщина это произнесла, что лишний раз подтвердило, здесь действительно что-то произошло.

21
{"b":"560281","o":1}