ЛитМир - Электронная Библиотека

Именно так лечебница вскоре опустела. Все пациенты и работники были перевезены в город. В огромном кирпичном здании лицом к лицу оставались только заведующая, доктор с его пугающими экспериментами и Тейт… Им нельзя было покидать здания. А если не мог уехать Тейт, то и Вайолет тоже не могла покинуть Убежище. Каждый раз, когда детектив Кеннет хотел было настоять на ее отъезде, она стояла на своем, говоря, что ее родственники уже в пути и скоро приедут за ней. Казалось, Кеннет не хотел оставлять Вайолет одну рядом с этими чудовищами и пообещал, что обязательно ее навестит, чтобы проверить, все ли у нее в порядке. От этого заявления ей сделалось теплее на душе.

“Ты ведь понимаешь, что все то, что ты устроила не имеет смысла?” Вопрошала Анжелика. Она с Вайолет в очередной раз прогуливались по коридорам интенсивной терапии, предназначенной только для одного пациента.

Вайолет даже не потрудилась ответить, она всего лишь кивнула и пожала плечами. Она чувствовала себя опустошенной… Все ее силы были исчерпаны, ей было одиноко. Не так давно она потеряла мать, а теперь и отца… Которого она никогда толком не знала. Единственный человек, который у нее остался, лежал без сознания на кровати прямо напротив нее. На земле больше не было места, где она должна была быть, кроме этого. Как бы глупо и неразумно это не звучало.

“Ладно, я просто хотела убедиться, что ты знала об этом и раньше.” Ответил темноволосый призрак.

“В самом деле? Ты не собираешься читать мне нотации о том, что мне нужно как можно скорее выбираться из этого ада?” И брови девушки поплыли вверх. Джуд постоянно напоминала Вайолет об этом, приплетая ко всему прочему и Кеннета, который мог не вернуться в следующий раз за ней.

“Это было бы довольно лицемерно с моей стороны… Я бы никогда не покинула Кая, а он, в свою очередь, никогда не покинул бы меня. Тут я тебя понимаю…”

Уголки губ светловолосой девушки слабо поплыли вверх. Она снова чувствовала как что-то теплое расплываеися у нее в груди. Ей тоже хотелось иметь достаточно времени вместе с Тейтом, чтобы добраться до той точки, где оказались Анжелика и Кай. Не в том смысле, чтобы быть мертвыми, нет. Она хотела быть с ним неразлучной, во всех возможных значениях этого слова. В каком-то смысле она завидовала Каю и Анжелике, их непринужденной родственной близости, взаимной симпатии, тому, как судьба распорядилась ими. Они стали смыслом жизни друг для друга.

“О чем он сейчас думает?” Спросила девушка Анжелику, которая служила нитью связи между Тейтом и Вай. Это был единственный способ знать, что он все еще тут, с ней.

“Его гложет то, что он не может быть здесь и сейчас рядом с тобой, а еще, что он недостаточно силен, чтобы попросить тебя сбежать. Он знает, что так будет правильнее. Но он не может…”

Вайолет присела на кровать Тейта, “Можно нам побыть наедине?” Анжелика встала, чтобы уйти, не сказав ни единого слова.

Хармон взяла руку парня и прижала ее к своей щеке. Это было единственное, чем она могла помочь ему.

“Если бы только ты был здесь… Ты мне так нужен, Тейт… Так сильно. Я устала, устала даже плакать… Мне уже плевать, что со мной происходит. Я не оставлю тебя здесь… Я не посмею, даже если бы ты просил меня об этом… Пожалуйста, сделай все, чтобы вернуться ко мне. Я больше не могу справляться в одиночку.”

Сцена 2

Все не могло закончиться вот так. Он посвятил всю свою жизнь на работу ради Мэри Юнис. То, через что они вместе прошли не могло привести их к тому, что он будет держать на руках ее умирающее тело. Он никогда еще не видел ее такой слабой. И он никогда и никому не позволит увидеть, как ее тело покидают силы.

Теперь она лежала на его операционном столе, там, где лишались жизни многие пациенты до нее. На ней была белая рубашка, которая едва ли скрывала дрожь, сковывающую ее тело. С каждым еле слышным стоном, срывавшимся с ее губ, Артур все сильнее начинал понимать, что вся его задумка была безнадежной - у него никогда не получится вернуть ей ее силу. Его руки тряслись от истощения и волнения. Он провел всю ночь над ее телом, пытаясь вылечить раны, которые открывались вновь и вновь. Ему удалось остановить кровотечение, но не боль и лихорадку.

Он окутал ее мокрой тканью, чтобы хоть как-то заглушить страдания, которые приносила ее горящая кожа. В такие моменты она дарила ему благодарную улыбку, которую мог разглядеть только он. Эта улыбка была чистой и честной, такую он видел впервые и, честно говоря, это не на шутку пугало его. Была ли Мэри настолько слаба, что предыдущая владелица тела, невинная и молодая монахиня, пыталась прорваться сквозь оболочку зла?

“Почему это происходит, Мэри? Я думал у нас есть еще время. Ты говорила, что его достаточно, что это тело не подведет тебя.”

“Ты разве не знаешь?” Ответила она хриплым голосом. Ее веки постоянно были опущены, даже когда операционную озарял тусклый свет. Ей было тяжело. “Я и лечебница… Мы защищали друг друга. Я разбудила тьму Брайарклиффа и он мне дал силы. Но теперь он на грани разрушения и мои силы покидают меня.”

“Скажи только, как тебе помочь… Я сделаю все.”

“Ты говоришь как маленький, напуганный ребенок, Артур.”

“Но мне действительно страшно. Я не хочу терять тебя.”

“Артур… С меня хватит твоей идиотской любви. У меня нет времени, чтобы успокаивать тебя. Приди в себя и исправь все, что здесь творится.”

“Но как?”

“Убедись, что все пациенты вернулись назад. Кеннет приедет послезавтра. Не позволяй ему догадаться о том, что происходит в лесу. Уверь его, что для здоровья пациентов тут безопасно. И вызови Монсеньора. Нам нужно, чтобы он немедленно прислал к нам нового психиатра. Любого, на его усмотрение.”

Врач кивнул, но монашка не смогла этого увидеть. “А что на счет девочки?”

“Вайолет? А что с ней?”

“Ну знаешь… Мы не можем трогать ее. После всего, что случилось, это будет казаться крайне подозрительным.”

“Ты имеешь ввиду ее убийство? Зачем мне убивать ее, когда большее наслаждение мне приносят ее муки и страдания.” Она хрипло засмеялась и тут же съежилась от боли.

“Каков наш план?”

Мэри широко улыбнулась.

“Мне он не нужен… Разве ты не чувствуешь этого, Артур? У мальчика остались считанные часы…”

Сцена 3

Был уже рассвет, когда Анжелика оставила Вайолет наедине с Тейтом. Ей казалось разумным решением, если Вай оставит парня на пару часов и пойдет поспит.

С этими мыслями Анжелика бродила по коридорам лечебницы, следуя за голосом Кая. Он был единственным, кто всегда находился в ее голове, кому она позволяла это.

За окнами было темно и она знала, что скоро польет дождь. Она увидела Кая, сидевшего на корточках и смотрящего на сорняками во дворе лечебницы. Он тщательно выдергивал их, давая свободу давно завянувшим цветам. Этим бутонам так и не удалось перерасти во что-то большее. Анжелика чувствовала облако печали, нависшее над его головой, ей хотелось расплакаться.

Присев рядом, она обняла его, сама не зная зачем.

“Что случилось?”

“Хризантемы… Сорняки убили их.” Думал Кай.

“Это было неподходящее время. На дворе все еще стоит зима… Ты ведь знаешь, что цветы здесь не растут… Многие годы. Это не причина для грусти, это всего лишь цветы.”

“Это не просто цветы. Они были надеждой. Они были обещанием… Теперь им никогда не суждено не исполнить задуманное.”

Сцена 4

Вайолет разбудили звуки грома. Стрелки часов показывали восемь утра. Как ни странно, но ей все-таки удалось проспать больше двух часов.

Она лежала на кровати, наблюдая за окном шторм. Она знала, что нужно вставать: начать новый день, одеться, поесть, навестить Тейта. Но она не могла. В последние месяцы Вайолет прошла через многое и сейчас ей хотелось побыть наедине со своими мыслями, никуда не спешить и ни о чем не беспокоиться, наблюдать, как жизнь проносится без ее участия. Она чувствовала себя морально парализованной…

Стук в дверь удивил ее, заставив прервать весь мысленный поток. Еще никто и никогда не заходил к ней в комнату, чтобы повидаться с ней, даже Мэри Юнис. Вайолет ее каморка всегда казалась безопасным укрытием.

26
{"b":"560281","o":1}