ЛитМир - Электронная Библиотека

- Чтобы обездвижить ноги, на них пришлось бы… сесть, - скользнула она взглядом по бедрам Дэрила, снова показывая, куда именно садилась бы, и делая вид, что не услышала чертыханья сквозь зубы, продолжила. - Думаю, рубашка была бы совсем лишней, ее пришлось бы расстегнуть. Медленно, ведь куда спешить в запертой камере, правда? С поясом на штанах я бы тоже возилась очень долго. Как и с молнией, как и с ними самими. А потом…

Кэрол сделала паузу, облизнув пересохшие губы и невинным жестом пожав плечами.

- А потом,- наклонилась она прижимаясь губами к мочке уха наблюдающего за ней, словно добыча за охотником, замершего Дэрила, который даже дыхание задержал. - А потом, когда на тебе не осталось бы совсем ничего… Я бы ушла к себе спать.

Последние слова, в отличие от предыдущих, произнесенных шепотом, Кэрол сказала громко и обыденно, заставляя Дэрил недоуменно вздрогнуть. Впрочем, врасплох она застала его ненадолго: уже через минуту она сама оказалась растянута прямо на нем, прижимаемая сильной тяжелой рукой к его телу и ощущая, какое влияние оказали на него ее слова.

- Попробовала бы только, - жарко прорычал он ей на ухо, переворачивая, подминая под себя и вдруг откатываясь в сторону.

Серия чиханий оглушила камеру в очередной раз, и Кэрол поднялась, поправляя одежду: при всем желании, рисковать сегодня не стоило. Это подтвердили и проклятья Дэрила, покрасневшие кончики ушей которого уже выдавали его смущение. Делая вид, что ничего и не было, она встала, забирая стакан и ворох использованных салфеток, за которые стоило благодарить Глена, однажды настоявшего на вылазке, что и они в таком количестве однажды очень сильно пригодятся.

- Тебе ужин сюда принести? - спросила Кэрол и, получив кивок от шмыгнувшего носом, скрывающего лицо за совсем растрепавшимися волосами, Дэрила, вышла.

Оставалось лишь надеяться, что она не переборщила сегодня со своими провокационными шуточками, прекрасно зная, что сейчас совсем не время. Но ведь удержаться так сложно!

========== Просьба ==========

Следующие два дня прошли в почти привычной суете: кто-то выздоравливал, кто-то заболевал, Мэгги с Патриком не всегда справлялись на кухне, дети требовали внимания, приходилось искать людей, способных поддержать хотя бы минимальный порядок на огороде в отсутствие Рика… Список дел, которые с рассвета до заката держала в голове Кэрол, никак не хотел уменьшаться. Радовало ее лишь то, что серьезной опасности простуда не имела, и даже Дэрилу уже на следующий день стало гораздо лучше. Головная боль, температура и кашель еще присутствовали, но хотя бы так часто и сильно чихать он перестал.

А вот Рик на поправку никак не шел, казалось, даже наслаждаясь своей болезнью в уютной камере, под одеялом, с приносимой ему вкусной едой и горячим чаем, с гостями, отчитывающимися о состоянии каждой из свинок и грядок. Только Мишонн портила ему жизнь, и Кэрол, кажется, догадалась, чем именно. Подруга, желая своему мужчине скорейшего выздоровления, не понимала, как можно расслабляться даже во время болезни, и заботилась уж очень странным способом: отдавая команды и требуя беспрекословного повиновения. Кэрол на месте Рика тоже бы не очень понравилось подобное отношение. Вот только как объяснить это злящейся Мишонн, которую откровенно выводили из себя пошедшие по десятому кругу разговоры о завещании и прочей ерунде?

Вот и сейчас она, раздраженная, наполняла поднос таким количеством еды, от которого у Кэрол глаза на лоб полезли. Рик даже в самые здоровые свои времена столько не ел, а во время болезни аппетит снижается…

- Ты сразу и для Карла берешь? - осторожно поинтересовалась она у подруги, вспоминая о том, что мальчик сегодня тоже жаловался на головную боль и кашлял.

- Рику. Черт, ношусь тут с подносами, только фартука не хватает, а в итоге все не так оказывается! - выпалила Мишонн.

- Может быть, немножечко поуменьшить твой… контроль? - все же рискнула намекнуть ей Кэрол. - Пусть отдыхает, спит побольше, он сам разберется, что ему нужно для выздоровления. Не дави.

- Предлагаешь уж точно фартук натянуть и за компанию с тобой носиться со скоростью света по тюрьме, замечая всё и всех вокруг, кроме уныло глядящего тебе вслед Диксона? - хмыкнула вдруг та.

- В смысле? - нахмурилась она, ничего не понимая и рассеянно кивая Мэгги, подавшей ей ее порцию и компот из шиповника, сушеные плоды которого достали вчера на короткой вылазке Саша с Бобом.

- В прямом, - заявила Мишонн и, прихватив поднос, гордо удалилась в тюрьму.

Покосившись на только пожавшую плечами, выглядящую непривычно бледной, Мэг, Кэрол взяла свою еду и машинально села за ближайший столик, начиная есть и пытаться понять слова Мишонн. По всему выходило, что подруга просто уколола ее в ответ, почему-то обидевшись на невинный намек о том, что ей не мешало бы быть помягче. Ведь Кэрол и утром, и вечером, и даже в течение дня все это время заходила к Дэрилу или находила его, неспособного просто валяться в камере, на территории тюрьмы, приносила ему лекарства, интересовалась самочувствием, рассказывала новости и даже старалась не дразнить лишний раз, пока он себя так плохо чувствовал.

В конце концов, судя по его постоянному бурчанию и закатыванию глаз при любой попытке проявить излишнюю, по его мнению, заботу и нежность, ему это в больших количествах и не нужно было. Да и у Кэрол, в самом деле, нет времени сидеть рядом с ним, совсем не безнадежно больным с утра до вечера. Ведь кто, если не она, проследит за тем, чтобы все у всех было в порядке? Того, что и без нее могли бы обойтись какое-то время, Кэрол не могла себе представить. Или просто не хотела.

Поев и допив напиток из шиповника, Кэрол растерянно хлопнула глазами, только сейчас соображая, что напротив все это время сидел бледный Глен, тоже приболевший на днях и являвшийся по мнению всех окружающих просто идеальным больным. Он не капризничал, как дети, не притворялся смертельно больным, как Рик, не избегал лечения, как Дэрил…

Убедившись, что Глену ничего не нужно, Кэрол отдала посуду Мэгги и поспешила обратно в тюрьму, по дороге успев увидеть, что Дэрил сидит на скамейке неподалеку от огорода, а рядом устроился, что-то оживленно рассказывая ему, Зак. Притормозив, она улыбнулась им, махнув рукой и, поколебавшись, пошла дальше.

Правда, червячок сомнения Мишонн в ее душе сумела зародить. Потому освободилась Кэрол вечером пораньше, заглянув к Дэрилу, не найдя его в камере и решив пока принять душ. По дороге она услышала знакомый голос из камеры Карла, который, в отличие от отца, совсем не радовался своей болезни, злясь на то, что все остальные дети уже пошли на поправку, а он заболел.

- Блин, пацан, у тебя тут очередь, чего ты ноешь? - недоумевал Дэрил, которого угораздило зачем-то зайти к скучающему, перечитавшему все свои комиксы мальчику.

- Ну, я же болею, - справедливо заметил тот.

- Это еще не повод носиться вокруг тебя.

- Мама всегда сидела со мной, когда я болел, - вздохнул Карл, не вовремя вспомнив мать, по которой очень скучал, хоть отчаянно старался этого не показывать, и попытался перевести тему на Дэрила: - Разве твоя нет?

- Нет, - буркнул тот, и его низкий голос заставил сердце Кэрол сжаться от жалости. - Ну, она типа там чего-то делала, носила таблетки какие-то, но потом сбегала. Делать ей было нефиг, как у моей постели сутками сидеть.

Раздались звуки приближающихся шагов, и Кэрол торопливо ступила к выходу из блока, сталкиваясь там с Хершелом, извиняясь и спеша в душ. Где ей, вопреки всем планам, все же пришлось задержаться, помогая вымыть головы пришедшим Мике и Лиззи. Закончив, наконец, с девочками, она вернулась в тихий и темный уже блок и осторожно толкнула дверь в камеру Дэрила, которая оказалась незапертой.

Бесшумно войдя и разглядев в темноте лежащего на спине и, кажется, спящего уже Дэрила, Кэрол подошла ближе, касаясь его лба ладонью, чтобы проверить, нет ли температуры. Но даже легкое прикосновение к чересчур теплой коже заставило его молниеносно вскинуться и даже нож успеть достать.

32
{"b":"560282","o":1}