ЛитМир - Электронная Библиотека

====== 27. Девичник, водка и стриптиз – жизнь начинает налаживаться! ======

Молчание Дэрила действует мне на нервы, особенно когда он лишь тихо посылает к черту продолжающего его выпытывать Мэрла и порывается уйти из комнаты. Но брат у моего очень уж ветреного возлюбленного тот еще упрямец. Потому Дэрилу остается только зло дергаться и пытаться отлипнуть от стены, к которой он оказался прижат стараниями Мэрла. Рик наблюдает за представлением с нездоровым любопытством, и по выражению его лица четко и ясно видно, что он в курсе всего, тревожащего его лучшего друга. Ну ладно, быть может, и не всего, но основное он точно знает!

Мэрл словно читает мои мысли и разворачивается к лидеру:

- Давай, выкладывай. Куда он вляпался? Небось, тебя в шаферы возьмет и кольца подносить заставит? Тьфу! Ну ладно, захотелось экзотики, блин, Дэрилина, так кто ж против? Поимел бы и забыл, как зовут! А ты шастаешь, как девица на выданье, и вздыхаешь тайком! Если запал на эту черномазую…

- В любом случае, это личное дело Дэрила. И я вообще не понимаю смысла подобной траты времени, Диксон. У меня дел и без ваших семейных разборок хватает, – явно собирается слинять сообразительный Граймс, о странном поведении которого все уже и забыть успели, что ему на руку, конечно.

Он переглядывается с Дэрилом и коротко кивает ему в ответ на слабое подобие кивка. Черт, ну как эти двое умеют общаться, не говоря ни слова, но, кажется, чуть ли нецелый план из сотни пунктов за секунду обсуждая?! И ведь наверняка знают что-то друг о друге. Вот только пытать смысла нет – оба будут молчать до последнего.

Воспользовавшись заминкой Мэрла, который вдохновенно придумывает, за что он подвесит младшего брата в наказание за непозволительные отношения с женщиной неправильной расы после всех жизненно важных мужчине органов, а также ушей, Дэрил выскальзывает из комнаты вслед за Риком, мимоходом бросая на меня очень мрачный и почти что обиженный взгляд. Ну да, я бы тоже на его месте обиделась на меня, болтливую. Но я ведь от любви неземной все! От ревности страшной! И от желания помочь!

- Нет, ну ты видела это? – возмущается Мэрл, соизволив снова меня заметить. – Вырастил, блин, на свою голову тряпку! Ходит, сопли жует после того, как отымел самурайку. Нормальные мужики так себя после хорошего секса не ведут, Рыжая, запомни на будущее, вдруг решишь ориентацию сменить. А вообще… Может, ты его и заберешь? Сразу две проблемы решим. И твои заскоки по поводу любви к бабам, и ему со всех сторон правильная цыпочка будет.

- Кого? – ошарашено уточняю я, даже не веря своему счастью и, так непривычно для самой себя, начиная думать, что все так хорошо складываться просто не может, а значит, я неправильно перевела для себя его слова.

- Ну, блин, не Граймса же! Нахрен тебе такой мутный сдался с довеском в виде двух спиногрызов, да еще и не его? К такому идти можно разве что по залету от кого-то левого: шерифычу-то уже походу пофиг, чужим дитём больше, чужим дитём меньше… – машет рукой он. – Дэрилину бери! Если очень принципиально, нарядим его в бабское платье и на башку какую-то заколочку прицепим, вон, у глазастика нашего стырим, у нее все равно цацек больше, чем ее хлипкие косточки выдержать могут. Патлы у брательника и так уже почти до пояса, поведение бабское, чем не невеста тебе, а, Машаблин? Он же всю жизнь о Чупакабре мечтал!

- Ты серьезно? – хмурюсь я, видя, что Мэрл смеется.

Но он только машет рукой еще раз и, сплюнув, выходит из комнаты. Шутил, наверное. А я уже начала надеяться на его помощь в виде четкого приказа Дэрилу замутить со мной большую и вечную любовь, подстроенного свидания, пары таблеток Виагры у него в чае, ну или что там еще Мэрл может сделать для счастья своего братишки…

Но он не помогает. Только, словно подавая пример Дэрилу, которого, видимо, в отсутствие Мишонн в тюрьме считает находящимся в безопасности, активно пытается соблазнить хоть кого-то из окружающих и, кажется, даже пару раз добивается успеха с какими-то скучающими вудберийками.

Дэрил же продолжает прятаться по углам и разбивает мое сердце тем, что не только имел связь с Мишонн, но еще и так эмоционально реагирует на нее, а Рик становится на время почти нормальным. Если, конечно, не обращать внимания на его слишком долгие и пристальные непонятного значения взгляды в сторону Кэрол. А может быть, он уже что-то о ней заподозрил? Может быть, она успела что-то натворить, о чем я не в курсе? Потому и определил потом, что она убила Карен и Дэвида. Так быстро и просто! Но что же она сделала?..

Вот я бы на ее месте точно покушение какое-то на Мишонн устроила…

На Мишонн, которая возвращается до неприличия спокойная и отмахивается от меня, как от надоедливой мухи, спеша к мужчинам поделиться тем, что она обнаружила, катаясь по близлежащим городам. Но судьба благосклонна ко мне, истомившейся от недостатка жизненно важной информации об увядающем от непонятно чего Дэриле, которого, конечно, только я могу спасти и возродить своей чистой и светлой любовью.

Планирующая скромную свадьбу Мэгги собирает всех нас, включая меня, Мишонн, Кэрол, Сашу и Карен, на кухне поздним вечером, желая непременно обсудить все приготовления к празднику. Мужчины, пытающиеся сунуть нос в наш цветник, грозно выпроваживаются наружу, и только Мэрлу, задорно подмигивающему непонятно кому из собравшихся дам, удается проскочить к нам на минутку. Его пропуском оказываются две бутылки самой настоящей водки, которые он благосклонно выдает нам с барского плеча, заявляя, что больше виски любит. Сдается мне, непроста он тратит на нас какой бы то ни было алкоголь, но цель хитро ухмыляющегося Диксона угадать никому не удается.

- Я его, конечно, просила о бутылочке вина, – признается Мэгги изумленно, когда за Мэрлом закрывается дверь, – но не ожидала, что он принесет, да еще и такое… Не зря я Бет не позвала, папа бы не простил, окажись она рядом с алкоголем.

- Мы будем это пить? – неуверенно рассматривает бутылки Карен, а остальные лишь переглядываются.

- Тогда нам нужна закусь… эм, в смысле, еда! – авторитетно сообщаю я, радуясь, что меня никто отсюда не выгоняет и не намекает на то, что мне пить не стоит, так как я слишком молода и прекрасна для подобной пошлости.

- Ну да, это же ваш национальный напиток? – улыбается Саша, наверное, представляя себе счастливое русское семейство, восседающее за большим круглым столом с парочкой ручных медведей и красивым самоваром, полным водки, которой угощается даже радостный пухлощекий малыш.

- У меня есть каша. Овсяная. С мясом, – вопросительно косится на меня Кэрол и, видя мой решительный кивок, самонадеянно выдыхает: – Ну ладно, продуктов сейчас достаточно, а новый завтрак я завтра и приготовлю. Встану пораньше.

Я, с трудом сдерживая смешок, представляю себе, наверное, не самое приятное, с непривычки-то, самочувствие Кэрол сутра пораньше и, не стесняясь, помогаю ей с раздачей стаканов. Водка идет очень даже неплохо под скучные обсуждения того, во что нам нарядить Мэгги, хотя все кривятся от каждого глотка.

- Да ладно, по сравнению с самогоном, который мы с Диксоном пили, это вообще нектар, – расслабленно потягивается Мишонн, слыша от Карен, что она уже не может пить эту гадость.

- Вы пили с Дэрилом самогон? – конечно, не сдерживается Кэрол и, не морщась, глотает водку из стакана.

- Расскажи, – хихикает опьяневшая Мэгги. – Ночь, Диксон, самогон – это что-то новенькое! Ну и как он тебе?

- Самогон? – подмигивает Мишонн, и мне хочется ее больно пнуть, чтобы она не тянула, а, наконец, сказала хоть что-то определенное по поводу ситуации, которая буквально пожирает меня изнутри.

- Диксон! – припечатывает Саша, радостно открывая вторую бутылку и явно готовясь услышать что-то пикантное о самом нелюдимом и загадочном участнике группы, в которую она недавно, но вполне прочно, влилась.

- Ооо, – закатывает глаза моя мучительница, – это было незабываемо!

Если честно, в этот момент мне больше всего хочется схватить за руку сидящую рядом Кэрол, крепко сжимая, чтобы вместе пережить этот страшный момент, а потом прирезать нахальную заразу, изнасиловавшую бедного Дэрила, на чье тело всерьез ни разу не покушалась ни эта самая Кэрол, ни Бет, которых я недальновидно приписала себе в соперницы, не увидев самого главного зла. Ну а потом… А потом Кэрол я сдам Рику, как главную маньячку всех времен и народов, заодно спасая ее от горя в виде потери Лиззи и Мики позже…

42
{"b":"560283","o":1}