ЛитМир - Электронная Библиотека

Холодея от перемен в его голосе, я вздрагиваю и обреченно уточняю:

- А что теперь изменилось?

- Теперь у меня есть ты. Есть цель.

- Какая такая цель?

Нет, ну точно совратить меня собирается! Наверное, уже размечтался, как я создам ему домашний уют на той злополучной заправке, вырядившись в форму кассирши из магазинчика для его извращенных сексуальных игрищ! Божечки, да лучше бы я Мэрлу отдалась!

- Сделать все для того, чтобы ты выжила. Теперь я не один, мне есть о ком заботиться, а значит, мой путь ещё не окончен. Значит, у кого-то, кто вершит наши судьбы, есть на меня какие-то планы.

Хм, а я-то была убеждена, что Губернатор свято верит, будто он сам вершит свою судьбу. Хотя, может, он из тех психов, которые слушают голоса, приказывающие делать всякие гадости? Ну а что, удобно! Потом можно так отмазываться: я, мол, хороший и приличный человек, а какашку вам подложить и убить кучу ваших друзей мне приказал голос свыше!

- А как мы будем спать? По очереди? – интересуюсь я, уже укутав свои замёрзшие и искусанные комарами и ещё какими-то насекомыми ноги в одеяло.

- У меня отличный слух. Этому подтверждение хотя бы то, что я до сих пор жив, хотя не раз ночевал в лесу. Да и в этой части ходячих не так уж много. Только раз в неделю я просыпаюсь от того, что какой-то случайно набрел на моё убежище. Если не шуметь, можно переночевать вполне спокойно. Спи, не волнуйся, я ещё немного посижу.

Он устраивается у ствола огромного дерева, кладёт на ноги пистолет и прикрывает глаза. Я, стараясь довериться ему хотя бы в этом, тщетно пытаюсь завернуться в проклятое одеяло так, чтобы и под себя его подстелить, и укрыться. Мне до жути холодно, земля чертовски неудобная, жёсткая и неровная, зубы стучат от пережитого, тело трясется от усталости и пробирающегося через все зазоры ветерка. Но усталость берет своё, и на какое-то время я просто отключаюсь.

Проснувшись среди ночи, я сначала испуганно подпрыгиваю, не понимая, где я и почему я здесь. Потом посильней укутываюсь в одеяло и стараюсь не расплакаться: это уж точно сейчас не поможет. Ещё, не приведи Господь, Губернатор прибежит утешать! Приляжет рядышком… ну, короче, я и так отлично помню, чем это закончилось у него с Лили. Но я не Лили, мне такого счастья не нужно!

Кошусь в сторону так и сидящего под деревом Губернатора и внезапно понимаю, что он спит. Нагло спит, когда нас в любой момент может сожрать… кто-нибудь! Лес сразу наполняется самыми разными и в большинстве своём очень страшными звуками, и я хватаюсь за свой нож на поясе. Поглаживаю его пальцами, стараясь успокоиться, и вдруг…

Воспоминание о словах Кэрол и о том, к чему привела Андреа неспособность им последовать, обрушивается на меня прямо-таки откровением. Может быть, это не Губернатору ниспослана свыше новая цель в жизни? Может быть, это он моя цель? Может быть, я должна его убить, спасти тем самым всех остальных и вернуться обратно домой героиней? Или не вернуться, а зажить долго и счастливо вместе с Дэрилом?

Перед глазами ярко и живо встаёт картинка: вот я гордо выхожу к воротам тюрьмы с сумкой в руках. Когда все бегут мне навстречу, радуясь тому, что я жива и здорова, я картинным жестом убираю волосы со лба, выпячиваю посильней грудь, выставляют вперёд искусанн… эм, искусительную голую ножку в коротеньких шортах и невозмутимо достаю из сумки голову Губернатора. В этот момент с неба раздается торжественный хор, ходячие падают на землю и самоликвидируются, птички поют, цветочки расцветают прямо на глазах, Бет и Кэрол понимают, что они просто созданы друг для друга, а Дэрил заключает меня в свои крепкие объятья и шепчет слова любви…

Ох! И всего-то нужно, что убить сейчас спящего злодея.

Ну а что? Кэрол, конечно, та ещё гадюка, но этот совет не так уж и плох. Ходячих я убивать умею, значит, и этого смогу. Главное, подобраться поближе, найти взглядом его шею и очень быстро изо всех сил полоснуть по ней ножом…

Мысли мечутся, но на деле я не могу даже пошевелиться. Не могу это сделать. Потому что мне страшно. Страшно, что Губернатор успеет проснуться и понять, что я собираюсь сделать, а потом сделает что-нибудь похуже со мной. Страшно, что я потом останусь одна в лесу и, с моей способностью заблудиться в трёх соснах, умру тут от голода или укуса ходячего и никто даже не узнает о моём геройстве. Страшно, что мой брат был прав, когда говорил, что, убивая человека, ты преступаешь некую черту, после которой вся жизнь меняется и совсем не в лучшую сторону.

Я ещё долго ворочаюсь, то решаясь попробовать, то понимая, что ничего у меня не выйдет. Совсем измученная, наконец, засыпаю и просыпаюсь уже на рассвете от какого-то дребезжания. Пока я успеваю разлепить глаза и приподняться, Губернатор уже убивает заглянувшего к нам на отсутствие огонька ходячего и бодро потягивается.

Он отворачивается, когда я, стараясь даже не думать о будущем, иду в кустики, мечтая о туалетной бумаге вместо крошечных листьев. Потом делит оставшиеся консервы и сухари. Быстро съев свою долю, долго копается в своём бауле, поудобней раскладывая в нем вещи.

Интересно, что там у него ещё имеется?

- Я отлучусь на минуту, – сообщает мне Губернатор.

Я только через эту самую минуту понимаю, что это он тоже в туалет ушёл. Надо же, такие, как он, тоже какают! Завязываю одеяло вокруг талии так, чтобы оно не волочилось по земле и хоть немного грело мои несчастные ноги, и слышу шорох. Быстро понимаю, что раздается он вовсе не с той стороны, куда ушёл Губернатор, и вооружаюсь ножом.

И замираю с открытым от восторга, смешанного с недоверием, ртом.

- Дэрил! – выдыхаю я при виде появившегося из-за кустов охотника, глядящего на меня с несказанным удивлением в глазах.

Вероятно, с Риком он так и не пересекся? И понятия не имеет, что я потерялась? Или просто удивляется своему счастью так скоро отыскать меня? А может, дивится тому, что я все ещё жива? От него и такого ожидать можно, чего уж там..

Охваченная эмоциями, я совсем забывают о Губернаторе. И очень зря. Ведь он в мгновение ока появляется за моей спиной. И я холодею в попытке понять, слышал ли он мой голос только что.

- У нас гости? – хмыкает он, узнав в Дэриле своего недавнего врага.

Дэрил его тоже узнает и недоуменно морщится, переводя взгляд снова на меня. Вот бы понять, один он или все-таки с Риком! Может быть, Рик где-то там, сзади, уже подкрадывается к Губернатору, чтобы вырубить его ударом по затылку? Можно и убить, я не жалостливая!

И лучше бы Рику действительно быть рядом, ведь из моей руки вдруг куда-то пропадает нож, а у виска появляется что-то твердое и холодное. Я медленно, будто во сне, скашиваю глаза, вижу приставленный к моей донельзя глупой голове пистолет и зажмуриваюсь, начиная молиться Рику Всемогущему.

- Как знал, что у тебя есть от меня секреты, – вкрадчиво говорит у самого моего уха Губернатор и более жёстко обращается к Дэрилу. – Я бы на твоём месте медленно и осторожно положил арбалет на землю. И нож. И второй.

Приоткрыв один глаз, я смотрю, как Дэрил угрюмо слушается этого ненормального: кладет на землю арбалет, вынимает из ножен на поясе нож, подворачивает штанину и отвязывает от ноги второй.

- Откуда ты знал, что у него есть второй нож? – не успеваю я прикусить язык.

Но Губернатора моё любопытство только веселит. Лишний повод похвастаться своим извращенным умом.

- Всегда стоит попросить второй, вдруг найдётся, – отвечает он и вдруг приказывает: – Возьми мою сумку.

Я наклоняюсь и беру, чувствуя дуло пистолета, упершееся уже мне в затылок.

- Достань наручники.

Так вот что у него было ещё в этой его сумке! И почему меня это не удивляет?

- Надень ему на руки. И без шуток. Одно лишнее движение, и твоя красивая голова разлетится на мелкие кусочки.

Я и без этого его художественного преувеличения лишние движения совершать не собираюсь. Не то чтобы не хочу. К примеру, можно было бы повалить Дэрила на землю и сбить Губернатора с толка страстным сексом на его глазах. Но моё тело от страха перестает меня слушаться и лишь машинально одеревенело выполняет приказы врага.

56
{"b":"560283","o":1}