ЛитМир - Электронная Библиотека

- Дэрил, – умоляюще шепчу я, наблюдая за тем, как торопливо он натягивает на себя разбросанную по всей камере одежду, прямо ногой прямо в ботинке отшвыривая в сторону койки мои вещи.

- Какого ты здесь забыла?

- Это я у тебя хочу спросить. Почему я здесь? Почему мы…

Одевшийся Дэрил замирает и меряет меня, прикрывающуюся одеялом, недоверчивым взглядом.

- Типа не сама сюда приперлась?

- Я… я не знаю. Ничего не помню, – честно-пречестно отвечаю я, потирая ноющие болью виски.

Он мне не верит, это видно по его лицу. А я мысленно проклинаю тот факт, что мы сейчас в его камере. Вот если бы мы проснулись в моей, тогда бы уже я могла возмущаться и требовать от него объяснений. Но подождите… Если он так удивился при виде меня, то, может быть, между нами ничего и не было? Может быть, я просто допилась до чертиков и пришла к нему снова признаваться в любви? Умилилась ему, так сладко спящему, и прилегла рядышком? Стыд-то какой! Но это хотя бы лучше звучит, чем то, что я переспала с ним и сама ничего не помню! Хотя, может быть, оно и к лучшему, что не помню. Ведь почему-то сейчас мне уже кажется, что мне бы вряд ли понравилось…

- О, голубочки проснулись, – вдруг появляется в дверях нагло ухмыляющаяся голова Мэрла.

Он заходит в камеру и хмыкает, когда я натягиваю одеяло ещё выше, почти до самого рта.

- А вчера так не стеснялись! Прямо при мне тут друг друга раздевали, лифон свой мне чуть на башку не забросила. Я уж думал забрать в качестве трофея, но какой же это трофей, если самое сладкое братишке досталось?

- Че? – набычившись, ступает к брату Дэрил, в глазах которого мелькает что-то похожее на панику.

- А чего? Так накувыркались, что забыли, как добрый Мэрл не дал вам опозориться при всем честном народе и допинал вас, лапающих друг друга прямо на ходу, до камеры? Резинки только не подогнал. Но вы уж не обессудьте, времени не было. Ну ничего, судя по всему, Рыжик у нас целкой была, так что тебе, братишка, как честному человеку, придётся на ней жениться и продолжить род человеческий.

- Что? – испуганно пищу я и замечаю, что Дэрил впал в прострацию, глядя на койку.

Может, там кусок моей пышной попы из-под одеяла выглядывает? Я слегка наклоняюсь и с ужасом смотрю на кровавое пятно посреди простыни.

- Ну а что? Сама же говорила, что братишку любишь не можешь? Вот и построите образцово-показательную семью! Дэрилина в лес нахрен сбежит, то есть добытчиком будет, ты в год по бэбику рожать станешь, как раз и он с этим делом не перенапряжется, он у нас любитель воздерживаться. А так пришёл из лесу, дыхнул на тебя ароматом годовалого застоя в труселях, выполнил супружеский долг и обратно к белочкам, очухиваться. А ты баба крепкая, вон какие бедра, можешь сразу по двое рожать, и сисек на всех хватит прокормить!

Мэрл говорит и размахивает руками, а я уже вжалась в стенку и жду только одного – решительного слова от Дэрила, который вдруг в один момент теряется на секунду и меняет выражение лица с брезгливо-грозного на задумчивое. Под конец речи брата он даже кивать начинает. И тут мне становится совсем страшно. Тем более что Мэрл уже расписывает, как Дэрил по старой дружбе будет одалживать ему аппетитную пузатую женушку на пару… сотен ночей в год. А этот самый наглый Дэрил кивает с все большим энтузиазмом. Мамочки, да они больные!!!

- Нет! – кричу я так громко, что через несколько секунду в камеру врывается Рик и с выражением шока на лице смотрит на то, как я, дрожащая и перепуганная, сижу в постели Дэрила, прикрываясь одеялом, а рядом со мной стоят два страшных мужика!

Сейчас они мне именно такими и кажутся. Куда только вся сексуальность подевалась, а…

- Что здесь происходит? – пытается выяснить Рик.

Нет бы просто спас меня поскорей от этих извращенцев, закинув на плечо! Унес бы к себе и потом пару суток откармливал шоколадом и отпаивал ликером!

- А вот и шерифыч наш подоспел как раз! Может, сразу и свадебку организуем? Он вас тут обженит по-быстрому, и устроим продолжение банкета по такому поводу! – веселится Мэрл.

- Не понял, – потирает переносицу Рик, смотрит на невозмутимого Дэрила, чье состояние выдают только сжавшиеся кулаки, и переводит взгляд на меня. – Маша?

- Нет! – снова вскрикиваю, я но уже гораздо тише, чтобы сюда вообще весь блок не сбежался. – Никакой свадьбы! Ни за что! И не приближайтесь ко мне больше никогда! И… и…

Я вдруг начинаю рыдать, оплакивая свою честь, потерянную так бездарно. И вообще, если я была пьяной, могу я считать это изнасилованием? Теперь-то я против того, что происходило!

- Что значит нет? А кто моему братишке в любви вечной клялся? Сама меня просила посодействовать! – удивляется Мэрл.

- Я… я ошибалась! Я передумала!

Заметно страдающий похмельем Рик уже успел истереть себе все лицо в тщетных попытках понять, что мы тут за балаган устроили. А Дэрил вдруг хватает никак не ожидавшего этого брата за ворот рубашки.

- Не понял. Че значит посодействовать? Ты, блин, чего, подсыпал нам какую-то дурь вчера?

- Что подсыпал? – сразу оживляется Рик, готовый вести следствие.

- Блин, братишка, ну что ты всю малину портишь! Я ж показал тебе помалкивать пока! – разочарованно выдыхает Мэрл, чья жестикуляция несколько минут назад, оказывается, была тайными знаками брату. – Ещё немного, и наверняка дожали бы!

- Я не понимаю! – отчаянно пытаюсь я разобраться в том, что было, чего не было, что кому подсыпали и зачем это.

Вздеваю руки в мольбе объяснить и едва успеваю подхватить падающее с меня одеяло. Рик мой лифчик и его содержимое, впрочем, оценивает за какую-то долю секунды. Вот что значит взгляд полицейского, наученного подмечать все детали!

- Вот ведь скромница, Рыжая, и откуда оно в тебе? И как с такими сиськами соседствует? Вчера как ни старался, так лифон и не содрал. А в труселя вообще вцепилась так, словно последний кусок хлеба отбирают, даром что остальных признаков жизни не показывала. Да и братишка не отставал, отбивался только так, – бессовестно ржет Мэрл.

- Ни хрена не было, короче? – с облегчением выдыхает Дэрил, задавая за меня главный вопрос.

- Да кто ж вас знает, – продолжает мучить нас Мэрл. – Вдруг вы такие гиганты, что после дозы снотворного, которым я щедро сдобрил ваше бухло, проснулись среди ночи, сделали своё дело и дальше задрыхли?

Рик мрачно косится на красное пятно. Оно и впрямь слегка пугает. Может быть, у меня месячные начались, а?

И тут вдруг он подходит ближе, наклоняется и начинает скрестили по простыни ногтем. Фу, надо же, какой небрезгливый! Даже я это делать не стала бы, хотя кровь предположительно моя. Ну не Дэрила же! Вроде бы ничего самого дорогого я ему не откусывала, иначе бы он уже давно заметил.

- Кетчуп, – выносит вердикт Рик, и от моих пылких обнимашек его спасает только тот факт, что я все ещё стесняюсь своего неодетого вида. – Если разбираться, то на кровь совсем не похоже.

- Смотри не подавись своими мозгами, вон, уже аж из ноздрей полезли, – бурчит Мэрл, который надеялся ещё немного над нами поиздеваться.

Я бы на его месте скорей задумалась о том, где спрятаться от мести, которая должна последовать. Ведь у Дэрила от пережитых волнений почти что пар из ушей идёт. Хотя какая там месть? Мэрл правильно говорил: сбежит сейчас Дэрил в лес, а там и остынет. И от меня мести ждать не стоит. У меня сообразительности не хватит на то, чтобы придумать и совершить что-то, что сможет задеть такого человека, как Мэрл.

Внезапно мне становится до жути обидно, и я в очередной раз за сегодня повышаю голос, срывающийся на писк.

- Да выйдете вы отсюда наконец?!

Ведь сколько можно сидеть перед ними почти что голой? Одеяло как-то плохо спасает от смущения.

Извинившись скороговоркой, Рик выходит, выталкивая вместе с собой и оглядывающегося Мэрла. А Дэрил не спешит. То ли завис немного после стольких слов, то ли не понимает, зачем ему покидать свою камеру, если он тут хозяин.

- Стриптиза захотелось? – цежу сквозь зубы и отвожу от себя одеяло.

72
{"b":"560283","o":1}