ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Мой красавчик
Как общаться с трудными людьми
Монах, который продал свой «феррари»
Уверенность в себе за 60 минут. Пошаговая инструкция к обретению самооценки
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Хаос и симметрия. От Уайльда до наших дней
Собачье танго
Солнечное вещество. Лучи икс. Изобретатели радиотелеграфа
Ведьма по распределению

- Карл и Джудит были во дворе, – говорит вдруг Патрик и нервно протирает очки. – Джоди тоже где-то там, кажется.

- Ох, – растерянно оглядывается Бет. – Джудит нужно забрать! Маша, ты веди всех к автобусу, а я…

- Нет! – вдруг начинают реветь самые мелкие.

Они хватаются за её ноги, тянут за руки, льют горькие слёзы и не жалеют воплей. Бет тщетно пытается высвободиться и что-то объяснить им, чересчур перепуганным последними событиями. Посмотрев немного на этот цирк, я понимаю, что не только детвора не хочет оставаться с малознакомой мной, но и я не имею ни малейшего желания возиться с этой группой монстров.

- Я найду Джудит, – выдыхаю я решительно и, пока не передумала, выскакиваю из блока.

Мне чертовски страшно, но на улице все ещё тихо, что придаёт мне сил. Ну ничего, сейчас по-быстренькому найду Карла с Джудит, а потом под охраной этого боевого пацана вернусь к Бет и сяду в обещающий безопасность автобус!

Жаль, по-быстренькому почему-то не получается. На улице слышны только голоса, раздающиеся от ограды. Я испуганно, одним глазком, кошусь в ту сторону, вижу танк и людей, окруживших его, быстро перевожу взгляд и пытаюсь уверить себя, что Мишонн и Хершела на таком расстоянии я точно разглядеть не могла. Среди наших Карла не видно, это главное.

Значит, он с Джудит в одной из пристроек.

Едва я делаю первый шаг, все вокруг вдруг взрывается криками. Криками и стрельбой. От испуга я замираю там, где стояла, и прихожу в себя, только когда вижу таранящий нашу ограду в том месте, где её ещё не успели укрепить, танк. Быстро бегу за угол и пытаюсь найти в кармане вдруг завалявшийся там пистолет. Но находится лишь пара фантиков от конфет и нож.

Ох, и навоюю я сейчас с ним!

Возможность появляется у меня уже через несколько минут, когда я, отчаявшись найти Карла с Джудит, мчусь в сторону последнего из возможных убежищ – деревянного сарайчика, в котором хранятся все огородные и прочие инструменты. Основной бой, к счастью, ведётся чуть дальше, и по звукам криков, выстрелов и взрывов сложно понять, кто побеждает. Надеюсь, наши…

- Стой! – кричит кто-то незнакомый позади меня.

Оценив расстояние до сарайчика и поняв, что добежать уже не успею, я останавливаюсь, медленно поворачиваюсь и поднимаю руки вверх при виде смутно знакомого мне по сериалу лица. Кто-то из тех придурков, которым Губернатор заморочил голову насчёт того, что в тюрьме живут одни лишь преступные элементы. Он не спешит меня убивать, и я, кажется, понимаю почему. Этот урод явно из тех, кто считает женщину на войне добычей. Стоит только увидеть, как он смотрит на меня. Разве что слюной не капает.

Вдруг из-за угла выскакивает перепуганный Джоди, и похотливый незнакомец тут же переводит оружие на него, готовый незамедлительно стрелять.

- Эй! – кричу я, привлекая к себе внимание.

А потом, когда они оба невольно поворачиваются ко мне, задираю майку, показывая едва прикрытую кружевным лифчиком грудь.

Выстрел.

Я решаюсь открыть глаза, только когда понимаю, что стреляли точно не в меня. Перепуганный насмерть Джоди стоит над трупом и трясется, как холодец.

- На задний двор! – кое-как поправляя майку, говорю я ему и, не тратя времени на проверку, понял ли он меня, бегу к сараю.

Вот надо же, вроде и противный этот пацан, и стрелял в меня, и потом мне его ещё и отшивать пришлось, а теперь вот мы, можно сказать, спасли друг друга…

Я оглядываюсь при особенно громком выстреле, вижу, что упавший на землю к знакомым не относится, и быстро ныряю в незапертую дверь сарайчика. Если и тут Карла нет, я не знаю, где его искать! И вряд ли отсюда выйду, пока снаружи не поутихнет.

Оглядываюсь, вздрагиваю и пячусь.

Мда. Кажется, на выход отсюда мне в любом случае надеяться не стоит.

Надежда, вспыхнувшая во взгляде Карла в момент моего появления, рассеивается, когда он узнает в потемках меня. Я не сразу понимаю выражение его лица, но потом из тёмного угла, заставленного многочисленными ящиками, показывается долговязая фигура. Как он здесь очутился? Когда успел? Наверное, шмыгнул сюда, спасая свою драгоценную шкуру и даже не подозревая, какой подарочек в виде детей Граймса ему подготовила судьба.

Какого черта только я сюда попала в этот момент?!

- Это место пользуется популярностью, – улыбается мне Губернатор. – Рад видеть снова.

- Не могу ответить взаимностью, – поднимаю я нос повыше и надеюсь, что дрожание моих ног не слишком заметно.

Впрочем, Губернатору на меня наплевать. И на мои ноги, и на мой нос, и вообще на моё существование. Всерьёз он меня не воспринимает. Хотелось бы сказать, что зря. Но, увы, он совершенно прав. Я ничего не могу сделать. Даже нож в моих руках – это не оружие, а так, для того чтобы колбаску порезать…

- Так на чем мы остановились? – поворачивается он снова к сцепившему зубы Карлу, отступившему к самой стене с огромным стеллажом, на котором расположены разные инструменты. – Ах да, на том, что ты оставляешь ребёнка мне, а сам можешь быть свободен.

Карл, сверкая полными ненависти глазами, только головой мотает. И тут я, которой, в общем-то, плевать на эту вечно орущую мелочь, решаю её спасти. Не знаю, почему. Точно не ради неё самой, которая вообще непонятно что в этом мире делает. Даже от меня толку больше!

Не ради неё, а ради Рика. Ради этого вот мальчишки, который не сможет дальше жить, если предаст умершую на его глазах мать тем, что не сможет защитить сестру. Ради Дэрила, которого девчонка заставляла улыбаться. Ради Мэрла, который рассказывал ей матерные сказки о том, как он служил в армии. Ради Мэгги и Глена, которые смотрели на ребёнка с надеждой в глазах. Ради Бет и даже Кэрол, которые заменили ей мать. Ради Мишонн, которая старалась не смотреть в её сторону, и ради Хершела, в надежде, что он все еще жив и сможет подержать мелкую на руках.

Единственный пробел в моём плане – то, что я понятия не имею, был ли Карл таким же молчаливым с самого начала. Но почему бы не рискнуть?

- Что? Куда? Что ты хочешь сделать с моей Пенни?! – верещу я на весь сарай, надеясь, что не переигрываю.

С удовольствием вижу, как вздрагивает Губернатор при звуках этого имени, и несусь к непонимающе хлопающему глазами Карлу. Подмигиваю ему на бегу, строю разные гримасы и выхватываю девчонку из его рук. Она тихо всхныкивает во сне, но тут же успокаивается, не обращая внимания на пылкие поцелуи, которыми я покрываю её лицо.

- Пожалуйста! Не тронь её! Только не её! Бери меня, слышишь?! Я что угодно сделаю! Я все-все выполню, что ты скажешь, если ты пообещаешь, что она будет жива и в безопасности! Наши дети… Ей нужно в безопасное место! Пожалуйста! – заливаюсь я самыми натуральными слезами, представив себе на месте этой пакости своего, хоть и вредного, но всё-таки родного, братишку.

- Это что, твоя? – Губернатор явно сбит с толку и смотрит на Карла.

Мальчишка не дурак и молча кивает, сжимая руки в кулаки и не сводя глаз со своего пистолета, который сейчас находится за поясом у врага.

- Моя! Моя сладкая! Моя девочка! Мой ангел! Моя Пенни! Моя жизнь, – причитаю я, продолжая плакать уже по инерции.

- Кто отец?

- Он даже её не увидел… укусили… а через два дня я пришла сюда и сразу роди-родила-а-а!

Губернатор колеблется, глядя на то, как я сжимаю в объятьях совершенно флегматичного ребёнка. Смотрит на мою грудь, вываливающуюся из майки, которую я нормально так и не поправила, на мой набитый конфетами живот и пожимает плечами.

- Зачем мне ты? Ребёнка, даже если он твой, им больше захочется спасти, чем тебя.

- Нет, – я снова целую Джудит в мокрую от моих слез щеку и сую её Карлу, снова пытаясь ему подмигнуть.

Он впадает в ступор в попытках понять, о чем я ему намекаю, и тут я выдаю:

- Ты же ничего не знаешь. Я… я и Рик… я его любовница!

Карл с Губернатором сдавленно хрюкают. Я посылаю мальчишке убийственный взгляд, тем более что наш враг сразу смотрит на него. Бедняга снова молча кивает и скорбно пожимает плечами, мол, чего взять с недоумка бати.

74
{"b":"560283","o":1}