ЛитМир - Электронная Библиотека

Завтра же на рассвете Дэрил уйдет на охоту. Сбежит из города, чтобы не видеть ее, немолодую, непривлекательную, замужнюю женщину, которая давно уже не дает ему спокойно жить, едва ли не преследуя. Вернувшись, попытается сделать вид, что ничего не произошло, и что они едва знакомы. А если Кэрол будет продолжать навязываться – популярно объяснит ей, как это уже бывало, что она ему не нужна. Ни она, ни ее помощь, ни ее слова, ни общение, ни присутствие. Ничего…

Подойдя к дому, Кэрол оглянулась, все еще на что-то надеясь, но ничего в темноте не увидела. Вокруг было изумительно тихо и спокойно. Ни ветерка, ни чьих-то шагов, ни голосов. В другой момент можно было бы насладиться такой прекрасной рождественской ночью, но сердце испуганно дрогнуло при виде того, как в одном из окон зажегся свет. На кухне. Если Эд уже дома…

Даже думать было страшно.

Кэрол тихо вошла в дом, бесшумно раздеваясь, вешая куртку и шарф в шкаф и оглядываясь. Вещей и обуви мужа видно не было, но он мог зайти одетым. Может быть, только на кухню, и тогда все в порядке. Он не узнает, что ее не было. Покрасневшие от мороза щеки можно будет объяснить тем, что она сидела у открытого окна в одной из комнат. Глупое оправдание, и проверить просто, но он ведь выпил, может и поверить.

Задерживая дыхание и жалея уже о том, что она вообще вышла сегодня из дома, Кэрол прошла на кухню и с облегчением выдохнула, видя, как София наливает себе воду из чайника.

- Милая, что случилось?

- Проснулась, пить захотела, - сонно пролепетала дочка, - и тебя к себе позвать. Придешь?

- Да. Идем, я только умоюсь и сразу к тебе, - улыбнулась Кэрол.

София напилась воды и поплелась к себе, а Кэрол закусила губу до боли, в очередной раз ругая себя за свой идиотский поступок сегодня. Зачем? Зачем она сделала это? Как могла бросить все и, ни о чем не думая, отправиться среди ночи на поиски Дэрила? На поиски человека, которому не нужна ни она, ни ее поцелуи? Она могла встретить кого-то другого, могла вообще мужу на глаза попасться. Эд мог прийти домой раньше и увидеть, что ее нет. София могла прийти к ней, испугаться и пойти ее искать… Неужели оно того стоило?

Зеркало в ванной показало устало вошедшей туда Кэрол лишь тоску в глазах, опущенные уголки губ, такую заметную сейчас сеточку морщин у век, седые волосы, начинающие нелепо торчать во все стороны, нездоровую бледность. Уныние. Неужели она рассчитывала, что это лицо, это тело, появляющееся из-под сбрасываемой одежды, может еще кого-то привлечь? Может понравиться Дэрилу? Может вызвать в нем интерес, желание, страсть? Слово «любовь» она не допускала даже в мыслях. Ведь разве ее можно любить? Разве можно – такую? Нет.

Встав под едва теплый душ, Кэрол дрожала, водя по ненавистному сегодня ночью телу мочалкой, все еще вспоминая те пару секунд сказочного поцелуя. Ее собственной смелости и его тепла. Запах ночи, сигарет, алкоголя, кожи, еще чего-то без названия, такого приятного. Почти родного. Может быть, запах счастья? Украденного счастья. Крошечного кусочка, но и этого ей много.

Интересно, что о ней думает Дэрил? Смеется? Злится? Брезгует? Или просто удивляется? А может быть, он счел ее пьяной? А может быть… А вдруг… А что, если…

Ведь что Кэрол о нем знает? Только то, что у него была непростая жизнь раньше. То, что его избивали. Сильно, жестоко и беспощадно. То, что он привык жить под гнетом постоянно насмехающегося над ним брата. То, что он избегает близких отношений со всеми окружающими. То, что он за все это время не заинтересовался ни одной из женщин. То, что у него, скорее всего, нет опыта отношений с женщинами. Или есть, но очень печальный. То, что ему это не нужно. Или он придумал, что не нужно. То, что он всего этого боится. Пусть и не признается никогда. То, что он никому не доверяет. Даже ей до сих пор.

А она? Она доверяет? Даже если представить себе, попробовать, на мгновение, ту счастливую реальность, в которой Эд просто не вернется с одной из вылазок, а Дэрил ответит ей взаимностью, что будет? Будет ли что-то? Сможет ли она? Готова ли она?

К тому, что Дэрил будет видеть во всем подвох, просто не зная, как это – верить. К тому, что он будет грубо огрызаться, просто потому что иначе не умеет. К тому, что он будет касаться ее тела, вероятно, не очень нежно, мягко и ласково. А грубовато, поспешно и даже болезненно. Ведь может же быть и так. К тому, что ему совсем не нужна семья и отношения. К тому, что однажды он скажет что-то обидное, совсем как Эд. А потом разозлится на ее слезы и ударит кулаком по столу. Сначала по столу. А потом по ней. Он извинится, она поверит. А потом он выпьет, а она что-то не так скажет…

Это все было пройдено. Все уже было. Кэрол прекрасно знала, как это бывает. Ведь Эд тоже не бил ее до свадьбы. И потом не сразу начал… И она заранее признавала то, что это может случиться с ней опять. Что она не верит, будто с ней может быть иначе. Что она снова будет терпеть, плакать… Нет!

Совсем продрогнув под душем, стуча зубами и быстро вытираясь полотенцем, Кэрол надела ночную сорочку и скользнула в комнату к Софии, устраиваясь на краешке ее кровати, целуя спящую дочку в висок и кутаясь в теплое одеяло. Нужно просто успокоиться и уснуть. Все хорошо. Она просто слишком много выпила, просто сделала глупость. Но главное, что она отлично понимает: это было неразумно. И она совсем не нужна Дэрилу. А потому стоит забыть и жить дальше.

А перед закрытыми глазами все равно мелькали картинки сегодняшней ночи. Взгляды Дэрила, его едва заметная кривая улыбка, его губы – так близко…

***

Выходной день Кэрол провела дома, обслуживая жалующегося на головную боль мужа, вернувшегося только под утро. И выход на работу в школу показался просто праздником после такого выходного, полного попреков, шпилек, ругательств, пусть и не в ее адрес, и бесконечных подносов. Не раз и не два ей хотелось просто обрушить поднос на голову Эду, ну или хотя бы заявить, что, если он хочет еще чаю, то может и сам дойти до кухни. Но, конечно, даже на это решимости не хватало.

Выйдя из школы, где София осталась на еще один урок, который проводила снова чем-то недовольная Лори, Кэрол уже привычно свернула в сторону склада, решив посвятить свободное время болтовне с подругой. Андреа, как и ожидалось, бурно ей обрадовалась, быстро приготовила чай и засыпала вопросами о Рождестве. Но, несмотря на многочисленные вопросы, на которые Кэрол кратко отвечала, было видно, что ей и самой не терпится чем-то поделиться. Явно гораздо более интересным, чем скучный пересказ вечера, проведенного Кэрол в семье Граймсов. Про Дэрила она, конечно, рассказывать не решилась. Тем более что собралась вообще выбросить его и все с ним связанное из головы.

- А ты как провела Рождество? Ты тогда так и не сообщила свои планы наверняка. Я так поняла, Граймсы и тебя приглашали, и Дейл был бы рад, но ты… решила с Эми остаться?

- Я не так хорошо, как ты, лажу с Лори, чтобы проводить такой праздник в ее доме, - пожала плечами Андреа. - Но ты права, я рассчитывала на вечер в компании Эми. Думала, получится разговорить ее. Попытаться убедить, что она должна поделиться со мной всем, что знает, и тем, что ее тревожит. Но она заявила, что уже запланировала вечер с какими-то неизвестными мне подружками, и упорхнула, даже не подумав, что я остаюсь совершенно одна. Когда-то именно я предпочитала друзей ей, - вздохнула она. - А теперь вот… Но если бы она действительно провела праздник с подругами!

- А что, это не так?

- Я не знаю, конечно, с кем она начала праздновать, но когда я утром вернулась домой, она была в постели. В постели с Диксоном! Моя маленькая сестренка с этим… с этим… Который расплылся в нахальной улыбке, уселся на кровати, едва прикрытый одеялом, и предложил присоединиться!

- Прости, - хихикнула Кэрол невольно, представляя себе эту картину и выражение лица Андреа. - И что потом?

- А что потом? Что я могла сделать, когда моя сестра, уже давно совершеннолетняя, мило улыбаясь, пожелала мне доброго утра, поздравила с Рождеством и побежала готовить завтрак? На всех. А потом, когда он, наконец, ушел, я не буду рассказывать, сама можешь представить, как Мэрл себя вел и как беззастенчиво лапал мою сестру у меня на глазах, заявила, что она с ним, видите ли, просто спит! Просто спит! Нет, я и сама такая была… Но…

70
{"b":"560284","o":1}