ЛитМир - Электронная Библиотека

Дэрил неловко поднимает верх платья обратно, прикрывая ее, и встает с дивана. Молча выходит из комнаты. Бежит из дома. Оттуда, где сидит она, которая, кажется, не знала в этой жизни ничего, кроме боли и насилия. Которая ничего не сказала ему раньше. Которая почему-то не подумала при всем своем уме и расчетливости о том, что знай Дэрил, он никогда бы…

Он понял бы все ее попытки избежать близости раньше. Он не стал бы так вести себя вчера. Он ведь не последний урод. Хотя с последним заявлением теперь можно и поспорить.

========== Часть 17 ==========

Возвращается домой Дэрил поздно. Чтобы наверняка не видеть полных боли глаз, не слышать бесцветного голоса, не думать, как себя вести. Чтобы просто покоситься на закрытую в спальню дверь и завалиться спать до утра. А потом по привычке сбежать куда-то подальше. Но сколько ему еще придется бегать из собственного дома?

Стараясь сбросить ботинки как можно тише, он неслышно ступает по комнате и замирает напротив распахнутой двери в спальню. Там темно и тихо. Но Кэрол не спит. Или просыпается от его появления в доме. Приподнимается на локтях, прикрытая по грудь одеялом, сверкающая белыми обнаженными плечами в темноте. Молча смотрит и ждет.

Ждет его? Показывает, что ей уже плевать – граница перейдена? Она готова терпеть насилие над собственными чувствами каждую ночь? Готова терпеть его?

Вот только ему не нужно, чтобы его терпели. Чтобы его терпела она. Его не его женщина.

Дэрил делает два шага к двери и смотрит на все так же ожидающую его Кэрол. А потом медленно закрывает дверь. Сжимает пальцы на ручке до боли и резко разворачивается к привычному уже дивану. Не хочет ни умываться, ни раздеваться. Просто заваливается поверх пледа, утыкается носом в маленькую подушку, хранящую запах духов Кэрол, и старается не думать ни о чем. Чтобы не расплакаться, словно малолетний пацан, получивший подарок, о котором мечтал, и тут же сломавший его вдребезги.

Он, как и планировал, сбегает на следующее утро и, с трудом находя себе хоть какие-то занятия в городе, возвращается поздним вечером. Смотрит на прикрытую дверь в спальню, находит на кухне готовую еду и долго борется с желанием швырнуть полную тарелку о стену. А потом садится, ест все до последней крошки и снова ночует на диване. Принимает решение хотя бы попытаться извиниться. Хоть что-то, лишь бы больше не было этой звенящей тишины в доме.

Которую, как выясняется, создает он сам. Ведь стоит просто остаться дома, чтобы увидеть, как Кэрол, пусть не вполне натурально, но довольно искусно пытается делать вид, будто ничего не случилось. Улыбается, что-то рассказывает, спрашивает, что ему приготовить, и вкусно ли ей удался суп по новому рецепту.

- Офигенно, - выдавливает первое за день слово Дэрил и подает моющей посуду Кэрол едва не вылизанную им тарелку.

Видит, как она вздрагивает, не ожидая вдруг увидеть его так близко, и мнется, не уходя.

- Ты это… Я… - он кусает губы, прячет глаза от внимательного и совсем уже незлого взгляда Кэрол и выдыхает коротко: - Извини.

- Не стоит, - мотает она головой.

Словно его слова уже ничего изменить не могут. И она права: как изменить то, что было обычным, затасканным, никому не нужным словом? Зачем произносить его лишний раз? Оно ведь ничего уже не изменит. Не поможет ей простить. Забыть. Вычеркнуть из памяти и начать заново.

Начать заново – то самое, чего так хочется Дэрилу. То самое, что сделать уже нельзя. Или?..

- Не стоит, Дэрил. Ты был… Ты не сделал мне больно. И я прекрасно понимаю, что рано или поздно это произошло бы. Ты живой и здоровый мужчина. Мы живем в одном доме, я сплю в твоей спальне. Я… принадлежу тебе по законам этого города, по крайней мере. Ты мог бы сделать это и раньше. Гораздо раньше. В первый же вечер. Но ты этого не сделал, и я это не забыла. И знаешь, наверное, это я должна попросить у тебя прощения за свою реакцию. Я была неправа. Я просто… просто это вышло неожиданно.

- Ты не должна, - он не понимает, почему она все перекручивает, почему выставляет виноватой себя. - Я не должен был.

- Все в порядке, - мягко касается его плеча Кэрол и тихо смеется, видя, что оставляет на нем мокрый след. - Прости, я совсем забыла, что руки мокрые. И тогда просто не подумала, что ты успеешь так много выпить, пока я общалась с девочкой в другой комнате.

Наверное, стоит кивнуть и поддержать этот шаткий мир, который она ему предлагает, но Дэрил почему-то не может. Не может молчать.

- Я не пил. Когда ты выходила, я не пил. Я тоже вышел. И я… вы громко говорили, - он отворачивается, отходя в другой конец кухни, но слышит за спиной только молчание.

Удивленное? Задумчивое? Виноватое? Последнее.

Кэрол смотрит на него виноватыми глазами и кривит губы, прижимая к ним ладонь.

- Боже, Дэрил, мне даже в голову не пришло. Я… Прости. Это было для нее. Ты не должен был этого слышать. Это…

- Забей, - фыркает Дэрил, не в силах видеть, как она извиняется за свою точку зрения, за попытку помочь девушке выжить в этом городе, за попытку выжить тут самой, с ним.

Тем, кто лишь враг для нее. Был врагом, есть и останется навсегда. Иначе и быть не может. Раба можно заставить повиноваться, но уважать, любить, сострадать хозяину? Смешно.

- Нет. Нет, я теперь понимаю, - качает она головой, не сводя с него ошарашенного взгляда. - Я теперь понимаю тебя.

- Ты все правильно говорила там, - большой ценой дается ему это признание ее права делать все для того, чтобы улучшить свою жизнь.

Он не хочет больше ничего слышать, не хочет видеть ее и выходит из кухни, надеясь, что тема закрыта. Кэрол понимает. Больше не поднимает эту тему. До самого вечера. Когда она, возвращаясь из душа, замирает напротив пытающегося починить барахлящую рацию Дэрила.

- Я спать, - зачем-то сообщает Кэрол.

- Иди, - не смотрит на нее, прикрытую лишь полотенцем, он.

- Я… Я лишь хотела сказать, что ты можешь приходить. Когда хочешь. Это твое право, Дэрил.

Понятия не имея, чего она добивается, зачем говорит все это, если не пытается продолжить свою игру, просто подстроившись под новые условия, Дэрил бросает на нее косой взгляд. Видит сжатые в кулаки руки, напряженные плечи, совсем не говорящее о желании выражение лица. Она делает это, потому что вбила себе в голову, что должна. А он потом должен каждый раз слышать ее слезы и вспоминать те шрамы? Те ее слова о том, что она уже не раз подвергалась насилию? Нет.

- Дэрил, ты меня слышишь? - переспрашивает она, едва заметно ежась и переступая с ноги на ногу.

Как же хочется согреть ее. Как же ей не хочется, чтобы грел ее – он.

- Иди, - повторяет он твердо.

Она не спешит, подходит на шаг ближе и продолжает смотреть на Дэрила. А он не поднимает взгляда от работы, боясь того, что может увидеть в ее глазах. Боясь своей реакции. Боясь, что снова начнет во что-то верить. Как сейчас в то, что она вот-вот поцелует его.

Но Кэрол лишь сильней сжимает кулаки и уходит. Еще раз оглядывается уже в дверях спальни, ловит провожающий ее взгляд быстро отведшего глаза Дэрила и шепчет пожелание спокойной ночи, закрывая за собой дверь.

Дверь, которая теперь вроде как открыта для него. Дверь, порог которой он не может переступить. Если только…

Комментарий к

График убрала, нет возможности больше гарантировать точный день выхода глав. Обновляться фанфик будет регулярно, еженедельно, осталось меньше половины. Спасибо, что читаете!

========== Часть 18 ==========

Она становится странной. Изо всех сил пытается вести себя по-прежнему. Дэрил поддерживает ее в этом стремлении как может, делая вид, что ничего не случилось, и они по-прежнему что-то вроде друзей. Пусть и дружба в их случае невозможна, с какой стороны не глянь.

Вот только даже у него получается притворяться гораздо лучше. И это приводит в недоумение. Как же хотелось бы забраться в мысли этой загадочной женщины, все чаще погружающейся в глубокую задумчивость, все чаще бросающую на него странные взгляды, все чаще злящуюся, причем, кажется, на саму себя. Чтобы прочесть, что же с ней творится!

15
{"b":"560286","o":1}