ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее же бокал к середине вечера все еще полный. Она вообще избегает алкоголя: ни разу за все это время не коснулась ни одной бутылки, стоявшей у них дома в общем доступе. Может быть, у нее аллергия? Ведь с какой стати кто-то может отказаться от выпивки, особенно когда и без того скучно, Дэрил понятия не имеет.

И убеждается в том, что никакой аллергии нет и в помине, уже через несколько секунд, возвращаясь с перекура, усаживаясь на свой стул и случайно устраивая ладонь на обтянутом тончайшей тканью бедре Кэрол.

- Прости, - неразборчиво и тихо извиняется он, видя ее быстрый взгляд.

Убирая руку, Дэрил не удерживается от искушения провести по ее ноге ладонью немного больше, чем это необходимо для того, чтобы сделать все как можно незаметней для окружающих.

Кэрол вдруг хватает бокал с вином и выпивает почти половину. Ненатурально смеется в ответ на очередную, в лучших традициях Мэрла, не вполне приличную шутку Мэнди и уже не выпускает бокал из руки. Ничего не говорит против, когда ее бокал снова наполняется вином. И уже совсем не случайно опускает свою ладошку на ногу даже не сразу сообразившего, что происходит, Дэрила.

Не делая ничего больше легкого поглаживания его ноги, не поднимая руку выше, она сводит его с ума легкой улыбкой, вдруг заигравшей на ее губах. Он нерешительно сдвигает свою руку и снова кладет ее на тонкую ткань платья. Мучительно медленно подтягивает подол все выше и выше до тех пор, пока не касается шелковистой кожи. Кусает губы и понимает, что долго не выдержит. Что сейчас просто вытолкает ее из дома, чтобы нагнуть где-то за ближайшим углом. Что уже ничего не видит и не слышит, кроме ее изысканного профиля, ее нежного голоса.

Что ничего не понимает!

Милтон поднимается с места, кивая своей неприметной женщине, чье имя Дэрил никогда не мог запомнить и чье существования в жизни этого очкарика не понимал, и прощается с хозяином дома. Пользуясь случаем, подхватывается с места и Кэрол. Щебечет что-то о головной боли, многословно благодарит за прекрасный вечер и, крепко сжимая руку Дэрила, выводит его за собой.

Сама устраивает его ладонь на своей талии, слегка покачивается, вынуждая его придержать ее, и неторопливо шагает на своих высоких, непривычных для нее, каблуках по темной и безлюдной улице. Не умолкает ни на секунду. Обсуждает все увиденное и услышанное на вечере. Голос звенит, а взгляд гуляет где-то далеко.

Едва переступив порог дома, Кэрол сбрасывает с ног туфли и быстро, слишком быстро, словно сбегая, шагает в сторону спальни. Дэрил отворачивается, запирая дверь и стараясь не смотреть на ее полуоткрытую спину, на покачивающиеся при движении бедра, на завитки волос на затылке. И замирает, ощущая, как она прижимается к его спине.

Он не шевелится, когда она касается губами его шеи. Он не оборачивается, когда она на ощупь начинает расстегивать пуговицы на его рубашке. Он не говорит ни слова, когда она трется об него всем телом, обжигая рваным дыханием ухо.

Он жмурится до боли и все-таки поворачивается, отодвигая ее, раскрасневшуюся, с подозрительным огоньком в глазах, от себя. Всего полтора бокала вина – и она сошла с ума?

- Что? - не говорит, а мурлычет Кэрол, глядя прямо ему в глаза так, как не смотрела еще никогда.

- Иди, проспись, - бросает Дэрил и проклинает самого себя.

Но иначе ведь нельзя. Иначе завтра она протрезвеет, и в том, что он воспользовался ею, он же виноват и окажется. Иначе ведь нельзя?

- Ммм, пупсик, какой ты грозный, - теперь вдруг кажется не столько пьяной, сколько притворяющейся она.

Та, которая протягивает к нему руки, быстро расстегивает две оставшиеся пуговицы на рубашке, проводит кончиками пальцев по его животу и опускает ладонь ниже, убеждаясь, что он ее хочет. Сжимает, поглаживает, дергает за молнию и медленно улыбается, видя, как только и шепчет проклятья понимающий, что во второй раз он просто не сможет оттолкнуть ее сегодня, Дэрил.

Она снова скользит губами по его шее, прикусывает его плечо, ни на секунду не прерывает свои ласки рукой и запрокидывает голову.

- Ну же! Здесь. Сейчас.

Просить ей больше не приходится. Его руки уже сминают ее грудь прямо через одежду, забираются под подол ее платья, сдергивают рвущееся белье на пол, подталкивают ее саму к стенке, разворачивая, прогибая в пояснице, вспоминая и повторяя те касания, которые нравились ей в прошлый раз.

Сегодня она не стесняется громко стонать. Сегодня она сама просит и еще, и больше, и глубже, и быстрей. Сегодня ей не нужно много времени, чтобы обмякнуть в его руках.

Сегодня она снова не целует его ни разу.

Тихонько стоит, прижимаемая спиной к его груди, в его крепких объятьях. Успокаивает дыхание и не открывает глаз. С легким стоном выворачивается из его рук и избегает смотреть на него.

Хмурится на секунду и прикусывает губу, погруженная в какие-то свои мысли.

- Это не то, - признается вдруг, непонятно себе или мрачно смотрящему на нее Дэрилу.

И он не знает, что сделать, чтобы было «то». Что сделать, если она сделала все так, как ей хотелось. Если он выполнил все ее просьбы. Если он удовлетворил ее.

Если и самому ему это вдруг кажется чем-то не тем, несмотря на то, что ничего лучше у него не было. Даже прошлый раз меркнет в сравнении с этим. Может быть, в третий раз будет еще лучше? Хотя куда еще…

Дэрил смотрит ей вслед. Своей женщине, которая только что отдала ему себя. Которая дала ему так мало…

========== Часть 20 ==========

На следующий день из дома сбегает она. Теперь и у нее есть такая возможность. Дэрил сам ей таковую предоставил. И теперь не знает, правильно ли он поступил.

Он, который так любил бегать от всех проблем, злится, оказываясь на месте того, кого начинают избегать. Он хочет посмотреть ей в глаза и прочесть в их выражении, что же вчера произошло. Он хочет заглянуть ей в лицо и убедиться, что его она в этот раз ни в чем не винит. Он хочет услышать от нее хоть какие-то объяснения.

Потому что сам уже давным-давно запутался, где игра, а где жизнь. Где ложь и где правда.

В ней вообще есть правда? Хоть что-то настоящее?

Но, даже возвращаясь, Кэрол не оправдывает надежд Дэрила. Она смотрит на него совершенно ясными глазами. Она ему улыбается, говорит ровным тоном, даже поддразнивать за ужином не стесняется.

- Ты в душ не собираешься пока? Я надолго, - и, увидев отрицательное качание головой, склоняет голову набок, улыбаясь этой своей особенной улыбкой для таких случаев. - Хотя, если вдруг что – можешь и заглянуть, спинку потереть.

Он вскидывает на нее серьезный взгляд, и она, замявшись на мгновение, уходит. Оставляя Дэрила гадать, было это шуткой или указаниям к действию. Привычно подшучивает она над ним, как когда-то раньше, просто согласно новым обстоятельствам свободно затрагивая более интимные темы, или и правда хочет, чтобы он пришел?

Одно прикосновение, одно касание губ, одно простое объятье – и он бы не сомневался.

Но Кэрол держится по-прежнему так, словно они лишь вынужденные соседи в этом доме, поддерживающие дружеские отношения. И иногда, выпив, удовлетворяющие самые низменные потребности друг друга.

Как так у нее получается, отдаваясь ему, с каждым разом становиться все более далекой и чужой? Обычно ведь происходит не так? Дело в том, что Дэрил понятия не имеет, как происходит обычно и как должно это происходить у людей. Лишь понимает, что лично его это не устраивает. Ему этого почему-то мало.

Мало, и потому он игнорирует это шутливое приглашение заходить в душ. А сам не может избавиться от представления Кэрол, стоящей под тугими струями воды и оглаживающей мыльными руками свое тело. Интересно, что она там делает так долго? Интересно, ласкает ли она себя? Интересно, о чем она думает в эти моменты?

Приходится ерзать на диване и листать журнал в попытке отвлечься, но мысли о выходящей из душа в одном полотенце Кэрол, о том, как он в два шага преодолевает расстояние до нее, прижимает ее к стене, позволяет ее полотенцу упасть на пол, а сам подхватывает ее под бедра и несколькими резкими толчками, наконец, приносит себе спокойствие, слишком навязчивы.

17
{"b":"560286","o":1}