ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не сразу понимает, что дверь захлопнулась за Мэрлом. Он не сразу соображает, почему Кэрол напрягается в его руках. До него не сразу доходит, что она все чувствует.

И отлично теперь понимает: он не какой-то там гей. Он ее хочет. Хочет так, что уже скользит пальцами вниз, захватывая ткань платья, чтобы поднять его, чтобы подтолкнуть ее к стене, чтобы дернуть за бедра, приподнимая, прогибая ее в пояснице, отодвигая все эти ее кружева и…

Кажется, он отталкивает ее слишком резко. Кэрол пошатывается, едва удерживаясь на ногах, и не оглядывается, пока он не уходит. Прямо в душ. Ближе к ледяной воде, в которой моется, пока из головы не уходят все мысли, кроме одной: о теплом одеяле. Натягивает джинсы, набрасывает рубашку и шагает в сторону спальни.

- Повязка, - окликает его Кэрол и через несколько секунд появляется с бинтом в руке. - Ты полностью промочил свою повязку. Нужно поменять.

- Я сам, - выхватывает Дэрил бинт из ее рук, не понимая: она что, издевается?

Как ей в голову приходит предлагать ему снова касаться его? Или ей нравится эта игра? Нравится быть желанной и знать, что даже такой, как он, Дэрил Диксон, ничего ей не сделает. Потому что она обрела над ним какую-то странную власть. Вот только эта власть не бесконечна. Как и его терпение. Она должна понять. Она же вроде как умная.

И она, конечно, понимает. Отступает на шаг назад и отводит взгляд в сторону. Позволяет ему, чертыхающемуся, закрыть за собой дверь спальни. Он меняет повязку, невольно вспоминая, как это быстро и ловко делала Кэрол. И не представляет, как жил раньше. Без ее голоса, тихих шагов, понимающих взглядов, вкусной еды и прочих удобств, приходящих в дом только с женщиной.

Обычно в дома этого города с женщиной приходило и кое-что еще. Секс. А если совсем уж честно, то в большинстве случаев: секс, побои, слезы, обиды, синяки, ненависть. Тихая, молчаливая, скрываемая изо всех сил и оттого еще большая ненависть.

У него же секса нет. Но может ли он быть уверен, что нет и ненависти?

========== Часть 7 ==========

Из дома он сбегает с утра пораньше. Не выдерживает внимательных взглядов, бросаемых Кэрол на него за завтраком. Не выдерживает собственных мыслей о том, какой он идиот, что, поддавшись непонятному порыву, испортил все в первую же ночь и теперь понятия не имеет, как разгребать это. Как жить в одном доме с женщиной, которую он хочет? Как позволить себе с ней что-то большее, если она так свято верит в его благородство, а он, как последний идиот, ловит кайф от того, что кто-то о нем так хорошо думает?

А Кэрол, оказывается, времени не теряла. Губернатор, улыбаясь, упоминает ее имя и говорит, что Роуэн с ней успела подружиться. Как и остальные женщины, которые здесь давно и на хорошем счету. Она подружилась с ними, даже из дому не выходя. Интересно, о чем они общаются между собой?

Обсуждают своих мужчин? Радуются тому, что им повезло, и они живут вполне сыто и спокойно, давно уже позабыв об опасности за стенами города? Мечтают об избавлении? Строят коварные способы мести? Планируют попытки побега? Просто сплетничают о своей женской ерунде?

В любом случае, дружба Кэрол с ними помогает Дэрилу стать еще более «своим». И помогает ей самой, которая слишком быстро становится здесь своей. И может быть, Мэрл прав? И она просто втирается ко всем в доверие, чтобы… Чтобы что?

Дэрил не знает. И, кажется, не хочет знать, заходя в дом и видя ее улыбку. Слыша ее мягкий голос, какую-то ерунду о прошедшем дне и рассказы о тех самых сплетнях, которыми делились с ней ее новые подруги. Наблюдая за ней, уютно свернувшейся на кресле с вязанием или книжкой в руках. Замечая, что она запоминает его редкие реплики по поводу приготовленных ею блюд и всеми силами старается ему угодить, готовя то, что нравится ему больше всего. Идеальная женщина.

Не его женщина. Ничья. Своя собственная. Такой может быть только она.

- Почему у тебя никогда не было тут женщины? - однажды за ужином, которые она все чаще разделяет с ним, спрашивает Кэрол.

- Одна морока, - передергивает плечом Дэрил: значит, ее сплетни с подружками касаются и его особы.

Но какое ей дело до него? До того, что, почему и как? Ей мало того, что она живет тут лучше всех? Нужно еще и душу всю вынуть?

- А почему ты тогда взял меня? - интересуется она.

Совсем не лукаво, как могла бы. Не ожидая никаких глупостей, вроде любви с первого взгляда и прочей ерунды, как делала бы на ее месте другая. Действительно желая знать правду.

Правду, которой сам Дэрил не знает.

- Не знаю, - бормочет он, чтобы отвязаться.

Но с ней это не так уж просто.

- И все же?

- Ты попала в мой капкан, - говорит Дэрил.

А что ему еще сказать? Не признаваться же в том, что он ощущал свою вину за то, что она попалась им в руки? Только Джо ее тогда оставалось отдать, чтобы потом думать, что он виноват в ее мучениях и последующей смерти.

- И потому ты взял за меня ответственность? Ты ведь понимал, что будет, если меня возьмет Джо, - проявляет осведомленность и в этом вопросе Кэрол.

Он пожимает плечами: она и сама все знает и понимает. Так чего же добивается от него своими расспросами?

- Спасибо, Дэрил, - вдруг благодарит она. - И знаешь, пусть ты мне не поверил, но я тогда была права. С каждым днем я лишь больше убеждаюсь в этом.

- В чем? - раздраженно уточняет он, уже вставший из-за стола.

- В том, что ты гораздо лучше всех в этом городе.

Искренность в ее голосе заставляет поверить в то, что Кэрол, в самом деле, так думает. Но это сейчас почему-то лишь больше раздражает. Может быть, потому что теперь она наверняка знает, чего ему стоит жизнь с ней в одном доме. И этих ее гребаных слов благодарности и восхищения им, полным придурком по собственному мнению и по мнению всех окружающих, узнай они о том, как он живет, не хватает. Их слишком мало. Ему нужно больше, чем слова. Ему нужно то, за отсутствие чего он и получает все эти слова.

Чертов замкнутый круг.

Он уходит покурить, встречает Мартинеса с Кроули и, слушая их треп, возвращается уже затемно. Только для того, чтобы умыться и лечь спать. А завтра снова сбежать куда подальше из дома. Дэрил уже привычно направляется из ванной в спальню, хотя рана уже не болит, и замирает на пороге, видя сидящую на кровати Кэрол. Она оглядывается и продолжает невозмутимо мазать чем-то лицо. Намекает, что задержался он в удобной кровати, пора бы и честь знать, на диван перебираться?

И самое противное, что он с ней согласен. Лучше ему спать на неудобном диване. А ей – здесь, в отдельной комнате, на мягкой кровати. Впервые в жизни хочется, чтобы кому-то было хорошо за его счет.

На тумбочке лежит недочитанная книжка, и Дэрил шагает за ней, берет и собирается выйти, когда слышит удивленный голос.

- Ты куда?

- Спать, - не понимает он вопроса.

- Это твой дом, твоя комната и твоя кровать. Ты должен спать здесь.

Она забывает еще кое о чем. О том, что она – его женщина. По крайней мере, считается таковой. А потому должна спать с ним.

- Мне и там нормально. Спи ты тут, - выдавливает он, косясь на нее через плечо.

- Ты не понял, Дэрил, - качает она головой и, помолчав мгновение, улыбается в полумраке, поворачиваясь к нему спиной. - Поможешь?

Она не забыла еще кое о чем. И она будет спать с ним? Он, правда, не понял.

Не понял ничего, но покорно идет к ней, присаживаясь рядом и касаясь пальцами язычка молнии. Не решается дернуть и ждет любого подвоха. Как завороженный смотрит на завиток волос на затылке, на мочку уха с поблескивающим в ней камушком, на тень от ресниц на ее щеке.

- Я не понял, - честно признается Дэрил.

А голос такой хриплый, а вокруг становится так жарко…

- Ты все правильно понял, - кивает Кэрол и, не слыша ответа, объясняет: - Это неправильно. Ты не должен… Я должна… Ты дал мне достаточно времени. Ты вел себя безукоризненно. И я не могу быть настолько неблагодарной.

В попытке поверить в то, что это не шутка, Дэрил машинально скользит пальцами по ее коже, над кромкой платья, над молнией, которую ему предстоит расстегнуть сейчас одним жадными рывком. А она нервно смеется и оглядывается. Ее глаза оказываются так близко.

6
{"b":"560286","o":1}