ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На севере Пифей открыл остров, который он назвал Туле (или Фуле — крайний пункт земли). Здесь началась снежная буря, и Пифей и его спутники, уроженцы теплого юга, где никогда не бывает снега, были охвачены ужасом и поспешили вернуться обратно.

Много столетий позднее, когда были уже заселены северные окраины Европы, далекий север не переставал манить мореплавателей. Жители северных областей Европы замечали, что весною куда-то дальше на север летели бесчисленные стаи гусей, журавлей, лебедей и других птиц. Иногда из северных морей ветер пригонял льдины и на льдинах приплывали белые медведи, тюлени и моржи. Все это привлекало внимание к далекому северу.

В средний века жители Скандинавии — норманны — первые предприняли атаки на Арктику. В своих ладьях они бесстрашно пускались по неведомому океану.

Почти тысячу лет тому назад норманны открыли и колонизировали Исландию и Гренландию. Но холодные и бесплодные страны Арктики не могли, конечно, удовлетворить хищнических аппетитов норманнов, и постепенно интерес к северу ослабевал.

Полярная область снова стала привлекать внимание только после того, как в странах Западной Европы развился торговый капитал, который заставлял искать новых рынков. В 1492 г. Христофор Колумб в поисках пути в Индию открыл Америку, и люди убедились, что наша земля представляет собой огромный шар, который можно объехать крутом, следовательно, можно попасть в Америку и на восточные берега Азии северным путем.

Через холодный север в страны теплого юга.

У мореплавателей XVI века вполне естественно родилась мысль: если земля — шар, то, следовательно, достигнуть богатых восточных стран — Китая, Японии и Индии — можно и через север. Для этого нужно только объехать Европу и Азию или Америку и отыскать морской проход из Атлантического океана в Великий.

Так в географической науке были поставлены два великих вопроса — о северо-западном и северо-восточном проходах. Ставя на разрешение эта вопросы, мореплаватели XVI и XVII столетий не знали, что северное море большую часть года покрыто льдом, затрудняющим плавание. В это время в науке господствовало убеждение, что соленая вода океана не может замерзать, и поэтому считали, что северные моря вдали от берегов свободны от плавающих льдов.

Первый мореплаватель, поставивший задачу попасть в Индию северным путем, был Джон Кабит. По его плану его сын Себастьян Кабот весной 1548 г. отправился на четырех кораблях на северо-запад. Миновав Гренландию, Кабот встретил на море льды и, вынужден был вернуться обратно в Англию.

Через пять лет после этой экспедиции английскими купцами были посланы из Лондона три корабля на поиски северного пути в страны востока. На этот раз мореплаватели поплыли не на северо-запад, а на северо-восток, рассчитывая обогнуть северное побережье Европы и Азии.

Однако северо-восточный путь оказался не менее трудным, чем северо-западный. Один корабль зазимовал близ берегов Кольского полуострова, и во время зимовки вся команда вместе с капитаном Виллогби погибла от холода и голода. Другой корабль вернулся в Англию, а третий, под начальством Ченслера, был прибит бурей к берегу близ устья реки Северной Двины.

Так Ченслер попал вместо Индии в Московию. Он отправился в Москву, где в то время был царем Иван Грозный. Ченслер продал свои товары с большой выгодой и заключил с Грозным торговый договор.

Так были установлены регулярные торговые отношения англичан с русскими. Вскоре в устье Северной Двины вырос город Архангельск — первый русский северный порт. После англичан на поиски северного пути в Китай и Индию выступили голландцы. В 1594 г. голландцы снарядили экспедицию под начальством Виллема Баренца. Эта экспедиция добралась до Новой Земли, и льды преградили дальнейший путь. Тогда на следующий год Баренц решил обогнуть Новую Землю с севера и проникнуть таким образом на восток.

Но и на этом пути Баренца ждали неудачи. Корабль его был захвачен льдами, и Баренц с своими 16 спутниками был вынужден зазимовать на Новой Земле. Во время зимовки льды раздавили корабль экспедиции, и на следующую весну Баренц вынужден был с своими спутниками отправиться обратно в маленьких лодках. Истощенные и обессиленные спутники Баренца с трудом достигли Кольского полуострова, а сам Баренц умер в пути.

Почти одновременно с Баренцем на завоевание Арктики выступил английский мореход Генрих Гудзон. Гудзон выступил с смелым планом пересечь Арктику поперек и прямо через полюс достигнуть берегов восточной Азии. Теоретически мысль была совершенно правильная, но Гудзон не представлял себе, что почти все полярное море вокруг полюса покрыто льдами.

Гудзон упорно шел к своей цели, несмотря на преследовавшие его неудачи. Наконец, во время четвертого своего плавания на север Гудзон был высажен своими спутниками в лодку вместе с своим сыном — мальчиком и пятью матросами и оставлен на произвол судьбы. Гудзон и его спутники бесследно исчезли.

После Гудзона поиски северо-западного пути продолжали Фробишер, Джон Дэвис, Бэйлот и Вильям Баффин.

В XVIII столетии на поиски северного морского пути в Китай и в Индию выступили русские.

В 1733–1743 гг. на севере производились исследования «Великий северной экспедицией», участники которой «описали» все северное побережье России и Сибири от Архангельска до Берингова пролива.

В этой экспедиции участвовали лейтенант Павлов, Муравьев, Прончищев, Малыгин[2], Скуратов, Харитон и Дмитрии Лаптевы и штурман Челюскин, открывший в 1742 г. самую се верную оконечность Азии — мыс, названный позднее мысом Челюскиным. В это же время датский мореплаватель Витус Беринг, находившийся на русской службе, исследовал северную часть Великого океана и открыл пролив, отделяющий Азию от Америки и носящий теперь название Берингова пролива.

В XIX столетии Россия посылала еще несколько экспедиций на север для отыскания прохода из Великого океана в Атлантический. Но первая роль в этом отношении снова переходит к Англии. В 1818 г. Лондонское географическое общество снарядило на север экспедицию под начальством Джона Росса, а в 1825 г. для отыскания северо-западною морского пути был послан Эдуард Парри. Обе экспедиции, сделав много открытий, вынуждены были вернуться обратно вследствие плавающих льдов.

В 1829 г. Джон Росс, будучи уже 60 лет, снова отправился в Арктику на корабле «Виктория»; это был первый пароход (колесный), который появился среди полярных льдов. Капитаном «Виктории» был племянник Джона Росса Джемс Росс.

Экспедиция провела две зимовки в полярной области и открыла обширную землю, которую Джон Росс назвал Боотией Феликс, в честь капиталиста, давшего ему средства на снаряжение экспедиции. Весной 1831 г. молодой Росс открыл на Земле Боотии Феликс под 70°5’ сев. шир. и 96°4б’ зап. долготы северный магнитный полюс, т. е. место, по направлению к которому устремляется намагниченная стрелка компаса.

Экспедиция Росса пробыла в Арктике 4 года и 5 месяцев. Пароход «Виктория» пришел в полную негодность, и только тогда Джон Росс признал себя побежденные и вместе с своими спутниками отправился пешком через ледяные пустыни на юг

Экспедиция Росса показала, какие неимоверные трудности приходится преодолевать исследователю в Арктике. Эти трудности, казалось, непреоборимы, и они отпугивали даже самых решительных смельчаков. После экспедиции Роиса целых пятнадцать лет никто не думал об Арктике.

Только в 1845 г. англичанами снова была организована арктическая экспедиция под начальством адмирала Джона Франклина. Экспедиция состояла из 143 человек и отправилась на север Америки на двух пароходах — «Эребус» и «Террор». Первой остановкой экспедиции был назначен китайский порт Гонконг.

Экспедиция Франклина не добралась, однако, до Гонконга. Франклин и все спутники бесследно погибли в арктических ледяных пустынях.

И вот, начиная с 1850 г., в Арктику на поиски пропавшей экспедиции Франклина снаряжается целый ряд экспедиций. Все эти экспедиции обогатили наши познания о северных полярных странах.

вернуться

2

В честь лейтенанта Малыгина советское правительство назвало его именем один из ледоколов советского полярного флота.

2
{"b":"560310","o":1}