ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но еще труднее вынимать ярус из воды. Мокрый ярус скользит в pyках, руки коченеют от холодного ветра, и в это же время приходится снимать рыбу с крючков и аккуратно складывать «ярус» на дно лодки так, чтобы он не перепутался.

Кроме ловли «ярусом», треску «промышляют» также и на «поддев». Этот способ ловли производится так: рыбак, сидя в лодке, спускает («травит») в воду длинную бечевку с грузом. На концы бечевки посажен крючок, а недалеко от него подвешена «приманка» — блестящая металлическая пластинка. Время от времени рыбак быстро дергает бечевку вверх и, если почувствует, что на крючок попала рыба, вытаскивает добычу в лодку. При ловле на «поддев» рыба, увидав в воде блестящую пластинку, принимает ее за маленькую рыбку, бросается за ней и задевает за крючок, который впивается ей в бок или другое место.

Конечно, лов на «поддев» — уже отживающий способ рыбной ловли, и он более или менее пригоден там, где рыба водится в изобилии. Кроме того, лов рыбы на поддев является хищническим способом При таком способе ловли много рыбы калечится крючками, раненая рыба уходит в море и умирает.

В настоящее время рыбу ловят, главным образом, при помощи тралов. «Траловый» лов заключается в том, что траулер (специально приспособленное паровое судно) выпускает за корму в море особый пловучий невод — трал. Трал похож на большой мешок, привязанный на толстом канате. Трал тащится по морскому дну вслед за тихо идущим пароходом. Когда с парохода замечают, что буксир трала сильно натянутся, траулер останавливают, подтягивают трал к борту и поднимают его из воды на палубу. Затем открывают «мотню», заднюю часть трала, и вываливают из трала рыбу и все, что в него попалось.

Арктика - i_024.jpg

Если в траловой сети ячейки мелкие, то траловый лов надо считать хищническим, потому что в сеть вместе с полномерной (взрослой) рыбой попадается и «малек». Это, конечно, ведет к уменьшению прироста рыбы и, следовательно, к упадку промысла.

После лова, возвратившись на берег, рыбаки принимаются за разделку рыбы. Треску потрошат — «пластуют», разрезая ее вдоль, вынимают печень, или «максу», из которой вытапливают «рыбий жир».

После этого треску, необмытую и окровавленную, укладывают или под навесы, или прямо на судно, принимающее треску, рядами — один поперек другого — и посыпают солью. Частники-рыбаки экономят соль, что ведет к тому, что малопросоленная треска скоро тухнет и начинает сильно вонять. Кроме солки, треску сушат и вялят на солнце, подвешивая ее на длинных жердях. Кроме трески, в арктических морях (в Баренцовом, Белом и Норвежском) водится в большом количестве сельдь. Сельдь — это «золото» арктических морей. В некоторые годы особенно много сельди появляется около Мурманского берега, откуда она огромными массами идет в Белое море. Но пока сельдяной промысел в советских северных морях развит сравнительно слабо. Норвежцы ловят сельдь в большом количестве около Лофотенских островов.

В арктических морях, преимущественно в Баренцовом море, водится также иного акул, которых привлекает сюда обилие рыбы. Акулий промысел в Баренцовом море существует давно, но в очень незначительных размерах.

В Баренцовом море водятся очень крупные акулы — до шести метров длины. Летом акулы держатся довольно далеко от берега, но осенью, при наступлении бурь и темной норы, акулы приближаются к берегу. Акулы чрезвычайно прожорливы и смелы. Страшные зубы, тупое рыле и мертвые «рыбьи» глаза акул наводят страх даже на промышленников.

Акул ловят на крючки, на которые насаживают как приманку куски жареного тюленьего сала. Акула, привлекаемая запахом жареного сала, хватает приманку и проглатывает кусок вместе с крючком.

Обычно у нас вынимают из акул только печень (максу, или воюксу), из которой вытапливают рыбий жир, самую же тушу акулы бросают обратно в море. Это, конечно, не рационально. Мясо акулы вполне съедобно. Норвежцы приготовляют из акульевого мяса консервы, а часть мяса идет на «гуано» для удобрения полей. Из акульей кожи выделывается хорошая «шагрень».

Акулий промысел, поставленный рационально, может давать значительный доход. В настоящее время в Норвегии, Японии и в Америке промысел акулы развит в больших размерах, причем промышленники используют целиком всю акулу — кожу, мясо и жир. В Норвегии акулье мясо солят и коптят и вывозят в большом количестве в Германию. Норвежцы промышляют акул преимущественно о водах нашего Баренцова моря.

Арктика - i_025.jpg

Рыба водится не только около Мурманского берега Баренцова моря, но и в восточной части Баренцова моря, около Канина полуострова, в Печорском районе и вообще на всем протяжении Ненецкого берега, от реки Индиги до Югорского Шара. Около Канина ловится преимущественно навага, а в устьях реки Печоры и в самой реке ловится, главным образом, семга.

Семга — морская рыба, но она идет в реку метать икру. Когда семга начинает подниматься вверх по рекам для метания икры, поперек рек ставят «заборы», заграждения из свай и кольев, к которым прислоняется плетень. Забор ставится углами: углы раскрыты к устью реки, а в самых вершинах углов оставляется отверстие, куда вставлены мережи и сети.

Подымаясь по реке семга встречает «забор», начинает отыскивать себе проход и по стенкам забора доходит до самой вершины угла и через оставленное в нем отверстие попадает в мережу.

Семгу ловят также завесками около морских берегов. Завески — это две сети, ставящиеся около берега: одна вдоль берега, а другая — поперек. К концам сети прикрепляется еще по сети вроде мешков. Когда семга на своем пути встречает сеть, она обходит ее, как и забор, и в конце концов попадает в «тайник» сети — мешок.

Все эти способы рыбной ловли устарели и мало выгодны. Все рыболовное дело на Севере нуждается в коренном перестройке и техническом усовершенствовании.

Если в Баренцовом море сейчас уже работают наши траулеры, то в Печорском районе траулеров еще нет. Там ощущается большой недостаток даже в моторных ботах. Рыбные промыслы в пределах северо-западной и северо- восточной Сибири развиты еще меньше, чем в морях советского европейского Заполярья. Только в Обской губе да в низовьях Енисея местные жители — остяки и самоеды промышляют рыбной ловлей для своего потребления. Но дальше к востоку, вплоть до Берингова пролива, можно сказать, рыбных промыслов не существует.

Между тем побережье Сибири и устья сибирских рек чрезвычайно богаты рыбой.

Мы еще плохо пользуемся рыбными богатствам и, только теперь, с социалистической реконструкцией народного хозяйства Союза, в корне изменяется и система рыбных промыслов.

Коллективизация и механизация рыбных промыслов дают основание сказать, что страна строящегося социализма полностью овладеет рыбными богатствами арктических морей.

В свою очередь рациональное рыбное хозяйство уже ставит на очередь постройку консервных заводов и холодильников, а также постройку путей сообщения для перевозки рыбы. Улов рыбы в наших северных морях государственными и кооперативными организациями достигает следующих размеров:

Арктика - i_026.jpg

В 1930 г. улов разной рыбы составил 350000 центнеров. Интересно сравнить наш улов рыбы с уловом норвежцев в северных морях. Норвежцы ежегодно вылавливают, в среднем, трески свыше 300 000 центнеров, сельди до 250000 центнеров, сардин около 300000 центнеров. Ценность улова норвежцев около 100 миллионов рублей золотом. Рыбным промыслом в Норвегии занято около 100 тысяч человек. Рыболовный флот состоят из 5000 моторных судов и 10000 рыбачьих парусных лодок. Наша ближайшая задача в рыболовном промысле на севере — это догнать Норвегию. В этом направлении и идет сейчас работа. В 1931 г. увеличен наш траловый флот, а в Мурманске построен завод промысловых моторных ботов.

24
{"b":"560310","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Выпечка в мультиварке. Пироги, пирожки, кексы
Обречены воевать
Возраст красоты. Секреты трех поколений французских бьюти-редакторов
Московская стена
Итак, моя радость…
На пятьдесят оттенков темнее
Ка: Дарр Дубраули в руинах Имра
Жизнь взаймы
Карта желаний. Подари себе новую жизнь