ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Руку подняла маленькая кареглазая девочка с венчиком косичек на голове.

- Ты запомнила?

- Да, - встала девочка.

- Знаете, Глеб, если Танечка сказала, что сможет узнать, это заслуживает внимания. На нее можно положиться, - сказал Лев Антонович.

Шахматный урок закончился. Дети шумно расходились. Только мастер, Горин и Танечка остались на своих местах.

- Таня, женщина, что заглядывала в ваш класс, моложе или старше вашей учительницы?

- У нее губы и глаза накрашены. Она некрасивая, - покраснев, ответила Таня.

Глеб понял, как осторожно и точно надо задавать вопросы девочке, которая свою учительницу видит богиней.

- Таня, а почему ты обратила на нее внимание? - спросил Лев Антонович.

- Она улыбнулась, как королева...

- Какая королева? - удивился Горин.

- О, я должен объяснить это, - сказал учитель. Он достал из своего потертого, набитого книгами портфеля небольшой альбом, раскрыл его и спросил Таню:

- Эта королева?

- Да, - ответила Таня.

Глеб с любопытством посмотрел на фотографию картины. На ней была изображена дама с короной на голове. Королева торжествующе, злорадно улыбалась.

- Перед вами альбом фоторепродукций картин очень интересной, самобытной художницы из Казани Галины Сатониной. Картины Сатониной необычны, содержат неожиданные аллегории и выполнены удивительно талантливо и искусно. Если хотите, посмотрите весь альбом.

- Спасибо, с удовольствием посмотрю, но... немного позже. Танечка, что, эта женщина была похожа на шахматную королеву?

- Нет, но она вот так улыбалась...

- Ты смогла бы узнать ее? - еще раз спросил Горин.

- Я ее запомнила, - просто ответила Таня.

Из кабинета директора школы Глеб позвонил в научно- технический отдел управления милиции Ленинграда. Уговорил специалиста по композиционным портретам эксперта Петрову сделать работу с Таней срочно.

Договорившись с учительницей, Глеб повез Таню в Ленинград. В электричке вспоминал, как над первыми фотороботами молодого специалиста Люси Петровой все посмеивались. Говорили, что они не имеют индивидуальных черт и по ним никого узнать нельзя. Горин, как и все в то время, тоже относился к фотороботам отрицательно. Но однажды, когда Петрова составила очередной фоторобот девицы, подозревавшейся в краже, Глеб с его помощью моментально раскрыл преступление. В соседнем с местом кражи общежитии Глеб показал фоторобот. По нему узнали одну из бывших жиличек общежития. Глеб в тот же день ее задержал и даже смог вернуть все похищенные ею вещи.

С тех пор Глеб стал ярым защитником Петровой и поклонником ее фотороботов.

Прямо с вокзала Глеб и Таня проехали к Петровой. Кабинет ее был заставлен разными приборами. Петрова не разрешала никому присутствовать при составлении портретов.

"Мне нужен контакт со свидетелем, его полное доверие ко мне и высокая степень сосредоточенности, чтобы вспомнить мелкие подробности..." - говорила Люся.

Глеб все это знал. Оставив Таню в кабинете, он спросил, когда приходить за результатом.

- Через два часа... И с букетом цветов, - улыбнулась Люся. Когда через два часа двери кабинета открылись и Глеба впустили,

портрет был готов.

Таня подружилась с Петровой и весело болтала, рассказывая какую-то смешную историю из школьной жизни.

- Все бы у меня были такие помощники. - Люся погладила девочку по голове. - Наблюдательна, серьезна, самокритична, умеет сосредоточиваться и работать с большим напряжением... Многим взрослым даст фору... Да, а где цветы?

- Извини, цветов не нашел. Вместо них купил торт. Будете пить чай с тортом, - сказал Глеб, протягивая Люсе коробку.

- "Не нашел"... Скажи лучше, что и не искал. Разве можно сравнить торт и цветы! Ты бы что выбрала, Таня?

- Не знаю... Я люблю розы...

- О! Чем отличается девочка от мальчика? Девочка - это маленькая женщина, а мальчик, даже и большой мальчик, - это ребенок. Она поцеловала Таню в лоб и добавила:

- Что возьмешь с сыщика, откуда ему быть романтиком!

- Вот уж не согласен. Настоящий сыщик - романтик чистой воды. Он всегда живет несбыточными мечтами... Переходи лучше к прозе, а то нам ехать далеко. Угощай Таню чаем...

- А то я не знаю. Чай сейчас закипит, и будем пить все... Ну, любуйся, вот твоя прекрасная дама... - Петрова показала Глебу свою работу.

На следующий день Глеб стал обладателем пачки фотографий композиционного портрета, сделанного Петровой.

Прежде чем показывать фотографии в школах, Глеб разыскал Таню.

- Таня, как по-твоему, эта фотография похожа на ту женщину, которую ты видела в школе?

- Похожа, но как-то не очень.

- Я так и думал... Жизни в ней маловато... Что, если мы с тобой сходим к одному художнику и попросим вдохнуть жизнь в нашу королеву? Это не очень далеко, с учительницей я договорюсь.

- Я согласна.

Даже когда по фотороботу удалось найти девицу, Глеб видел, что между роботом и фотографией была "дистанция огромного размера". Робот отличался от фотографии еще больше, чем фотография от портрета.

С художником, к которому Глеб собирался вести Таню, он сам познакомился при необычных обстоятельствах. В прошлом году весной возле кинотеатра какой-то хулиган избил двух человек. К приезду милиции хулиган, как обычно это бывает, убежал. Свидетели путано и сбивчиво описывали приметы преступника. Вдруг к Глебу подошел один из очевидцев и сказал: "Хотите, я нарисую вам портрет этого типа?"

Пришли в милицию. В кабинете Горина художник нарисовал по памяти портрет хулигана, которого сразу и опознали. Так Глеб познакомился с художником Иваном Суратовым. Они понравились друг другу, но встречались редко. Оба были заняты своими делами.

Глеб понимал, что надо торопиться, пока образ неизвестной еще живет в Таниной памяти.

Иван встретил Глеба не очень приветливо. Он был явно чем- то расстроен и огорчен. С трудом Глебу удалось узнать, что накануне у Ивана не приняли картину на какую-то выставку и он поссорился с начальством.

Если бы Глеб пришел один, ему не удалось бы быстро улучшить настроение Ивана, но с Глебом была маленькая девочка, и Иван махнул рукой на свои неудачи, вновь, как обычно, начал шутить. Заметив, с каким интересом Таня рассматривает наброски, этюды, картины, висевшие на стенах, разложенные на столах и стульях, стоявшие на мольбертах, как долго она изучает картину "Озеро", ту самую, что вчера забраковали и не приняли на выставку, Иван спросил:

- Нравится?

- Страшная очень... Рыб жалко... И детей. Им купаться хочется, а нельзя...

- Что-нибудь надо или так пришли? - спросил Иван, с уважением посмотрев на Таню.

- Надо. Понимаешь, Таня видела женщину, которую мы ищем. С ее слов сделан композиционный портрет, но он очень схематичен. Его надо как-то оживить. Ты не возьмешься? Как в прошлый раз...

- Тогда я рисовал человека, которого видел сам. Эту девушку ведь я не видел. - Говоря, Иван скосил глаза на фото, выложенное Глебом на стол.

- Теперь тебе поможет Таня...

- Ладно, попробуем, - сдался Иван. - Давай рисовать, раз так, - сказал он, повернувшись к Тане. - Если настроение плохое, надо рисовать, рисовать, рисовать.

Иван достал пачку бумаги, карандаши и сел за стол.

- Что натворила девица? - спросил Иван.

- Подозреваю, что украла дорогую норковую шапку...

- У кого?

- У молодой учительницы.

Иван начал делать наброски, спрашивая у Тани, так ли выглядела девица, что не похоже, какие детали надо заменить или изменить.

Таня сидела рядом с художником, делая изредка какие-то замечания. Вдруг, когда Иван еще даже не закончил портрет, она вскочила:

- Вот так, теперь похоже, очень похоже!

Портрет, на котором девушка, чуть скосив глаза, злорадно улыбалась, был одновременно похож и не похож на фоторобот, лежавший на столе перед Иваном.

- Ваня, гениально. Сделай только пожирней, почернее, чтобы нам перефотографировать и размножить, - попросил Глеб.

2
{"b":"56036","o":1}