ЛитМир - Электронная Библиотека

– Пускай. Но без таких удобств. Если нападут Говарды, рыцари должны быть начеку. А то закончится как с Роулэндом.

Сиверн кивнул и велел людям убрать перины.

Лиана стояла на краю поляны и в ужасе смотрела, как муж и его брат молотят друг друга кулаками. Она боялась, что драка перерастет в кровопролитие, но Перегрины, немного порычав друг на друга, разошлись. Лиана вздохнула с облегчением, и увидела, что ее служанки тоже с ужасом наблюдали за потасовкой. Зато рыцари не обратили на стычку своих господ ни малейшего внимания. Но удары были такими мощными! Лиана знала, что любой из них способен сбить человека с ног.

В этот миг к ней подбежала Джойс и жалобно запричитала:

– Миледи, у них нет шатров! Нам придется спать на земле!

Последнюю фразу она произнесла поистине трагически.

Обычно, когда Лиана, ее родители и свита путешествовали, они останавливались на ночлег в замке какого-нибудь лорда или разбивали просторные шатры. При переезде из замка в замок большую часть мебели, кровати, столы и прочую утварь обычно брали с собой, поэтому шатры выглядели как настоящие дома.

– И потом совершенно нет горячей пищи, – ныла Джойс. – Только холодное мясо, взятое со свадебного стола. Две служанки рыдают.

– Пусть вытрут слезы, – прикрикнула на прислужницу Лиана. – Ты сама мне толковала, что хорошей жене жаловаться не пристало. Это относится и к служанкам хорошей жены.

Лиана была слишком взволнована ожиданием брачной ночи, чтобы беспокоиться из-за всякой ерунды вроде холодной пищи и" отсутствия шатров.

Сзади раздался какой-то шум. Обе женщины обернулись и увидели, что рыцари сворачивают перины и засовывают их обратно в повозки.

– Ой! – взвизгнула Джойс и бросилась к рыцарям.

Еще час понадобился, чтобы Лиана уложила своих служанок спать на траве. По ее приказу с повозок сняли мешки с мехами, разостлали шкуры на земле, и только таким образом удалось успокоить плачущих женщин.. Некоторые из рыцарей утешали несчастных, гладя их и обнимая.

Лиана велела постелить ей шкуры невдалеке от лагеря под раскидистым дубом. Джойс помогла госпоже снять изуродованное платье и надеть чистую льняную рубашку. Потом Лиана улеглась и стала ждать. Она ждала, ждала, ждала, но Роган так и не пришел. Накануне ночью девушка почти не спала, а день выдался утомительным, поэтому, как ни старалась она бодрствовать, сон в конце концов сморил ее. Лиана уснула с улыбкой на устах, зная, что проснется от прикосновения мужа.

Однако Роган улегся на грубом одеяле рядом с Сиверном – в походе он всегда спал вместе с братом.

Сиверн сонно пробормотал:

– Мне казалось, что ты теперь женат.

– Ну вот еще – нападут Говарды, а я буду развлекаться с какой-то девчонкой, – презрительно ответил Роган.

– Она прехорошенькая, – заметил Сиверн.

– Мне кролики не нравятся. Я и в лицо-то ее не помню – лишь по платью различаю. Сегодня у нас четверг?

– Да. А домой вернемся в субботу вечером.

– Вот и отлично, – тихо сказал Роган. – Не хватало еще в субботу вечером питаться крольчатиной.

Сиверн отвернулся и уснул, а Роган ворочался еще целый час. Воспоминания в этом месте были слишком мучительны. Потом он стал думать, как распорядиться приданым. Нужно построить боевые машины, нанять и вооружить воинов, закупить продовольствия на случай осады. Потребуется много времени и сил, чтобы отвоевать дедовские земли.

Ни разу Роган не вспомнил о новой жене, терпеливо ожидавшей его под дубом.

Наутро Лиана пребывала в сквернейшем расположении духа. Тут как раз явилась Джойс, сообщить, что служанки очень недовольны. Рыцари оказались грубы в любовных утехах, и две служанки жаловались на синяки и ссадины.

– Так им и надо, – огрызнулась Лиана. – Принеси мне синее платье, головной убор и скажи женщинам, чтобы они перестали ныть, иначе я устрою им такую жизнь, что будет не до нытья.

Лиана увидела сквозь деревья своего супруга и усилием воли заставила гнев утихнуть. Неужели все браки таковы? Неужели женщинам приходится сносить обиду за обидой, не имея возможности за себя постоять? И это называется любовью?

Лиана надела шелковое платье с золотым поясом, усыпанным бриллиантами. Головная повязка была тоже вся покрыта маленькими алмазами. Может, сегодня Роган взглянет на нее иначе. Возможно, минувшей ночью он постеснялся лечь с женой, когда вокруг столько людей. Наверняка существовали какие-то серьезные причины для такого поведения.

Муж даже не пожелал ей доброго утра. Он прошел мимо, не взглянув на жену. Лиане показалось, что он не узнал ее.

С помощью одного из рыцарей она села в седло и снова поскакала в облаке пыли.

К полудню терпение было на исходе. Она видела, что Сиверн и Роган, ехавшие во главе колонны, беседуют о чем-то серьезном, и Лиане захотелось узнать, о чем речь. Она пришпорила лошадь и догнала Перегринов.

– Миледи! – встревоженно крикнула ей вслед Джойс. – Куда вы?

– Раз муж не навещает меня, я отправлюсь к нему сама.

– Этого нельзя делать! – вскричала Джойс. – Мужчины не любят навязчивых женщин. Вы обязаны ждать, пока он сам придет к вам.

Лиана заколебалась, но выносить скуку больше не было сил.

– Посмотрим, – сказала она и через минуту оказалась рядом с Роганом. Сиверн взглянул на нее, Роган не снизошел. Ни тот, ни другой не поздоровались.

– Нам нужно как можно больше зерна, – сказал Роган. – Чем больше припасов, тем лучше.

– А как быть с пятьюдесятью гектарами, что вокруг Северной дороги? Крестьяне говорят, что земля там не родит, а овцы дохнут.

– Как бы не так! – фыркнул Роган. – Эти скоты наверняка продают овец бродячим торговцам, а деньги прикарманивают. Надо поджечь пару домов, устроить хорошую порку, и тогда посмотрим, будут ли у них дохнуть овцы или нет.

В этом Лиана разбиралась превосходно. Долгие годы она только и занималась, что овцами и крестьянами. Она начисто забыла, что нужно быть послушной и держать язык за зубами.

– Запугивание крестьян ничего хорошего не дает, – громко заявила Лиана, не глядя на Перегринов. – Во-первых, нужно выяснить, правду ли они говорят. Возможно, земля и в самом деле истощена. Надо проверить, не наложил ли кто на овец заклятие. Если с этим все в порядке, если крестьяне действительно плутуют, тогда нужно прогнать их с земли. Я убедилась, что эта мера действует не хуже, чем истязания, а ведь она гораздо менее.., неприятная. Я займусь этим делом, когда мы приедем на место.

116
{"b":"56038","o":1}