ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

Замок Морей показался на горизонте в середине дня. Более унылого зрелища Лиана в жизни не видывала. Старинный замок, построенный для чисто военных целей, за последние полтора века явно не обновлялся. Вместо окон были бойницы, главная башня выглядела мощно и неприступно. На стене с обломанными зубцами виднелись люди. Замок выглядел так, словно его много раз осаждали и ни разу не ремонтировали.

Когда колонна подъехала к замку поближе, Лиана ощутила жуткое зловоние, заглушавшее даже запах конского пота и немытых тел.

– Миледи! – с ужасом прошептала Джойс.

Лиана не оглянулась, она смотрела прямо перед собой. Мачеха рассказывала, что Перегрины живут в грязи и мерзости, но такого девушка себе не представляла.

Вначале показался ров. Все отхожие места замка выходили в эту широкую канаву, вода в которой давно превратилась в густую жижу, заваленную скелетами животных. Лиана вскинула голову повыше, а служанки закашлялись и зачихали.

Вытянувшись в цепочку, отряд въехал в длинный туннель с низким потолком. Лиана заметила три тяжеленные кованные решетки, сейчас поднятые вверх, но готовые в любую минуту обрушиться на головы незваных гостей. Туннель вывел к узкому внутреннему двору, вдвое меньшего размера, чем двор в замке графа Невилла. Зато тут было в три раза больше народу. Теперь испытанию вслед за обонянием подвергся слух: кузнецы били молотами по наковальням, собаки лаяли, плотники пилили и строгали, все вокруг орали и ругались.

Неимоверный гул, зловоние, доносившиеся из конюшен и свинарников, обрушились на Лиану.

Справа раздался девичий визг" и служанка вместе с лошадью метнулась к своей госпоже. Оказывается, с желоба третьего этажа прямо на головы вновь прибывших обрушился целый водопад мочи. По земле стало растекаться зловонное пятно.

Лиана и ее женщины не произнесли ни слова – так они были потрясены.

Справа Лиана увидела две каменные лестницы: одна вела к главной башне, другая к двухэтажному зданию с покатой крышей. Замок оказался совсем маленьким – с одним-единственным двором, не разделенный а господские покои и служебные помещения. Здесь все жили вместе.

На ступенях одной из лестниц Лиана увидела двух женщин. Они разглядывали ее с весьма нахальным видом, потом показали на нее пальцем и расхохотались. Было видно, что это всего лишь служанки, но за чистотой они явно не следили. Ничего, скоро Лиана научит их, как надо себя вести и как надо работать.

Она пригляделась к женщинам. Они были невысокие, мясистые, с широкими бедрами и распущенными грязными волосами. Одежда вызывающе обтягивала их пышные формы; при ходьбе женщины зазывно покачивали бедрами. Они медленно спустились по ступеням и прошлись по двору. Большие груди покачивались так призывно, что большинство мужчин не могли оторвать глаза от этого зрелища.

Один из рыцарей помог Лиане спуститься на землю. Женщины явно направлялись к Рогану. Тот кричал на людей, разгружавших повозки, но тем не менее удостоил вниманием и мясистых служанок. Одна из них оглянулась на Лиану с таким торжествующим видом, что та испытала острое желание отхлестать нахалку по физиономии.

– Давайте войдем внутрь, миледи, – тихо сказала Джойс. – Может быть, там… – Она не договорила.

Стало ясно, что супруг не собирается показывать новой хозяйке ее владения, да Лиана уже и не особенно рассчитывала на такую любезность. Она сама решила, что лестница, по которой спустились наглые служанки, ведет в господские покои. Задрав повыше юбку и отшвырнув туфелькой какие-то кости и дохлую птицу. Лиана стала подниматься вверх.

Лестница привела в большую залу, когда-то обшитую резным деревом. Теперь панели пришли в полную негодность – они были" изрублены топорами, повсюду на гвоздях висели кольчуги и мечи. Широкая деревянная дверь, еле-еле державшаяся на одной петле, вела в огромную комнату с высоченным потолком.

Лиана и ее служанки вошли туда и молча застыли на месте. Сказать, что в комнате грязно, означало ничего не сказать. Весь пол оказался завален костями и объедками, копившимися здесь лет сто. Повсюду жужжали жирные мухи, а среди мусора копошились мерзкие серые твари, на которых Лиане и взглянуть было страшно.

С потолка чуть ли не до пола свисали пыльные паутины с мохнатыми пауками. Огромный камин наполовину засыпан пеплом. Из мебели в «столовой» имелись лишь грубый, тяжелый стол, вытесанный из дубового ствола, да восемь сломанных стульев, покрытых толстым слоем жира.

В столовой было несколько окон, причем некоторые находились футах в пятнадцати от пола, но ни стекол, ни ставен не наблюдалось, так что запахи свободно проникали из двора и рва.

Одна,из служанок покачнулась и собралась упасть в обморок. Лиану это ничуть не удивило, тем не менее она приказала:

– Немедленно приди в себя! Иначе придется уложить тебя на грязный пол.

Девушка немедленно выпрямилась.

Лиана взяла в руки все свое мужество (и подол платья тоже) и пересекла комнату, направляясь к лестнице, расположенной в северо-восточном углу. Лестница тоже была усыпана костями, грязной соломой, кое-где валялись дохлые крысы.

– Джойс, пойдем со мной, – бросила Лиана через плечо. – Остальным оставаться на месте.

Поднявшись вверх на восемь пролетов, Лиана обнаружила комнату (слева) и уборную (справа). В комнату девушка просто заглянула, но входить не стала. Внутри оказался маленький круглый стол, два стула и масса всяческого оружия.

Лиана поднялась еще выше, на второй этаж башни. Джойс робко жалась к хозяйке. На втором этаже обнаружилось нечто вроде прихожей, с правой стороны которой находилась дверь. За дверью была спальня с грязными соломенными матрасами и двумя подстилками грубой шерсти. К спальне примыкала еще одна уборная.

Джойс шагнула вперед и наклонилась к грязным подстилкам.

– Там вши, – коротко бросила Лиана и вернулась в прихожую.

Другая дверь вела в солярий – просторную, светлую комнату с множеством окон. У южной стены солярия начиналась деревянная лестница, ведущая на третий этаж. Лиана услышала наверху какой-то шорох и подняла голову. На резных потолочных балках были укреплены деревянные шестки, где сидели охотничьи сокола, ястребы, перегрины, мерлины, кречеты – все в надвинутых колпачках. Стены были изгажены птичьим пометом, о поле и говорить нечего.

119
{"b":"56038","o":1}