ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 8

После того как Роган удалился и оставил крестьян в покое. Лиана не сразу пришла в себя. Кажется, дела ее шли неважно – понравиться мужу никак не удавалось. Она смотрела ему вслед: Роган по-прежнему был одет в свой свадебный наряд, с каждым днем становившийся все грязнее. Лиане захотелось броситься вдогонку и попросить прощения. Ей было больно видеть ярость в его глазах. Пусть уж лучше не замечает ее, чем злится.

– Миледи, мы вам так благодарны.

Лиана увидела тощую, изможденную крестьянку, стоявшую перед ней на коленях и целовавшую край платья госпожи.

– Спасибо вам, – повторила женщина. Остальные крестьяне тоже приблизились и стали кланяться так низко, что Лиане сделалось не по себе. Таких забитых и затравленных людей она в жизни не видывала. На землях ее отца крестьяне были румяными, упитанными, веселыми, а эти едва держались на ногах от истощения и страха.

– Немедленно встаньте, – приказала Лиана. Крестьяне медленно повиновались, глядя на нее с явным испугом.

– Слушайте меня. Вы знаете, чего хочет мой супруг. Ему нужны воры, и найти их – ваша задача.

Взгляды крестьян стали жесткими. В них еще оставалась гордость – чувство, не позволявшее выдать жестокому господину своих братьев.

Голос Лианы стал мягче.

– Но прежде всего я должна вас накормить. Вот ты, – она показала на мужчину, только что спасенного ею от лютой смерти. – Отправляйся и выбери самую упитанную корову в стаде Перегринов, а также двух овец. Пригони их сюда, забей и поджарь. Вам нужно как следует наесться, потому что в ближайшие недели предстоит много работы.

Крестьянин не тронулся с места.

– Скоро вечер. Иди!

Бедняк опустился на колени, лицо его выражало муку.

– Миледи, лорд Роган сурово карает всякого, кто посягает на его собственность. Нам запрещается трогать его скотину и есть его зерно. Он продает все – до последнего барана и последнего зернышка.

– Так было раньше, до меня, – терпеливо сказала Лиана. – Сейчас у лорда Рогана появились деньги. Отправляйся и забей скотину. Я сама отвечу перед лордом. – От этой мысли Лиана поежилась, но нельзя было показывать страх перед крестьянами. – А теперь скажите мне, где пекарня? Где живет пекарь, подавший в суд на моего мужа?

Дело двигалось очень медленно. Две недели – маленький срок. Шесть рыцарей свиты поначалу наблюдали за действиями своей госпожи с ироническим видом – мужчины всегда смотрят так на женщин, когда те берутся за мужскую работу.

Лиана велела убрать с одного из полей пшеницу, зерно отвезти пекарю, а солому использовать для починки крыш крестьянских домов. Одному из рыцарей она поручила руководить очисткой дорог, заваленных навозом и экскрементами. Другой рыцарь собрал крестьян и заставил их мыться – местные жители были еще грязнее, чем их улицы. Что до торговцев, то поначалу они отказались продавать леди Перегрин какие-либо товары в долг. Она рассердилась, но потом вспомнила историю с пекарем и сменила гнев на милость – расплатилась вперед серебряными монетами из кошеля, притороченного к седлу ее лошади.

В замок Морей Лиана вернулась на закате. Увидев, что двое из сопровождавших ее рыцарей от усталости дремлют в седлах, она довольно улыбнулась. План Лианы был прост: надо обеспечить крестьянам сносную жизнь, чтобы они испытывали благодарность к своим господам, а не к ворам, которые, скорее всего, часть своей добычи отдают беднякам. За две недели, конечно, не просто привести деревню в порядок, но попытаться можно.

Возле замка зловоние вновь ударило Лиане в нос, и она подумала, что все-таки необходимо получить разрешение Рогана на очистку рвов. Зато внутри замка многое изменилось. На земле почти не осталось мусора, конюшни выглядели лучше, кучи отбросов исчезли. Увидев госпожу, слуги и некоторые из рыцарей почтительно поклонились. Лиана довольно улыбнулась – теперь они научились обращать на нее внимание.

Лиана поднялась в Рыцарский зал. Здесь трудились женщины. Зал еще не приобрел должный вид – во всяком случае, по меркам Лианы: стены, например, нужно вымыть еще раз. Зато можно ступать по полу, не опасаясь споткнуться о какую-нибудь кость.

Стол и стулья были вычищены, а в углу сидели Сиверн и Зарид, с удовлетворением разглядывая огромную кучу дохлых жирных крыс. Вид у братьев был усталый, но гордый.

– Что это такое? – резко спросила Лиана. Сиверн и Зарид встрепенулись и заулыбались. Глядя на подростка, Лиана подумала, что он и в самом деле прехорошенький.

– Вот сколько мы перебили, – гордо объявил Зарид. – Ты до скольких умеешь считать? Роган знает арифметику, но до стольких он считать не умеет.

Лиане очень не хотелось подходить к дохлым крысам, но мальчик выглядел таким гордым, что уклониться было нельзя. Она стала загибать пальцы, а Зарид вышвыривать крыс одну за другой в окно. Это Лиане не понравилось, но в конце концов несколько лишних дохлых крыс не сделают ров еще грязнее, чем он есть. Один из грызунов оказался еще жив, и Лиана отскочила в сторону, но Зарид одним ударом кулака размозжил крысе голову. Сиверн одобрительно улыбнулся.

Лиана насчитала пятьдесят восемь крыс. Когда последняя исчезла за окном, молодая женщина устало опустилась на стул рядом с Сиверном и оглядела комнату.

– Пятьдесят восемь! – воскликнул Зарид. – То-то Роган удивится. – – А те кости выкинуть забыли, – показала Лиана на камин. Над ним висели шесть лошадиных черепов. Прежде Лиана их не замечала – наверное, их скрывал слой пыли и паутины.

Тут она заметила, что Сиверн и Зарид смотрят на нее с таким ужасом, будто на голове у нее выросли рога. Лиана осмотрела свое платье – оно было, конечно, грязным, но не таким уж кошмарным.

– Что-нибудь не так? – спросила она.

– Это же кони Перегринов! – с ужасом прошептал Зарид.

Лиана не поняла, что он хотел этим сказать, и взглянула на Сиверна. Изумление на красивом лице среднего брата сменилось холодной яростью – да такой, что не уступила бы по силе ярости Рогана. Ровным голосом Сиверн сказал:

– Говарды осадили замок Беван, где находились отец, мать Зарида и наш брат Вильям. Они все умерли от голода. Однажды отец поднялся на стену и попросил Говардов выпустить из замка женщин, но Говарды отказались. – Сиверн понизил голос. – Перед смертью осажденные съели лошадей. Вот этих. – Он показал на черепа и уставился на Лиану горящим взглядом. – Мы, Перегрины, такого не забываем. Черепа останутся на месте.

128
{"b":"56038","o":1}