ЛитМир - Электронная Библиотека

– Иди и займись учением, – прикрикнул на него Роган. – Я же займусь судом. И если ты не хочешь, чтобы я заставил тебя сожрать собственный язык, не распускай его.

Сиверн отвернулся с довольной улыбкой. Вот это похоже на Рогана. Тот вечно рычал и огрызался, обращался с младшим братом как с ребенком. Да, женщина может отмыть и очистить замок, но Рогана ей не изменить, Как бы не так! Никто и ничто на" свете не может изменить Рогана.

Лиане захотелось кинуть в Сиверна чем-нибудь тяжелым. Она сразу поняла, чего добивается деверь, – вид Рогана, спящего на коленях у жены, поверг среднего Перегрина в ужас. Все вокруг только и пытались не дать Рогану оттаять. Лиана положила руку мужу на плечо.

– Может быть, я смогу быть полезной в судебном разбирательстве? Я часто помогала отцу.

И в самом деле, после смерти матери она сама решала все судебные тяжбы, поскольку у графа Невилла не хватало времени заниматься подобными пустяками.

Роган вскочил на ноги и рявкнул на нее:

– Ты заходишь слишком далеко, женщина. Суд здесь вершу я! Никто, кроме меня, не смеет разбирать тяжбы между крестьянами.

Лиана тоже встала.

– И я вижу, что ты неплохо справляешься с этим делом, – насмешливо бросила она. – То-то они у тебя дохнут от голода, а крыши их домов обваливаются им на головы. Как ты поступаешь, если к тебе приходят двое спорящих? Вешаешь их обоих, да? Да ты понятия не имеешь, что такое справедливость. Ты умеешь только карать.

Глядя в свирепое лицо мужа, Лиана подумала, что сейчас он прибавит к длинному списку своих жертв еще одну. Она хотела попятиться, но огромным усилием воли заставила себя выдержать его взгляд.

Выражение лица Рогана неуловимо изменилось.

– А как бы ты поступила с человеком, укравшим чужую корову? Заставила бы вора и хозяина вместе вымыться? Присудила бы виновного к тому, чтобы он дважды в день чистил ногти?

– Конечно нет. Я бы"… – начала Лиана, но вдруг поняла, что он ее дразнит, и ее глаза блеснули. – В качестве наказания я бы заставила виновного провести в твоем обществе целый день, чтобы он наслаждался твоим дивным нравом и вдыхал запах твоего немытого тела.

– Вот как? – тихо спросил Роган и шагнул к ней. – По-моему, тебя запах моего немытого тела не пугает.

Он притянул к себе жену, и Лиана сразу растаяла. Нет, ее не пугало исходившее от него зловоние, да и его дурной нрав, его свирепые взгляды тоже. Роган поцеловал ее – сначала осторожно, потом страстно, прижимая к себе ее тело.

Оторвавшись от губ Лианы, он спросил:

– Чем должен заниматься твой раб? Может быть, проведем весь день в постели? Представляешь – ты встанешь надо мной в одном шлеме и будешь приказывать мне делать разные вещи.

Глаза Лианы расширились. «Какая интересная мысль», – подумала она и чуть было сразу не согласилась, но подавила приступ страсти.

– Я хочу, чтобы ты переоделся в крестьянское платье и отправился вместе со мной на деревенский праздник.

Роган заморгал, потом оттолкнул жену так, что та рухнула на диван.

– Ни за что на, свете! – возопил он. – Ты хочешь моей смерти. Ты действительно шпионка. Это Говарды…

– Да пошел ты к черту со своими Говардами! – заорала Лиана. – Плевать мне на них. Я всего лишь хочу, чтобы ты провел день со мной. Только со мной одной. Чтобы вокруг не топтались телохранители, чтобы брат не издевался над тобой за то, что ты провел час в обществе жены. Я хочу пробыть с тобой рядом целый день, причем в одежде. Здесь, в замке, это невозможно – нас не оставят в покое. Поэтому я прошу тебя на один день перестать быть лордом и превратиться в крестьянина. Мы отправимся на праздник. – Лиана понизила голос и положила руки ему на плечи. – Пожалуйста. Они такие простые люди, и радости у них тоже простые. Мы будем целый день танцевать, пить, "угощаться. По-моему, крестьяне собираются устроить спектакль. Неужели ты не можешь, уделить мне один день?

Роган не подал виду, но предложение показалось ему привлекательным. Целый день, проведенный в беззаботном веселье…

– Я не могу разгуливать среди крестьян без оружия, – сказал он.

– Они тебя не узнают. Чуть ли не половина мужчин в деревне – незаконные дети твоего отца. А мальчишки – твои дети, – с отвращением добавила она.

Рогана неприятно поразило это наглое замечание. Все-таки надо было запереть девчонку под замок сразу после свадьбы.

– А тебя, по-твоему, они тоже не узнают?

– Я надену на лицо повязку. Или еще как-нибудь замаскируюсь. Крестьяне ни за что не поверят, что их господин и госпожа присутствуют на празднике. Всего один день, а? – Она придвинулась" к нему, и он ощутил запах лаванды, исходивший от ее платья.

– Ладно, – сказал Роган и сам удивился. Лиана бросилась ему на шею и осыпала поцелуями. Недовольное выражение постепенно исчезло с лица Перегрина. Быстрым движением он обнял жену – причем не сладострастно, а нежно. После чего немедленно отпрянул.

– Мне нужно идти, – пробормотал он и попятился. – А ты оставайся здесь и не смей вмешиваться в мои судебные дела.

Лиана попыталась изобразить обиду, но у нее не получилось.

– Хорошо, не буду. Я добрая и покорная жена, я слушаюсь мужа всегда и во всем. Единственное, чего я добиваюсь – сделать твою жизнь счастливой.

Роган не понял, серьезно она говорит или издевается. Надо, надо проучить ее как следует.

– Мне нужно идти, – повторил он. Однако, когда Лиана протянула к нему руки, снова заколебался. Из солярия рыцарь выскочил чуть ли не бегом. «Ладно, – думал он, – пойду с ней на деревенский праздник, а потом отошлю в замок Беван. И обязательно верну сюда свои Дни Недели. Непременно. Жена совершенно отбилась от рук, позволяет себе вмешиваться в мужские дела».

Тут ему пришла в голову еще одна мысль: надо и в самом деле захватить сегодня с собой в спальню шлем.

137
{"b":"56038","o":1}