ЛитМир - Электронная Библиотека

Ио смотрела на своего возлюбленного, на его красивое лицо, побагровевшее от гнева, и думала, что ради его любви охотно продала бы душу самому дьяволу. Да, он делил с ней ложе, проводил с ней все свободное время, даже иногда спрашивал совета, но она не обманывалась: любовь тут ни при чем. Поэтому Иоланта платила Сиверну той же монетой и не подавала виду, что хотела бы получать нечто большее.

– Какая она, леди Лиана? – спросила Ио.

– Настырная, – буркнул Сиверн. – Вечно сует нос в чужие дела. Она непременно хочет заправлять всеми делами – командовать рыцарями, крестьянами, Роганом. И потом – она очень примитивна. Думает, если устроить хорошую чистку, проблемы разрешатся сами собой. Ей, наверное, кажется, что если посадить нас с Говардами в общую лохань, то мы сразу помиримся.

– А какова она собой?

– Обычная. Не красавица. Не могу понять, что Роган в ней нашел.

Иоланта тоже не могла этого понять, но очень хотела выяснить.

– Завтра вечером я буду ужинать с вами в Рыцарском зале, – объявила она.

Сиверн очень удивился. Он знал, что Ио терпеть не может Рогана, да и сам замок тоже.

– Ладно, – наконец вымолвил он. – Может быть, ты научишь ее, как должна вести себя женщина. Пригласи ее к себе. Пусть она держится подальше от судебных заседаний и крестьян. А главное – подальше от моего брата. Скажи ей, пусть занимается женскими делами. Пусть не ломает нам жизнь.

Иоланта подумала: а может быть, это Лиана научит меня, как должна вести себя женщина. Но своей мыслью с Сиверном не поделилась.

Лиана в тысячный раз выглянула из окна. Вчера, когда Роган вернулся с учений, его настроение было испорчено. После праздника он был таким внимательным, таким нежным, а вечером снова дулся и рычал. Потом заперся в Угрюмой комнате и не пустил жену внутрь.

Поздно ночью он появился у нее в спальне и лег рядом. Лиана приникла к нему сонным телом. Сначала ей показалось, что муж оттолкнет ее, но Роган вцепился в нее и, не произнося ни слова, стал яростно заниматься любовью. Лиана даже захотела пожаловаться на его грубость, но инстинкт подсказал ей, что лучше стерпеть, – она сейчас очень нужна мужу.

Потом он крепко обнял ее и затих.

– Скажи мне, что произошло, – прошептала Лиана.

Кажется, Роган собирался заговорить с ней, но передумал, отвернулся и уснул. Утром он встал рано и молча ушел.

И вот она ждала, когда он вернется с учений к ужину. Обедала Лиана в одиночестве – лишь со своими прислужницами и Заридом. Роган предпочел отобедать со своими рыцарями.

Перед ужином Лиана тщательно принарядилась. Всегда чувствуешь себя уверенней, когда хорошо выглядишь.

Она вошла в Рыцарский зал и сразу почувствовала неладное. Зарид, Сиверн и Роган ели молча, не разговаривая друг с другом. Лиана уже догадалась, что гнев Рогана каким-то образом связан с Сиверном, но не могла понять, в чем дело. «Надо будет спросить Зарида», – подумала она. Но лучше всего, если об этом расскажет сам Роган.

Она села слева от мужа и приступила к трапезе. Хотелось как-то нарушить тишину.

– Бодуэн появился? – спросила она.

От этого простого вопроса напряжение в зале еще усилилось. Старшие братья ничего не ответили, и Лиана взглянула на Зарида.

– Он неплохо дерется, – сказал подросток. – Сказывается отцовская порода.

– Он нам не брат, – отрезал Сиверн. Глаза Зарида вспыхнули.

– Он мне такой же брат, как и ты.

– Я научу тебя отличать Перегрина от ублюдка! – зарычал Сиверн.

Тут все трое братьев вскочили на ноги: Сиверн вцепился в горло Зариду, Роган вцепился в горло Сиверну.

Эта бурная сцена была прервана появлением нового действующего лица. Лиана взглянула поверх рук Сиверна, вцепившихся в горло Зарида, и изумленно разинула рот: в дверях стояла женщина невероятной красоты. Она была поистине совершенна, подобной красавицы Лиана в жизни не видывала. Одетая в золотое платье, женщина вся переливалась светом, как солнечный луч, рассекающий кромешную тьму.

– Вижу, что у нас ничего не изменилось, – сказало чудесное видение. Голос у него был холодный и повелительный, и братья Перегрины сразу угомонились.

Женщина вошла в зал грациозной походкой – за ней тянулся длинный шлейф платья, отороченного мехом.

– Сиверн, – укоризненно произнесла женщина, глядя на Перегрина-среднего, как мать на непослушного ребенка.

Сиверн сразу же расцепил пальцы и принял виноватый вид. Потом бросился отодвигать кресло. Усевшись, дама посмотрела на трех братьев и с царственным видом произнесла:

– Можете садиться.

Лиана смотрела на нее во все глаза. Вот как должна выглядеть настоящая женщина: красивая, нарядная, грациозная, а главное – заставляющая мужчин плясать под свою дудку.

– Ио, какая честь для нас, – сказал Роган. – Но почему?..

В его голосе звучала явная неприязнь. Лиана увидела на губах мужа недобрую усмешку – это ее не порадовало.

– Я пришла познакомиться с вашей супругой, – ответила женщина.

Лиана чуть не подпрыгнула от удивления и глубоко вздохнула. Ну, если Роган снова забудет ее имя, она просто рухнет на пол и скончается тут же, на месте. – – Это Леана, а это Иоланта, – буркнул Роган и продолжил ужинать.

«Почти правильно», – подумала Лиана. Может быть, приказать кузнецу выжечь ее имя где-нибудь на видном месте – например, на запястье Рогана, чтобы тот мог время от времени поглядывать на тавро и вспоминать, как зовут его жену?

– Здравствуйте, – пролепетала Лиана. «Что бы такое сказать этой красавице?» – Скажите, вы покупали эту ткань в Лондоне?

– Она из Франции. Мой муж – француз.

– Понятно, – неуверенно улыбнулась Лиана. Ужин был окончательно испорчен. Роган молчал, Сиверн не раскрывал рта, а Зарид, судя по всему, оробел еще больше Лианы. Одна лишь Иоланта чувствовала себя в своей тарелке. Позади ее кресла стояли три прислужницы, подавая ей еду на золотых тарелках. Иоланта ничего не говорила, но с любопытством разглядывала присутствующих, особенно Лиану. Последняя так разнервничалась, что не могла доесть суп.

В конце концов Иоланта встала и удалилась. Лиана вздохнула с облегчением.

– Она очень красива, – сказала она Сиверну. Сиверн, сидевший уткнувшись носом в тарелку, пробурчал что-то неразборчивое.

153
{"b":"56038","o":1}