ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 4

Зарид сидела на коне, спина ее была напряженно выпрямлена. Она знала, что если расслабится хоть на секунду, то разрыдается.

Впереди ехал на боевом коне Сиверн. На нем были шестидесятифунтовые доспехи, и по его виду нельзя было сказать, что он чувствует или думает, вокруг них сгрудились люди Сиверна. А подальше толпа крестьян хохотала и отпускала шуточки.

Утром Зарид гордо ехала позади брата. Она гордилась честью нести знамя Перегринов, имевшее в длину восемь футов. Но когда они приблизились к поместью Маршаллов, им пришлось остановиться.

Перед ними предстали стройные ряды роскошно убранных рыцарей. Их доспехи, полускрытые отороченной мехом, богато отделанной одеждой, были расписаны прекрасными узорами или же сверкали на солнце серебром. Шлемы рыцарей были украшены плюмажами и изображениями голов животных и птиц.

Зарид даже задохнулась, посмотрев на окружающих и сравнив их со своими спутниками. Доспехи Сиверна были покрыты ржавчиной и вмятинами, а на его коне вместо сверкающей попоны, – только старое седло. Доспехи его спутников выглядели еще хуже, а туника Зарид была грязна и в некоторых местах протерлась.

– Мы не сможем принять участие в этой процессии, – шепнула она Сиверну.

Подняв забрало, он повернулся к ней:

– Красивая одежда еще не делает мужчину воином. Ты – Перегрин. Помни об этом! – И, опустив забрало, брат отвернулся.

«Да, я – Перегрин», – подумала Зарид и выпрямилась Сиверн победит всех, и их одежда не имеет ровным счетом никакого значения.

Сиверн поднял руку, и рыцари Перегринов направились вслед за ним к полю, где должен был проходить турнир. Вдоль дороги стояли крестьяне, пришедшие за много миль, чтобы посмотреть на роскошно одетых участников турнира и насладиться зрелищем поединков.

Когда они заметили Перегринов, то принялись хохотать и показывать пальцами. Зарид смотрела прямо перед собой, не осмеливаясь взглянуть на зрителей. «Они ничего не значат для меня, – думала она. – Главное – предстоящие поединки».

У выхода на поле все участники турнира остановились, и герольд Маршалла выкрикнул имя первого, кто должен был предстать перед семьей Маршалла и королем.

Зарид считала, что все участники процессии просто проедут верхом перед трибунами. Но то, что она увидела, заставило ее в изумлении открыть рот Она была потрясена Первого рыцаря звали Гренвилль. Он был одет в черный бархат, а доспехи его украшала золотая насечка. Рыцаря окружали юные пажи, также одетые в черное с золотом. Впереди шествовали четыре трубача, возвестившие о его прибытии. За трубачами шли пятнадцать очаровательных юных девиц в шафранно-желтых платьях. В руках они несли корзинки и бросали розы под ноги коня Гренвилля.

– Лошади истопчут все цветы, – заметил Сиверн, и Зарид согласилась с ним. Ей хотелось ощутить свое превосходство, но, глядя по сторонам, она видела, что даже торговцы одеты лучше Перегринов, и жалела, что ей позволили отправиться на турнир.

Когда появились остальные участники процессии, Зарид поняла, что устроенный Гренвиллем спектакль весьма скромен. Перед некоторыми участниками разыгрывались целые театрализованные представления, других сопровождали оркестры. Перед одним из участников шестерка чудесных вороных коней везла огромную плоскую повозку, на которой стоял человек, наряженный святым Георгием и пытался поразить копьем двадцатифутового зеленого дракона Дракон злобно шипел.

Видя все это, Зарид опустила голову. Может, если закрыть глаза и очень сильно захотеть, она очутится дома, далеко от грозящего Перегринам унижения. Сидящие на трибуне зрители аплодисментами встречали каждого рыцаря. Интересно, будут ли они смеяться, увидев Перегринов?

– Эй, ты!

Зарид повернулась и увидела мальчика, примерно ровесника.

Он смотрел на нее, протягивая красивую тунику красного бархата.

– Что это? – поинтересовалась она.

– Это от моего хозяина, – сердито пояснил мальчик. – Он приказал отдать это тебе.

«Милосердие», – подумала Зарид и гордо выпрямилась.

– Скажи своему хозяину, что мне ничего от него не нужно.

– Судя по твоему виду, тебе нужно все. Не раздумывая, Зарид вынула ногу из стремени и так ударила мальчишку в грудь, что тот повалился на землю.

– Веди себя пристойно! – прикрикнул Сиверн, выплескивая на сестру свое недовольство сегодняшним днем.

– Но он предложил… – начала Зарид и смолкла, увидев мужчину, который помогал мальчику встать. Он был прекрасней всех, кого она видела до сих пор: светлые волосы, белая кожа, голубые глаза, серебряные доспехи и костюм из белого шелка, отделанный серебряными розами.

Глядя на него, Зарид даже приоткрыла рот.

– Простите моего оруженосца, – сказал рыцарь. Его голос обволакивал Зарид, как горячий мед. – Тунику послал я, решив, что, возможно, вы случайно лишились ваших нарядов. Я хотел помочь вам.

– Я… Мы… – Зарид не могла сказать ничего вразумительного. Раньше она не знала, что мужчина может быть так хорош собой.

– Мы не нуждаемся в милостях! – заорал Сиверн. – У нас есть все, что нужно, для того чтобы сражаться. Я не какой-нибудь модник, чтобы украшать себя перед боем цветами, – чванливо заявил он.

Мальчик, которого перед этим Зарид сбила с ног, ощетинился, как котенок.

– Ты не знаешь, с кем разговариваешь! – взвизгнул он. – Это Кольбран. Он вышибет тебя из седла прежде, чем ты будешь включен в списки участников!

– Джейми, – резко произнес Кольбран. – Оставь нас.

Мальчик вызывающе взглянул на Зарид и отвернулся.

– Простите его, – обратился Кольбран к Сиверну. – Он очень молод, и это его первый турнир.

Сиверн промолчал, не отводя взгляда.

Кольбран улыбнулся Зарид, и она чуть не упала с коня. Его улыбка напоминала луч солнца в дождливый день.

– Я вовсе не хотел оскорбить вас. Желаю удачи! Зарид смотрела, как он отошел, как легко вскочил в седло. Его белый конь был также украшен белой тканью с серебряными розами.

Она все еще, склонив голову, наблюдала за Кольбраном, когда Сиверн ударил ее по плечу с такой силой, что чуть было не вышиб из седла.

16
{"b":"56038","o":1}