ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 16

Лиана проснулась поздно утром – никак не могла разомкнуть веки. Она немного поворочалась на мягкой перине, потом сладко потянулась.

– Если хочешь есть, вставай скорее, а то ничего не останется.

Она открыла глаза и увидела, что Роган сидит перед маленьким столиком и уплетает курятину, сыр и хлеб.

– Что ты здесь делаешь?. – возмутилась Лиана. – Зачем ты меня сюда притащил? Твое вино было отравлено!

– Не мое, а моего брата. Но это не важно, его дни на этой земле все равно сочтены.

– Это он принес меня сюда?

– Не только тебя, но и меня. Лиана села на постели и огляделась по сторонам кровать, стол, два стула, подсвечник.

– Он перекинулся на сторону Говардов? – ахнула она. – Неужели он сдал им замок?

Роган взглянул на нее так, словно она окончательно спятила.

– Мой брат, конечно, бывает сущим болваном, к тому же он страшно упрям, но в предательстве его заподозрить трудно.

– Зачем же он это сделал? Роган молча смотрел на пищу. Лиана вскочила на ноги.

– Зачем он усыпил нас и притащил сюда?

– Откуда мне знать? Садись, ешь.

Лиана вспыхнула от гнева. Она бросилась к двери, стала колотить в нее кулачками и кричать, но никто не отзывался. Тогда Лиана подошла к бойнице и тоже принялась кричать. С тем же успехом. Она обернулась к Рогану.

– Как ты можешь есть? Сколько нас продержат в этой тюрьме? Как нам отсюда выбраться?

– Мой отец использовал эту комнату как раз в качестве темницы. Выбраться отсюда невозможно.

– До тех пор, пока твой наглый, глупый братец нас не выпустит сам, так? Господи, ну и семейку я выбрала для своего замужества! Какие-то безмозглые остолопы!

Роган кинул на нее такой тяжелый взгляд, что Лиана пожалела о сказанном.

– Я… – начала она, но муж поднял руку.

– Как только нас выпустят отсюда, можешь возвращаться к своему отцу.

Роган рывком встал и тоже подошел к бойнице.

– Роган, я…

Он отодвинулся.

Весь день они дулись и злились друг на друга. Лиана поглядывала на мужа и вспоминала, как он ее оскорбил. «Ну и пусть я для него ничего не значу», – думала она. Она вернется к отцу или удалится в одно из своих имений. Пускай Перегрины сами сидят в своем замке и любуются на конские черепа.

Вечером им спустили через бойницу сверток с припасами. Роган еду взял, но громко орал, суля Сиверну страшные кары и казни. Ужинать Перегрин-старший уселся в углу, отказываясь делить стол с Лианой.

Когда настала ночь, они по-прежнему не разговаривали. Лиана легла на кровать, так и не зная, где собирается ночевать Роган. Когда он улегся рядом, она запротестовала, но решила смириться – просто отодвинулась подальше, чтобы он ее не касался.

Тем не менее, когда первые солнечные лучи проникли в бойницу. Лиана обнаружила, что лежит в объятиях мужа. Забыв о ссорах и раздорах, она поцеловала его в губы.

Роган немедленно проснулся и страстно ответил на ее поцелуй. Йотом они оба потеряли голову. Во все стороны полетели предметы одежды, и супруги с жадностью предались любви. В этот раз они испытали наслаждение одновременно – за две недели в обоих накопилось много нерастраченной страсти.

Потом они лежали в объятьях друг у друга, покрытые потом. Лиана все хотела спросить у Рогана, действительно ли она так уродлива и остается ли в силе его решение отослать ее прочь. Однако вместо этого она сказала:

– Я видела призрак.

– В комнате под нами?

– Сначала я думала, что это и есть Иоланта. Помнишь я говорила тебе, что она старше Сиверна? Но это была Леди. Это она рассказала мне про Жанну Говард.

Роган не ответил, и Лиана взглянула на него.

– Ты ведь тоже ее видел, правда?

– Никого я не видел. Нет никакого призрака. Это просто…

– Что? Кто она? Когда ты ее видел? Она вышивала или ткала?

Роган ответил не сразу.

– Ткала. Гобелен с единорогом.

– Ты кому-нибудь об этом рассказывал?

– До сих пор нет.

Это признание несказанно обрадовало Лиану.

– Когда ты видел ее? Что она тебе сказала?

– Это было после того, как Оливер Говард похитил.., ее, – тихо ответил Роган.

– Жанну?

– Да, ее. Она пришла ко мне и сказала, что хочет выйти за Говарда, что беременна его ребенком. Попросила меня прекратить войну. Надо было тогда же убить суку на месте.

– Ты не смог этого сделать.

– Да, я этого не сделал. Я вернулся в замок пополнить припасы, ведь война с Говардами шла уже целый год. Однажды утром я испытывал лук и пустил в небо стрелу. Ее подхватил ветер и забросил в окно над солярием. По крайней мере, так мне показалось. И еще мне послышался как бы женский крик. Я поднялся наверх. В тех комнатах давно никто не жил, потому что ходили слухи о привидении. Мой отец клял привидение на чем свет стоит, потому что оно имело привычку пугать наших гостей.

– Тебе было страшно, когда ты отправился за стрелой?

– Нет, я был слишком зол на Говардов, чтобы думать о каком-то призраке. Я потерял двух братьев, и каждая стрела была мне нужна.

– И ты увидел Леди?

Роган едва заметно улыбнулся.

– Я-то думал, что призраки такие.., прозрачные, как бы окутанные туманом. А она была совсем настоящая. Она вернула мне стрелу и отругала меня за то, что я чуть не попал в человека. Лишь потом я вспомнил, что пустил стрелу совсем в другую сторону.

– О чем вы говорили?

– Это было странно. Я разговаривал с ней так, как ни с кем другим.

– Я тоже. И она очень много обо мне знала. Вы говорили о Жанне?

– Да. Она сказала, что Жанна – не та. Лиана взглянула на него.

– Что значит «не та»?

– Не знаю. Но когда я был с ней рядом, мне казалось, что я все понимаю. Наверно, она имела в виду тот стих.

– Какой стих? – уставилась на него Лиана.

– Да есть один стих, который я уже много лет не вспоминаю. Точнее, не стих, а что-то вроде загадки. Как там…

Когда в черном сольются и белый, и красный, Когда черное с золотом станет одним, А единственный с красным союз заключит, Тогда ты узнаешь…

Лиана лежала в объятьях Рогана и думала о загадке.

– Что это значит?

– Понятия не имею. Когда-то я часто размышлял над этим, но так ни до чего и не додумался.

– А что думают Сиверн и Зарид?

164
{"b":"56038","o":1}