ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 6

В самом большом шатре Перегринов стояли три походные кровати. Люди Сиверна спали во втором шатре, поменьше. Зарид лежала на одной из коек, укрывшись до подбородка легким одеялом, когда вернулся Тирль. Он ничего не сказал, разделся и улегся в постель.

Он долго не мог уснуть и лежал, глядя в потолок шатра. Ему не нравилось, что делает с ним эта девчонка, – она превращала его в нечто, чему он и сам не знал названия. Где тот Тирль, который мог ласкать и целовать женщину, тот Тирль, который шутил и смеялся? Каким-то образом эта девчонка заставила его чувствовать себя маленьким и незначительным, и это злило.

Тирль уснул, обещая себе, что больше не будет злиться, что бы она ни сделала. Он слышал сквозь сон, как вошедший Сиверн рухнул на койку.

Тирль проснулся перед рассветом. Все его чувства были обострены: что-то не так. Он тихо лежал, прислушиваясь к тишине, окружавшей шатер, пытаясь понять, где кроется опасность. Его первой мыслью было то, что поблизости находится Оливер, и рука Тирля скользнула к мечу, который лежал рядом с постелью.

Через несколько секунд он понял, что тревожное чувство, пробудившее его, исходит не снаружи шатра, а изнутри. Отбросив покрывало, Тирль подошел к Зарид и склонился над ней. Она лежала тихо, но он понял, что девушка плачет. Он сел на край постели, прижал Зарид к себе и, дотронувшись до нее, понял, что она спит.

Часто ли она плачет во сне? Всегда ли она плачет столь тихо?

Тирль держал ее, прижав к груди. Их тела разделяло лишь тонкое льняное покрывало. Она всхлипывала, как ребенок, волосы у него на груди намокли от ее горячих слез Если бы Тирль не чувствовал ее ничем не стесненную грудь, он подумал бы, что держит в объятиях ребенка.

Он крепко обнимал ее, гладил по голове, и недоумевал что заставляет ее так горько рыдать во сне?

Сиверн проснулся раньше Тирля. Он слышал, что сестра плачет, но не подошел к ней. Так же, как и ее мать, Зарид часто плакала во сне. Он лежал молча, готовый подойти к ней, если потребуется, но не пытался успокоить ее.

Услышав, как Смит пошевелился, а затем встал с постели, Сиверн потянулся к мечу. Чего этот парень шастает по ночам? Когда Смит подошел к Зарид, Сиверн схватился за нож, но, помедлив, глядел, как Смит обнял Зарид.

Сиверн задохнулся от удивления. Как мог этот парень услышать плач Зарид? Никто, кроме Сиверна, не знал, что она плачет во сне. Никто из братьев Зарид не подозревал о ее ночных слезах, а этот человек понял все.

Сиверн расслабился, наблюдая за двумя скрытыми в тени фигурами. «Лиана», – подумал он. – Его невестка знала больше, чем он думал. Она выбрала Смита, считая его хорошим защитником Зарид.

Сиверн смотрел, как Смит держит его сестру, и вспомнил что время, когда плакала мать Зарид. Старшие братья понимали, что мачеха несчастна. Почти год они, не жалуясь, сносили ее слезы, а на второй год ее брака с их отцом попросили мачеху больше не плакать. Но слова не оказали никакого действия.

Сиверн пытался помочь ей. В свои десять лет он был мальчиком крепким и рослым. Его мать давно умерла, но слезы мачехи всколыхнули в нем забытые чувства. Ночью он спускался вниз и, прокравшись в ее комнату, ложился рядом. Ее собственное дитя, Зарид, единственная дочь Перегрина, была отнята у нее при рождении. Она прижималась к Сиверну, сжимала его в объятиях так сильно, что он начинал бояться за свои ребра. Но это не повредило ему, напротив, Сиверн обнаружил, что и ему самому гораздо лучше спится рядом с мачехой.

Он очень боялся, что его старшие братья и отец будут недовольны, если узнают, что он ходит утешать плачущую женщину, но мачеха никому не проговорилась и, встречаясь изредка с ним при свете дня, никак не напоминала об этом.

Но иногда мальчик находил у себя в комнате фрукты или сладости. А когда в 1434 году он тяжело заболел, мачеха дни и ночи напролет просиживала рядом с ним, поила его горячим бульоном и горькими отварами трав. Сиверн еще не вполне оправился от тяжелой болезни, когда она вместе с отцом и старшим братом Вильямом уехала в замок Бивэн.

Говарды осадили Бивэн, и она умерла там от голода. В, руках Говардов скончались и брат, и отец Сиверна.

После этого Сиверн и его оставшиеся в живых четыре брата решили растить Зарид как мальчика, чтобы защитить ее "от Говардов. Возможно, их побудило к этому воспоминание о несчастной плачущей женщине, умершей от голода. Мысль о том, что они не смогли уберечь ее, была невыносима. Возможно, милое личико Зарид, ее длинные ресницы, рыжие волосы и улыбка напоминали им об этой неудаче.

Иногда Сиверну казалось, что они слишком грубо обходятся с Зарид, но через год после смерти мачехи первая жена Рогана попала в плен к Говардам. Сиверн, прикрыл глаза, вспоминая, как борьба за ее возвращение стоила жизни двум его братьям, Бэзилу и Джеймсу. Когда их осталось только трое, Роулэнд, старший из братьев" удвоил бдительность, и военные упражнения занимали теперь вдвое больше времени. Роулэнд гораздо строже стал следить за Зарид и требовал, чтобы она занималась наравне с братьями. Он ополчался на любое проявление мягкости и слабости в сестре.

Четыре года назад Роулэнда убили люди Говарда. Сиверн и Роган были раздавлены – брат был их путеводной звездой, главой семьи.

Зарид начала плакать по ночам после смерти Роулэнда. Когда Сиверн впервые услышал ее рыдания, он подумал, что в замке Морей появился призрак. На следующую ночь он поднялся наверх посмотреть, кто это. Зарид, в полусне, лежала и рыдала в подушку. Ей было всего тринадцать лет. Прижав сестру к себе, Сиверн почувствовал, как она хрупка. Зарид умоляла его никому не говорить, что она плакала, и Сиверн поклялся молчать.

После этого Зарид не рыдала в голос, но иногда, заходя к ней, Сиверн видел, что она плачет во сне. Сперва он думал, что это слезы горя, – слишком много смертей видела Зарид за свою короткую жизнь, – но потом он понял, что это больше чем просто печаль. Сиверн подозревал, что Зарид и сама не осознает причины своих слез. Причина же заключалась в том, что она была одинока, невыносимо одинока.

Однажды Сиверн высказал Рогану мысль, что, возможно, правильнее будет дать Зарид вести себя как ей положено природой. Но пока Роган обдумывал предложение брата, Оливер Говард похитил его жену. Лиану. Перегринам нельзя было терять бдительности.

27
{"b":"56038","o":1}