ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ловец
Молчание сердца. Учение о просветлении и избавлении от страданий
Чего желает повеса
Принц Зазеркалья
Янтарный Дьявол
Феномен «Инстаграма» 2.0. Все новые фишки
Неправильная любовь
Элиза и ее монстры
Точка наслаждения. Ключ к женскому оргазму

– Ха, – не сдавался Джейми. – Отец леди рассчитывает на моего хозяина, и ему нет дела до каких-то грязных Перегринов.

Гнев Зарид, копившийся последние дни, вырвался наружу. Неподалеку лежал меч Сиверна и, схватив его, она двинулась к мальчишке, словно собираясь убить его.

Тирль взял ее за талию и поднял в воздух.

– Прекрати!

– С меня довольно его насмешек! Я собираюсь заставить его замолчать! – кричала Зарид.

Большая рука Тирля стиснула так, что девушке стало трудно дышать. Другой рукой он забрал у нее меч, затем отпустил ее, да так, что Зарид чуть не упала.

– Возвращайся к своему хозяину! – прикрикнул Тирль на Джейми, и мальчишка повиновался.

Тирль повернулся к Зарид.

– – В гневе ты всегда размахиваешь оружием. Тебя что, не научили думать?

– Так же, как и тебя, – огрызнулась она. – Этот ребенок…

– Всего-то, – перебил ее Тирль и вздохнул. – Я должен быть благодарен, что ты не согласилась с ним и не надеешься, что Кольбран победит.

– Победит моего брата? Нет сомнений, что он может победить любого, но даже Кольбрану не одержать верх над Перегрином!

Тирль был рад, что Зарид не способна предать брата ради этого глупого Кольбрана. Он ничего больше не сказал и, отвернувшись, стал смотреть на поле.

В полдень поединки были прекращены и все участники покинули поле, чтобы хорошенько пообедать. Зарид знала, что ей опять придется прислуживать брату.

– Ты готов? – спросила она у Сиверна. Он посмотрел на сестру сверху вниз, взглянул на стоящего за ней Смита и вспомнил, как этот парень обнимал ее ночью. «Интересно, – подумал Сиверн, – помнит ли сама Зарид о том, что произошло?» Он потрепал сестру по волосам, сдвинул ее шапку набекрень.

– Иди-ка вместе со Смитом посмотреть, что там продают торговцы, – предложил он.

– Уйти? Но кто будет прислуживать тебе? Кто?

– Я не умру от голода. А теперь иди, пока я не передумал.

Зарид не пришлось долго упрашивать. Она повернулась и, прежде чем Сиверн договорил, покинула поле, чуть не налетев на человека, тащившего на спине двух заколотых поросят.

Рука Тирля легла ей на плечо.

– Оставь меня, – запротестовала Зарид. – Я не нуждаюсь в охране.

– Ты собираешься провести этот день так же, как предыдущий? Вчера ты ушла рано и просидела в одиночестве в лесу.

– Да, я хочу поступить именно так. – Зарид вздернула подбородок. – Я устала от этих толп, и.., и…

– М-м-м, – протянул Тирль. Было ясно, что он ей не верит. Ему не пришлось долго раздумывать над тем, почему ночью она плакала. Если бы его одели в женскую одежду, он тоже разрыдался бы.

– Если ты позволишь, я буду сопровождать тебя. Зарид не хотелось идти с ним, но она помнила прошлую ночь, когда ей было так одиноко. Возможно, Говард лучше, чем ничего, не намного, конечно, но все-таки лучше.

– Хорошо, – произнесла она наконец. – Ты можешь пойти со мной.

– Вы очень добры ко мне, леди Зарид, – тихо проговорил он.

«Леди Зарид», – повторила она про себя. Ей понравилось, как это прозвучало.

Ей очень не хотелось признать это, она ненавидела саму мысль, но, тем не менее, Зарид пришлось отметить про себя, что общество Говарда ей приятно. Он водил ее по палаткам торговцев, расположенным рядом с полем, и все показывал ей. В палатке, торгующей святынями, она в изумлении смотрела на запятнанные кровью щепки от креста, на котором распяли Христа. Говард указал ей на то, что кровь на некоторых щепках еще даже не просохла и заметил, что в самой деревянной палатке подозрительно отсутствуют несколько досок.

Он отвел ее в палатку ювелира и, пока Зарид любовалась красивыми вещами, попросил хозяина показать ей все украшения, которые были у него. У торговца тканями он настоял на том, чтобы перед Зарид развернули роскошные ткани, и она могла глядеть на ткань и трогать ее сколько угодно. В следующей палатке Говард показал ей детские игрушки, попросив торговца каждую продемонстрировать особо.

Несколько часов отдыха пролетели так быстро, что Зарид не хотелось возвращаться на турнир.

– У тебя сердце женщины,. – засмеялся Тирль. – Как сможешь ты устоять перед покупками? Если тебе самой ничего не нужно, то, может, ты захочешь сделать подарок своей чудесной невестке.

– Говарды похитили все наше состояние. – Зарид терпеть не могла напоминаний о бедности.

С красивого лица Тирля сползла улыбка. Он хотел слегка подразнить девушку, но и в мыслях не имел намекать на бедность.

– Вот, – предложил он, – посмотри, что продает этот человек.

Зарид увидела человека с большим лотком на шее. На лотке лежали превосходные перчатки с отделкой. Они были из белой и рыжеватой кожи, из цветного шелка, а отделка была такой яркой, что сверкала в лучах солнца.

– Можешь потрогать их, – улыбнулся Тирль, – и понюхать.

– Понюхать? – переспросила Зарид, беря чудесную мягкую вещицу в руки. Перчатки пахли розами. Зарид в восторге повернулась к Тирлю.

– Как это? – прошептала она.

Ей по опыту было известно, что кожа может пахнуть лишь лошадьми да мужским потом.

– Перед тем как выкроить перчатки, кожу месяцами выдерживают в цветочных лепестках. – А жасмин у тебя есть? – обратился Тирль к торговцу.

Торговец, не спуская глаз со странной пары, порылся в куче товара и вытащил пару желтых перчаток, богато украшенных золотой нитью. «Что же это такое творится-то, – размышлял торговец, – эти двое разговаривают между собой как мужчина и женщина, а я вижу высокого, красивого мужчину и хорошенького рыжего мальчишку с неумытой физиономией».

– Выбери, какие хочешь, для себя и для леди Лианы. И можешь подобрать такие же для каждой из ее дам.

– Лиане понравилось бы, – признала Зарид, глядя на цвета перчаток и ощущая их мягкость. Она положила на место те, которые держала в руках, и отошла в сторону.

– Выбирай, – не отставал от нее Тирль. Зарид посмотрела на него. Ей не хотелось на глазах у торговца признаться, что у нее нет денег и она не в состоянии позволить себе такую роскошь, как покупка перчаток, не говоря уж о том, чтобы приобрести несколько пар для подарка.

Тирль понял, о чем она думает.

– Я куплю все, что ты захочешь.

29
{"b":"56038","o":1}