ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это невозможно, – выдохнула она. Тирль развернул лошадь.

– Постой! – не выдержала она. Не глядя на него, стиснув руки в кулаки так, что костяшки пальцев побелели, она выдавала:

– Будь по-твоему.

– Что-то я тебя плохо, слышу. Девушка не поднимала голову.

– Я согласна выйти за тебя замуж, – прошептала она.

– Опять не слышу.

Зарид вскинула на него глаза, сверкавшие гневом.

– Я выйду за тебя! – прорычала она. – Если Сиверн женится на леди Энн, я стану твоей женой. – Зарид поджала губы. – Но я никогда не позволю тебе увезти меня в замок твоего брата. Никогда! Я не позволю превратить себя в покорную рабыню Говардов.

Тирль долго смотрел на нее, потом выражение его лица смягчилось.

– Мы поселимся там, где тебе будет угодно, и будем жить в этом месте до тех пор, пока ты не станешь послушной и готовой следовать за мной повсюду, куда бы я тебя не поманил.

– Ха! – только и нашла в себе силы сказать она. – Ха!

Но Тирль улыбнулся ей, пришпорил коня и ускакал прочь.

Когда Зарид вернулась в палатку, ее всю трясло как от злости, так и от страха. Господи, ну и кашу она заварила.

– Где ты шлялась столько времени? – накинулся на нее Сиверн.

Зарид едва не выплеснула на него все накопившееся за день раздражение. Да как он смеет так обращаться с ней после всего, что она для него сделала. Неблагодарный! Правда, это свидетельствует о том, что он, по крайней мере, вышел из состояния глубокой депрессии. Значит, самое худшее уже позади.

Эта мысль ее немного подбодрила'. Может, все еще обойдется, они дождутся конца турнира, Сиверн в последний раз выйдет на поле боя, потом они вернутся домой, сделав вид, что ничего не произошло. Люди забудут об этом необыкновенном Черном Рыцаре, о грязи в шлеме Сиверна, о чертике, намалеванном на их знамени.

«Господи, – мысленное попросила она, – дай мне силы и терпение пережить этот день».

Сиверн метнул свой кинжал, и он просвистел в воздухе так близко от головы Зарид, что она даже подпрыгнула.

– Чего это ты такая хмурая? – спросил Сиверн.

– Ничего. У меня все прекрасно. У меня нет никаких проблем. Моя жизнь – сплошное развлечение. Сиверн усмехнулся.

– Никак, по Смиту скучаешь?

– Если бы размеры твоего" черепа соответствовали количеству ума, тебе не на что было бы напялить твой любимый шлем.

– Думаешь, я позволю тебе безнаказанно дерзить мне? – Сиверн подскочил к ней с твердым намерением проучить немного.

Зарид в таких случаях обычно ускользала от брата, заставляя его гоняться за собой, но сейчас она была настроена очень воинственно. Она наклонила голову и боднула Сиверна в живот. Тот взвыл от боли, затем схватил ее за шиворот и кинул в угол палатки.

– Да что с тобой, черт побери, происходит? – успел спросить он до того, как Зарид выбросила вперед ногу и изо всех сил ударила его по голени.

– Ax, ты, маленькая… – заревел Сиверн, снова хватая ее и швыряя на койку.

Теперь он собирался серьезно поучить ее уму-разуму, но ему помешало появление Смита, тащившего за собой заплаканную, хорошо одетую женщину. Сиверн на секунду оторвал взгляд от сестры, и тут же почувствовал, как оба ее острых локотка впились ему между ребер. Охнув, он влепил Зарид такую увесистую затрещину, что девушка перелетела через койку и приземлилась на пол.

– Это что еще за штучки? – спросил Сиверн, поднимаясь.

Зарид выползла из утла палатки, потрясла хорошенько головой, чтобы в ней немного прояснилось, встала на ноги и, прищурившись, оглядела с ног до головы Говарда, который, в свою очередь, пожирал ее взглядом.

– Ну-ка, расскажи им все! – скомандовал Тирль, обращаясь к женщине.

Она немедленно разразилась рыданиями и отрицательно замотала головой.

Рука Тирля еще крепче стиснула запястье женщины., – Говори, живо! Иначе, – пригрозил он, – я отдам тебя вот ему.

Женщина метнула быстрый взгляд в сторону Сиверна, и на ее лице появилось выражение величайшего ужаса.

– Мой брат вовсе не.. – начала было Зарид, намереваясь выступить в защиту Сиверна и объяснить, что никакой он не зверь на самом деле, но Тирль не дал ей закончить.

– Говори! – приказал он.

– Она убьет меня, – простонала женщина, хлюпая носом.

Тирль ничего больше не сказал, но в этом и не было необходимости. Для женщины достаточно было одного его красноречивого взгляда. Он сулил ей не менее серьезные неприятности.

Зарид смотрела на женщину, которая зарыдала еще громче. Когда она наконец заговорила, заикаясь и глотая слезы, то ее слова можно было разобрать с большим трудом.

– Леди.., грязь.., доспехи.., знамя…

– Громче! – велел Тирль.

Женщина наконец собралась с духом, посмотрев при этом на Сиверна так, как будто перед ней сам дьявол.

– Моя госпожа не хотела выходить за вас замуж.

Тогда она и придумала вымазать ваш шлем грязью, а ваши доспехи медом, и еще наняла человека, который разрисовал…

Женщина замолчала, потому что Сиверн начал приближаться к ней, но Тирль заслонил ее собой.

– Она здесь ни при чем, – сказал Тирль. – Все это проделки леди Энн.

– Энн? – переспросил Сиверн, не в силах поверить в то, что сейчас услышал, и Зарид догадывалась, какие мысли роятся в его голове. Обычно он пользовался немалым успехом у женщин, они даже соперничали друг с другом за право быть обласканными им. По всем статьям, Сиверн мог считаться очень привлекательным мужчиной. Не будь он ее братом, Зарид могла бы сказать, что он с уверенностью поспорит красотой с самим Кольбраном. Поэтому известие о поступке Энн его совершенно ошарашило.

– Все это – дело рук леди Энн?. – переспросил Сиверн.

– Ага, – ответил Тирль. – Она объявила, что ее сердце принадлежит Кольбрану, но ее отец выбрал тебя. Поэтому она решила навсегда вычеркнуть тебя из списка кандидатов на брак с ней. Это она поставила семью Перегринов в идиотское положение.

Сиверн посмотрел на Тирля.

– Все это провернула женщина? – прошептал он. – Выходит, это не месть Говардов?

– Я могу поручиться за то, что Говарды здесь совершенно ни при чем. – Тирль метнул на Зарид быстрый взгляд. – Вероятно, леди Энн решила, что это будет очень удачная шутка.

48
{"b":"56038","o":1}