ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ужинать в комнате ты не собиралась. Морить себя голодом – кажется, тоже. Если тебе так отвратителен я, то надо устроить так, чтобы ты завтракала, обедала и ужинала в одиночестве. Я позабочусь о том, чтобы тебя никто не тревожил, но в зале играет музыка и выступают циркачи. Может, мне все таки удастся уговорить тебя спуститься и составить мне компанию?

Девушка смерила его уничтожающим взглядом.

– Мне нечего надеть, болван ты эдакий. Не могу же я сидеть с тобой за столом в таком неприличном виде. А мою одежду куда-то утащили горничные.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы осмыслить ее слова. Потом он улыбнулся и направился к большому резному сундуку, стоявшему у стены.

– Взгляни-ка сюда. Я приказал поместить тебя в эту комнату, потому что это когда-то была спальня моей матери. И весь ее гардероб остался здесь.

Зарид стояла за его спиной, когда он запустил руку в недра сундука, пошарил там и извлек платье из темного красновато-коричневого бархата с опушкой из блестящего меха. Зарид очень хотелось потрогать его, но она удержалась от искушения.

– Как я могу требовать нарядов от горничных? Как я могу дать им понять, что я – просто нищая? Моя невестка прибыла в наш замок с ворохом всякой одежды. – Зарид хотела дать понять, что, хотя у нее нет даже самого необходимого, она, по крайней мере, знает, что ей положено иметь.

«Бедная, но гордая», – подумал Тирль, глядя на нее.

– Я скажу им, что все твое добро унесло течением, когда мы переправлялись через реку. Именно так. Как будто бы у тебя было восемь – нет, лучше двенадцать – тюков с прекрасной, дорогой одеждой, привезенной из Франции, но вся она утеряна безвозвратно, поэтому придется пока походить в обносках моей матери. – Он протянул ей платье. – Оно немного старовато, зато, похоже, будет как раз впору. И цвет этот тебе очень пойдет.

Зарид протянула руку и коснулась полоски меха, украшавшей ворот платья.

– Норка, – констатировала она и, подняв на Тирля глаза, улыбнулась.

– Так ты наденешь это? Девушка кивнула.

– Тогда я кликну горничную, чтобы она помогла тебе одеться и привести в порядок волосы.

– Нет! – Зарид потупилась. – Я сама оденусь. – Ей вовсе не хотелось выглядеть дурочкой в глазах горничных. Она знала, что им покажется забавным то, что она никакого представления не имеет, как надеваются платья или укладываются волосы. Она слышала много раз, как горничная Лианы задавала тысячи вопросов о том, какие госпоже сегодня угодно выбрать шнуры и ленты, какой головной" убор и чулки надеть. Ответа ни на один из них Зарид не знала. В области дамских нарядов она абсолютно несведуща.

Тирль положил платье на кровать, потом взял Зарид за руку и усадил на скамеечку перед камином. Потом взял с маленького столика возле кровати прелестный черепаховый гребень и начал осторожно расчесывать волосы Зарид.

– Я и сама могу.

Он отвел ее руки в сторону.

– Нам не так часто доводилось с тобой бывать наедине. Поэтому, пожалуйста, не отказывай мне в этом удовольствии.

Она закрыла глаза, ничего ему не ответив, и замерла.

А он продолжал бережно проводить гребнем по ее спутанным волосам. В детстве она вообще никогда не причесывалась. Затем, когда немного подросла, начала замечать, что некоторые молодые люди из свиты делают это довольно регулярно, и завела себе гребешок. Но при этом каждая процедура приведения волос в порядок была просто пыткой. Зарид, обливаясь слезами, от боли, яростно дергала спутанные пряди, иногда вырывая их с корнем.

– Какой изумительный цвет, – прошептал Тирль. – А пушистые какие, словно одуванчик. – Он провел рукой по ее кудрям. – Никакой шелк не сравнится с твоими волосами.

Когда он перестал гладить ее по голове, она открыла глаза и увидела, что Тирль стоит между ней и камином и смотрит на нее. И такая нежность светилась в его глазах, какой она прежде никогда не видела.

– Это всего лишь волосы, – сердито пробурчала она, стараясь не подавать виду, что ей безумно приятно это слышать.

– Теперь давай одеваться.

Зарид взглянула на платье, лежащее на кровати. Прежде, чем она успела сообразить, что делать, Тирль уже подошел к ней сзади, положил руки ей на плечи и начал снимать с нее халат. Но она инстинктивно запахнула его еще глубже.

– Сегодня я буду играть роль твоей горничной. – Он улыбнулся. – Я помогу тебе справиться со шнуровкой, если, конечно, ты не предпочитаешь услуги Маргарет.

– Нет, я.. – Она сглотнула. – Вероятно, мне все же лучше поужинать в этой комнате.

– Зарид, – начал он строго, – ты не можешь сидеть тут все время, кутаясь в халат. Хоть иногда тебе придется выходить отсюда. Если мое присутствие тебя смущает, я позову горничных.

Он был врагом, но, по крайней мере, не совсем чужим. Много дней подряд ей приходилось мириться с его обществом, и она даже привыкла к нему. Поэтому девушка позволила ему снять с нее халат, моментально схватила платье и прижала его к груди.

– Ну, давай же, – терпеливо наставлял ее Тирль – Через голову. Нет, не так Ты надеваешь его шиворот-навыворот. Переверни.

Зарид натянула платье, но при этом так сильно потянула его книзу, что грудь, в результате, осталась неприкрытой. Никогда в жизни раньше она не появлялась на людях с неперетянутой грудью, и теперь, в этом платье, когда тугая повязка не стягивала грудь, – чувствовала себя по меньшей мере странно.

– Стой смирно, – раздался голос Тирля из-за ее спины. Он затягивал шнуровку на спинке платья.

Этот процесс был Зарид знаком, но обычно она прятала таким образом грудь, а теперь шнуровка переместилась вниз, на талию. Она опустила глаза и увидела, что бюст заметно выпирает из глубокого V-образного выреза. Она тут же прикрыла его руками.

Тирль закончил возиться со шнуровкой и обошел вокруг Зарид, любуясь делом своих рук.

– Тютелька в тютельку, – удовлетворенно заключил он. – Моя мать была очень худенькой и стройной. – Он отступил на шаг. – Опусти руки. Ну, живо, руки по швам.

Зарид подчинилась, но подняла глаза только тогда, когда его упорное молчание начало выводить ее из себя. Зарид всмотрелась в его лицо, на котором было написано такое выражение, которое заставило ее кровь быстрее побежать по жилам.

57
{"b":"56038","o":1}