ЛитМир - Электронная Библиотека

Примерно через час разъяренный муж ворвался в маленькую, грязную хижину старухи. Первым побуждением Тирля было прикончить эту тварь, потом он начал жаждать крови женщины, на которой женился. Для него не было никаких сомнений в том, что она носила ребенка Кольбрана. Ничего удивительного, что Зарид опасалась и не хотела возвращаться домой к братьям. Она явно намерена приписать отцовство ему, Тирлю, и при помощи ребенка попытаться завладеть землями Говардов. Он клял себя, ее, вообще всех женщин на свете, женитьбу и все остальное, что только связывает мужчин и женщин, – Моя жена была здесь, – прорычал он, чтобы напугать старуху. – Ты освободила ее от ребенка?

– Нет, милорд, – пролепетала та дрожащим голосом. – Никакого ребенка не было.

– Не лги мне. Одно слово лжи – и я спалю тебя живьем.

И без того тощая и сморщенная, старуха съежилась еще больше, прижавшись спиной к стене, на которой повсюду висели пучки сушеных трав.

– Я не обманываю вас. Прошу вас, милорд. Я не хочу умирать.

Вся ярость Тирля внезапно улетучилась. Он опустился на табуретку, единственную в этой лачуге, и весь обмяк. В конце концов, эта знахарка не виновата в том, что его жена решила избавиться от ребенка. Может, Тирлю стоит даже порадоваться, что она не стремилась любой ценой сохранить его. Учитывая, как она относится к Кольбрану, по меньшей мере странным выглядит то, что она не ухватилась за возможность возвести дитя на английский трон.

– Так что же было нужно моей жене? – устало спросил он.

– Приворотное зелье. Тирль вскинул голову.

– Что-о?

– Ваша супруга попросила у меня приворотного зелья. Это средство, чтобы заставить мужчину сходить с ума от вожделения.

– Кого? – только и смог выдавить он из себя. Он ведь сразу решил, что в течение последних нескольких недель в головке его жены зрели планы покорения какого-то другого мужчины. Вероятно, она рассчитывает встретиться с Кольбраном позже и…

– Вас, милорд. Она просила любовного напитка для своего супруга.

Это было настолько неожиданное заявление, что Тирлю понадобилось время, чтобы его переварить.

Старуха заметила, что Тирль успокоился, и сама воспряла духом Она расправила плечи и больше уже не прижималась к стене.

– Леди Зарид попросила у меня зелья, чтобы подпоить своего мужа. Тогда им овладело бы такое неистовое желание, что он не стал бы больше отвергать ее.

В течение нескольких минут Тирль просто пялился на старуху.

– Ты уверена в этом? – мягко переспросил он. – Ей действительно нужно зелье для своего мужа? Женщина слегка усмехнулась.

– Я дожила до очень преклонного возраста, но из ума, к счастью, не выжила. Стала бы я помогать жене такого могущественного господина, если бы она собралась охмурять другого мужчину за спиной своего мужа. Фермерской жене я бы оказала подобную услугу, но не леди. Я предупредила ее, что если она мне солгала и припасает зелье для кого-то другого, а не для мужа, то я нашлю на нее порчу на всю оставшуюся жизнь. Она сказала…

– Да, об этом поподробнее. Что же она сказала?

– Она сказала, что вы, милорд, как будто смотрите на нее только как на ребенка, причем даже как на мальчишку-сорванца. При помощи этого напитка она хотела заставить вас разглядеть в ней женщину.

Тирль встал с табуретки и отошел к дальней стене хижины. Голова его при этом чуть не касалась соломенной крыши. Повернувшись к старухе спиной, он улыбался. Значит, она думает, что он не чувствует к ней влечения. А он все это время считал, что она сохнет по этому дурачку Кольбрану. Как-то очень быстро она преодолела свое отвращение. Но разве это повод для огорчения? Скорее, наоборот. Если она не то что добровольно, а даже охотно готова лечь с ним в постель, не станет ли это первым шагом к тому, чтобы она ответила любовью на его пылкую любовь к ней.

Он снова повернулся к женщине.

– Что ты ей дала?

Женщина видела, что Тирль выглядит чрезвычайно довольным. Теперь в его лице появилось что-то ребяческое, и она решила, что впечатление, которое у нее создалось о нем с самого начала как о злодее, обманчиво. Она выпрямилась.

– Рецепт этого напитка – тайна из тайн, известная только мне. – Заметив, что Тирль нахмурился, она поспешно добавила:

– Я посоветовала ей пригласить вас сегодня ужинать в ее комнату. В камине должен пылать огонь, и по всей комнате нужно расставить зажженные свечи. И еще хорошо бы, чтобы там курились благовония. Сама леди должна, встретить вас в платье, которое, по возможности, больше открывало бы взору ее прелести. Потом она подсыплет снадобье мужу в вино, и после этого он уже будет не в состоянии владеть собой.

Тирль не выдержал и расплылся в улыбке.

– И это свалит меня с ног не хуже, чем удар поленом по башке?

В его тоне чувствовалась насмешка, и женщина почувствовала себя обиженной.

– Не в моих правилах обжуливать своих клиентов. Снадобье сработает.

– В этом и я могу поручиться. – Тирль" был на седьмом небе от счастья. – Я буду самым ослепленным страстью любовником. – Он запустил руку под камзол и вытащил оттуда мешочек с золотыми. Он развязал было его, чтобы вытащить оттуда монету или две, но потом передумал и швырнул старухе весь мешочек. Там было столько денег, сколько она, наверное, за всю свою жизнь не видела.

Старуха, которая прямо-таки ошалела от такой щедрости, схватила мешочек дрожащей рукой.

Тирль вышел из лачуги ведьмы, весело насвистывая.

У Зарид было хлопот по горло, да и Маргарет она совсем загоняла в своих приготовлениях к предстоящему обольщению Тирля. Впервые за то время, что прошло с момента ее приезда, женщина, казалось, потеряла к ней всякое расположение. На вопросы она отвечала сухо и коротко и не позволяла себе распространяться ни о чем сверх необходимости.

Зарид нужно было особенное платье. Она беспрестанно допытывалась, где хранятся наряды матери Тирля. Все лучшее Маргарет просто попрятала от нее, поэтому под конец Зарид была доведена до белого каления, а Маргарет она просто хотела перерезать горло. Но горничную Зарид все-таки доконала, и та отвела ее в кладовую, где хранились отрезы всевозможных тканей, ждущие своей очереди на раскрой и шитье. "А еще там стоял большой деревянный сундук. Скрепя сердце, Маргарет отперла сундук и извлекла оттуда платье, которое даже в полумраке кладовой вспыхнуло ослепительным светом. Оно было сплошь выткано золотом.

67
{"b":"56038","o":1}