ЛитМир - Электронная Библиотека

– Этот дом – просто рай земной. Требуется не менее дюжины человек, чтобы за ним ухаживать, но он просто изумителен. – Зарид в деталях описала обстановку дома, потом одежду, которую носила там. Потом взахлеб рассказывала о ярмарке и о других местах, где ей довелось побывать, обо веем, что делала и что нового узнала.

– Что же из себя все-таки представляет твой брак с этим Говардом? Он такой же враг тебе, как и Рогану?

Зарид изо всех сил стиснула зубы, чтобы не разрыдаться снова.

– Я не могу разобраться, что он за человек. Я не понимаю его. Он такой милый, такой добрый, говорил мне комплименты, пел и читал вслух, осыпал меня подарками, и временами казалось, что жизнь без него не имеет смысла, но'…

– Что «но»? – настаивала Лиана.

– Я же не могу знать наверняка, что у него на уме. Меня мучают сомнения – доверять ему или нет. С таким человеком мне раньше не приходилось встречаться. Он утверждает, что хочет предотвратить дальнейшую войну, но что если я поверю, а окажется, что он лжет? Вдруг он просто хочет усыпить мою бдительность, а потом предать меня и мою семью? – Она закрыла лицо руками. – Разве могут несколько счастливых недель, проведенных с этим человеком, пусть он даже будет верхом совершенства, перечеркнуть годы жизни, в течение которых меня воспитывали в ненависти к нему как к врагу. Нет, не позволительно так распускаться. Я должна быть сильнее. Как я могла допустить, чтобы страсть ослепила меня, закрыла глаза на то, что он – Говард.

С этими словами Зарид опять разразилась слезами.

Лиана понимала, как девочка страдает, и у нее просто сердце разрывалось. Бедняжка совсем запуталась в своих отношениях с этим человеком, ее мужем, и в своих чувствах к нему.

– Он сумел заставить меня перебороть мою неприязнь к нему, но для меня все еще останется загадкой, зачем он женился на мне. Иногда мне все его слова кажутся правдой, а иногда я боюсь, что он просто старается втереться ко мне в доверие. Он уверял, что хочет покончить с враждой между нашими семьями, "а я дрожу при мысли о том, что, быть может, привела в дом предателя. Вдруг он, улучив момент, откроет ворота замка и впустит сюда отряд своего брата, и они перебьют нас всех во сне.

– Но какая ему от этого выгода? Зарид посмотрела на Лиану так, как будто опасалась, что у той не все дома.

– У него не останется соперников, которые наравне с ним претендовали бы на герцогский титул и на земельные угодья. Ни одного Перегрина, который оспаривал бы его право на наследство, уже не будет в живых.

По мере того как Зарид говорила, в сердце Лианы тоже начал закрадываться страх.. Как бы она хотела, чтобы этот ужасный Говард никогда не появлялся на их горизонте. Она начала опасаться за жизни своих близких: сына, еще не родившегося младенца, мужа, его сестры и брата. Каждую ночь она допытывалась у Рогана, как там Говард, что он делает, чтобы удостовериться в том, что с пришельца не спускают глаз.

Однажды Лиана вывела сынишку во двор, погулять и посмотреть на новорожденных щенков. Там они столкнулись с Говардом. Тот остановился и с улыбкой начал разглядывать славного рыженького мальчугана, прижимавшегося к себе щеночка. Но его улыбка сразу потухла, когда Лиана инстинктивно заслонила собой ребенка, как самка, защищающая свое дитя, с вызовом глядя на Говарда. Он тяжело вздохнул и быстро ушел.

Лиана как-то не задавалась мыслью; что там происходит с братом их недруга. Ее волновали только чувства Рогана, Зарид, Сиверна. Сиверн ходил как в воду опущенный, поскольку считал что все беды обрушились на семью из-за него. Он все время пытался найти себе какое-нибудь оправдание, но безуспешно. Единственным его развлечением были постоянные тренировочные бои, и Лиана прекрасно по нему видела, что он тоскует по своей молодой жене, оставшейся в относительной безопасности в замке Бивэн.

Роган совсем осунулся, глаза запали от постоянного недосыпания. Лиана знала, что он должен быть все время начеку на случай внезапного нападения неприятеля на замок. Однажды ночью она просто перевернулась с боку на бок, а он подскочил, как ошпаренный, с клинком наголо, прежде, чем она успела закрыть глаза.

Но больше всего беспокойства причиняла Лиане Зарид. Она чахла на глазах, с каждым днем становясь все тоньше и бледнее.

Пошла уже вторая неделя этой невыносимой жизни, когда Лиана, заглянув в изможденное лицо своей маленькой золовки, осознала одну очень важную вещь.

– Ты любишь его, ведь правда? – участливо спросила она.

Зарид вздрогнула, но тут же попыталась сделать вид, что Лиану интересуют какие-то сущие пустяки.

– О какой любви может идти речь? Он же враг.

– Но не твой враг.

– Так я же живу не сама по себе. Я обязана думать о моей семье.

Единственным подходящим ответом, который нашла Лиана, было то, что иногда человеку неплохо иметь свою голову на плечах, а не смотреть в рот окружающим, ожидая, что они выскажут свое мнение, избавив тебя тем самым от необходимости думать самой. Это она усвоила благодаря собственному опыту, когда вышла замуж за Рогана, руководствуясь только своей интуицией. Люди говорили, что она, должно быть, сошла с ума, что от такого типа ничего хорошего ждать не приходится, но она доказала им, обратное. Она сделала открытие, что под этой грубой оболочкой бьется живое чуткое сердце, хотя он сам долгие годы скрывал это.

Роды продолжались в течение трех долгих, мучительных дней. Теперь Лиана прикована к постели, но старалась быть в курсе событий, происходящих в замке, насколько это возможно.

***

– Зарид, – позвал Тирль. – Посмотри на меня. Они спали в одной постели," но Зарид отодвинулась от него так далеко, как только могла. Она убедила себя, что не следует даже прикасаться к нему, хотя ей безумно хотелось это сделать.

– Я устала, – отмахнулась она.

– В последнее время ты слишком часто устаешь. – Тон его не предвещал ничего хорошего. Потом он надолго замолчал, но заговорил опять. – Мне как-то несподручно заниматься этим в одиночку.

Зарид прекрасно поняла, что он имеет в виду, но оставила его без ответа. Каждый прожитый день был для нее настоящим адом. Когда бы братья ни застали ее одну, они неизменно указывали ей на конские черепа, украшавшие крепостную стену. Когда Говарды осадили замок Перегринов и большинство его обитателей, в число которых входила и мать Зарид, умерли голодной смертью, они, чтобы хоть немного отсрочить конец, вынуждены были питаться кониной. Потом черепа животных разместили на стене замка как постоянно живое напоминание о бесчинствах Говардов.

79
{"b":"56038","o":1}