ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 15

Отсутствие мальчика первой обнаружила Лиана. Несмотря на то, что она уделяла малышу очень много времени, стараясь, чтобы он вырос человеком воспитанным, он все же был Перегрином. Когда мальчику исполнился год, отец подарил ему маленький деревянный меч, а дядя преподнес племяннику кожаный шлем, который выглядел совсем как настоящий. А в двухлетнем возрасте ребенок уже был посажен Роганом на лошадь. Этот мальчик привык слышать вокруг себя лошадиное ржание и лязг оружия. Отец брал его с собой на тренировочную площадку. Малыш наблюдал за боевыми приемами отца и дяди, а потом со всей серьезностью пытался повторять их сам.

Малыш вообще не знал страха. Лиана умоляла мужа, чтобы он хоть немного присматривал за сыном, не позволяя ему так свободно разгуливать по двору, где постоянно бродили толпы мужчин, обычно подвыпивших или измученных тренировками Рогана. Кто-нибудь из них мог не заметить кроху, путавшегося под ногами, и просто наступить на него. Но Роган велел перестать кудахтать, словно наседке. Все Перегрины, сказал он, прошли эту суровую школу, и он хочет, чтобы сын стал настоящим мужчиной, а не слюнтяем.

Поэтому, когда Джойс, заглянув в комнату мальчика, не нашла его там, она не придала этому особого значения. У нее и без того хватало забот с прихварывающей госпожой и новорожденным младенцем. Она даже не обмолвилась Лиане, что мальчик куда-то запропастился.

Да и самой Лиане сейчас как-то было не до своего первенца, потому что Роган как с цепи сорвался, узнав о побеге Говарда.

– Где он?! – ревел Роган, изводя сестру. Зарид сидела, не раскрывая рта, потому что уже раз сто ответила брату на этот вопрос. Ночь Тирль провел в их общей спальне, а едва рассвело, ушел. Куда – она не интересовалась, она ему не нянька.

Однако Зарид скрыла от мечущего громы и молнии братца, что этой ночью они с Тирлем опять крупно повздорили. Собственно, это было точной копией всех их предыдущих стычек. Тирль опять накинулся на нее с упреками, что она не доверяет ему так, как он этого заслуживает. А она в свою очередь попыталась объяснить, что разрывается между чувствами к нему и долгом перед братьями. Но вместо того чтобы успокоиться, он разозлился на нее еще больше.

– Как твои братья не желают удовлетворить свои аппетиты половиной владений Говардов, так и мне не нужна только половина твоей души. – Он выскочил из комнаты, хлопнув дверью, и с тех пор она его больше не видела.

Сиверн высказал предположение, что Говарду просто не по зубам оказались тяготы жизни в доме Перегринов, а Роган был уверен, что тот полностью выполнил свою шпионскую миссию и помчался докладывать своему брату об уязвимых местах в обороне Перегринов.

– Заткнитесь, вы, оба! – не выдержала наконец Зарид. – Он терпеливо сносил все твои выходки, – налетела она на старшего брата. – Он выполнял все, что ты ему приказывал, и даже не заикался о том, как ему тяжело. И он еще не такое мог бы выдержать.

– Тогда куда же он подевался?

На этот вопрос у Зарид ответа не было. Может, он сыт по горло перегриновскими штучками, и счел за разумное уехать и впредь держаться от них подальше.

Но неужели он мог бросить ее вот так, не сказав ни единого слова, даже не попрощавшись? Неужели решил вернуться к своему брату? Неужели войны не избежать? Неужели вся ее семья обречена на гибель?

Она думала, что уже испила всю чашу страданий до дна, но оказалось, что худшее еще впереди. Ближе к полудню Лиана забеспокоилась, что ее сын так надолго куда-то запропастился. Мальчика нигде не могли найти. Исчезновение ребенка для Лианы, все еще не окрепшей после трудных родов, было страшным ударом.

– Говард похитил моего малыша, – прошептал Роган.

Зарид не была уверена, что не ослышалась.

– Нет, – возразила она тихонько, потом громче и увереннее. – Нет! Он не способен на такое.

Роган метнул на нее взгляд, который ясно говорил, что он о ней думает. Теперь она была для брата почти таким же врагом, как и Говарды.

Зарид сидела в сторонке, пока ее братья и остальные обсуждали, что можно предпринять для поисков мальчика. Лиана высказала робкую надежду, что он мог пойти в деревню с одним из работников. Но деревню обшарили вдоль и поперек, и не обнаружили там даже следов ребенка или Говарда. Обоих словно корова языком слизала.

На закате Роган уже готов был поднять полки на битву с Говардами, но Зарид и Лиана умоляли его повременить немного. Возможно, между побегом Тирля и исчезновением мальчика и нет никакой связи.

Через весь крепостной ров протащили рыболовные сети с привязанными к ним грузилами, но тельца мальчика не выловили, что вызвало у Зарид и Лианы бурные слезы радости.

Зарид сидела у окна своей спальни, напряженно, не мигая, всматриваясь в темноту, в надежде, "что муж все-таки вернется. Она пыталась утешиться мыслями, что он просто решил денек отдохнуть от общества Перегринов, поваляться на травке и погреться на солнышке. С братьями она подобными предположениями не делилась, потому что для них это прозвучало бы просто дико. Как это мужчина может опуститься до нюханья цветочков и тому подобной дребедени.

Вечером мужчины взяли факелы и отправились обыскивать близлежащий лес.

Там они поймали браконьера. Бедняга страшно перепугался, потому что решил, что Роган и его люди явились по его душу. От ужаса у него даже язык отнялся. Но когда малый наконец понял, что его грабительский промысел на землях Перегрина в данный момент интересует хозяина меньше всего, то поведал, что видел скачущего на лошади высокого темноволосого мужчину, который вез в седле перед собой рыженького парнишку.

Роган и Сиверн допрашивали очевидца до тех пор, по окончательно не убедились, что всадник не кто иной, как Тирль Говард, а описание ребенка полностью соответствует сыну Рогана.

Когда Роган с братом вернулись домой, они были полны решимости сражаться с Говардами.

– Здесь что-то не так, – не сдавалась Зарид. – Он не мог пойти на такое преступление. Это на него совершенно не похоже.

Роган обрушил на голову сестры всю свою ярость. Он топал ногами, брызгал слюной и вопил, что только ее похотливая натура виной тому, что род Перегринов может скоро просто заглохнуть.

81
{"b":"56038","o":1}