ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Левмы? – переспросил Слаг.

– С вами все будет в порядке, – сказал Хан с нотками притворной уверенности в голосе. Он показал рукой на наблюдательный пост: – Но вам придется надеть дыхательные маски. После этого нужно будет сделать прививки…

Рокси не сдвинулась с места.

– Я никогда не слыхала о болезни под названием «левма».

– Вирус, который переносится воздушно-капельным путем, – пояснил Хан. – Новый вирус… а может, это споры. На самом деле мы пока не знаем, но поговаривают, что это оружие йуужань-вонгов.

Этого хватило, чтобы Слаг и толстый «санитар» бросились в коридор.

– Вы двое, стоять! – крикнула Рокси.

Они остановились, Слаг нахмурил брови и сказал: – Но нам нужны эти дыхательные маски!

– И поскорее, – с нажимом произнес Хан, переключив внимание на Слага. – Вы еще можете спастись, но шансы на это уменьшаются с каждым вдохом.

Трое «санитаров» – все трое мужчины – синхронно захлопнули рты. Рокси же лишь уставилась на Хана.

– А вы откуда это знаете? – она шагнула в дверь и стала нос к носу с Ханом. – Вы, наверно, доктор?

У Хана свело желудок.

– Совершенно верно, – он подавил желание ощупать лицо. – Главный ксеноэпидемиолог, если конкретно.

Он сделал вид, что изучает ее щетку.

– А вы..?

– А мне любопытно, почему это главный ксеноэпидемиолог делает обход в больничных шлепанцах? – Рокси поглядела на его ноги. – И без носков?

Она согнула пальцы, и из кобуры в ее рукаве выпал спрятанный там бластер. Хан выругался и обрушил деку на ее запястье. Оружие с грохотом покатилось по полу, Хан отшвырнул его прочь и отскочил, нашаривая свой собственный бластер. Рокси отступила в зал, выкрикивая команды и заталкивая своих компаньонов в дверь. Ушел один лишь Слаг. Не обращая внимания на Хана, он помчался по коридору.

– Слаг! – крикнула Рокси.

– М-маски! – отозвался Слаг. – Пойду возьму себе…

Хан нашел свой бластер и влепил Слагу оглушающий заряд между наплечниками. «Санитар» грохнулся на пол. В бактовом зале замелькали лазерные вспышки. Хан нырнул за низкую стеночку, отделявшую зал от приемной. Враги продолжали стрелять, тонкий пластил задымился и начал исчезать. Хан переключил свое оружие на поражающую мощность, сунул дуло в отверстие и открыл ответный огонь.

Шторм разрядов утих. Хан перевернулся на живот и выглянул за угол. «Санитаров» нигде не было видно, но их репульсорная каталка по-прежнему висела у дальней стены зала. Женщина в резервуаре три открыла глаза и озиралась вокруг. С учетом того, что она оказалась в центре перестрелки, выражение ее лица было на удивление спокойным. Возможно, она была так оглушена лекарствами, что не могла понять, что происходит. Хан надеялся, что так и есть. Если она не воспользуется микрофоном под своей дыхательной маской и не позовет на помощь, тогда останется крохотный, хрупеий шанс на то, что Хан разберется с ситуацией без корбезовцев, которые свяжут этот инцидент с палатой Леи.

Женщина перевела взгляд, и тут голос Рокси закричал: – Вперед!

Двое мужчин-"санитаров" прыгнули в поле зрения и открыли заградительный огонь. Хан прожег дыру в груди одного из них. Рокси вытащила из-под простыни, которой была накрыта каталка, что-то длинное, и, пока Хан переключался на новую цель, скрылась за резервуаром три. Хан перестал стрелять. Женщина в бакте, кажется, благодарно улыбнулась.

– На счет «два», Декс, – крикнула Рокси. – Раз…

Рокси шагнула в поле зрения, и ее «два» утонуло в оглушительной какофонии автобластера у нее в руках. Хан сконцентрировал огонь на Рокси. В глубине зала послышался слабый свист, и бластер Декса замолчал.

Разряды из оружия Рокси запрыгали по полу к голове Хана. Он отполз назад и выпрыгнул из-за угла, напрвив бластер на вход в зал. Рокси принялась поливать огнем коридор, но оставалась невидимой, пока не появилась в дверях. От хрупкого убежища Хана полетели клочья.

Хан стрелял в ответ, но без видимого эффекта. Не было никаких признаков Декса, и это тоже беспокоило его. Видя, что его позиция безнадежна, Хан прекратил огонь и заглянул в зал.

– Вперед! – заорал он Ничего не произошло, за исключением того, что Рокси отвернулась и смотрела в сторону достаточно долго, чтобы Хан успел перебежать на другой конец приемной. Рокси перенацелила оружие и продолжила пробивание дырок в стеночке. Хан отвечал огнем. Теперь его позиция была лучше, по крайней мере он заставлял ее дергаться.

Затем в поле зрения вплыла репульсорная каталка, она двигалась боком, и ее никто не толкал. Должно быть, у Хана отвисла челюсть. Рокси осклабилась, покачала головой – мол, дважды не надуришь – и едва не сожгла ему голову.

Каталка ударила ее в бок. Оружие Рокси наделало кратеров в потолке, а ее саму швырнуло в дверь. Хан поразил ее в грудь и в плечо, Рокси развернуло вокруг оси, и она упала на каталку. Автобластер покатился по полу в зал, где его мог подобрать Декс. Проклиная свое невезение, Хан выстрелил в дверь и бросился вперед.

Между резервуарами два и три лежал мертвый Декс, из круглого отверстия в его груди поднимались последние струйки дыма. Отверстие было слишком уж маленьким и аккуратным для бластерной раны – по крайней мере, для обычного бластера. Хан обвел взглядом комнату в поисках своего таинственного помощника.

Женщина в резервуаре три смотрела на него.

– Вы? – спросил Хан.

Каталка шевельнулась опять. Это могла быть подстройка репульсора, но Хан так не считал.

За станцией наблюдения со свистом распахнулся люк дезинфекционной камеры, и по коридору загрохотали чьи-то сапоги. Не обращая внимания на шум, Хан показал рукой на лежавшего на полу «санитара»: – И его?

Ресницы женщины затрепетали, она закрыла глаза, опять открыла, закрыла и в таком положении и осталась.

– О'кей… должно быть, рикошет.

Хан не был уверен, что действительно так считает, но именно это он собирался сказать следователям КорБеза.

– Я ваш должник, кем бы вы ни были.

По коридору уже мчались охранники, крича Хану, чтобы тот бросил оружие и лег на пол. Хан положил бластер на каталку, обернулся и обнаружил пару розовощеких парней, тыкающих ему в лицо бластерные ружья эпохи Империи.

– Эй, полегче, – Хан неохотно поднял руки вверх. – Я могу все объяснить.

Глава 2

Боль в висках, мир вертится перед глазами, желудок… взбивает коктейль. Лея вернулась.

Кто-то надрывается. Хан, конечно.

Гудит голова.

Тихо!

Хан продолжал кричать, и кто-то рявкал в ответ. Лея открыла глаза и обнаружила, что смотрит прямо на солнце. На которое из них, она не знала, но оно было слепяще-синим и двигалось от одного глаза к другому.

Тихие голоса… мужской голос… сказал, что она приходит в сознание. Где это – «сознание»?

Ее окружают силуэты. Сбоку стоит мужчина, к его лбу приклеплен голубой диск лампы. Женщина за лотком с медицинскими инструментами. Хан и еще кто-то в мешковатом комбинезоне продолжали спорить у окна. Другой мужчина забрался в шкаф в углу палаты и, повернувшись боком, рылся в предмете, в котором Лея узнала свою дорожную сумку.

– У хрр… – даже самой Лее слова показались слабыми и бессвязными. – Аштанафите…

– Все хорошо, Лея, – сказал человек с лампой. – Я доктор Нимби. Скоро вам станет лучше.

– Надеюшь, – Лея попыталась показать пальцем, но рука была тяжелой, как дюрастальная балка. – Аштанафите фора.

Лампа убралась, и вместо нее появилось сероглазое лицо с фамильярной улыбкой.

– Так лучше?

Лея увидела, что на нем халат доктора, на лацкане которого вышито: ДЖАСПЕР НИМБИ. Ассистентка, полная женщина, которая по возрасту годилась доктору в матери, была одета в поношенный костюм медсестры. Человек, рывшийся в ее сумке, носил на комбинезоне нашивки агента Коррелианской Службы Безопасности, так же как и офицер, с которым спорил Хан.

… отпустили его? – недоверчиво переспросил Хан. – Он же убийца!

– Все, кто здесь умер, были убиты вами, Соло, – отвечал офицер. – Его удостоверение личности признано настоящим. Если нужно будет еще раз допросить Гада Слаггинса, мы знаем, где его искать.

2
{"b":"56042","o":1}