ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Наемники бывают полезны, - упрямо заметил Вейдер. - Принц в этом прав. Но польза от них ограничена Если я отдаю должное кому-то из них, то лишь потому, что они охотно берутся за грязную работу. Они - отбросы Галактики. Они считают приемлемым спокойно входить в воровские притоны, сточные ямы порока и отыскивать там тех, кого жадность или идеализм приводят к мятежу. Грязь липнет к грязи, потому что даже штурмовики в подобных условиях способны лишь на архаичный обыск.

- Вот именно! - подхватил фаллиен. - Даже если это единственная польза от охотников, она уже неоценима. Но их можно использовать лучше. Повелитель тьмы воспользовался словом "наемник", даже не подозревая, как близок к истине.

Если бы не темные линзы дыхательной маски, надежно защищающей лицо противника, несомненно Ксизор сумел бы порадоваться гневу противника, спровоцированного тщательно подобранными (тут Палпатин не ошибся) словами.

- Охотники таковы, каковы они есть. Они - наемники. Боба Фетт и подобные ему все сделают ради денег. Ими движет не страх, но жадность, и одно это уже выгодно отличает их от штурмовиков и адмиралов. Насилие для них - обыденность, мой император, а не следствие выполнения приказов. Те, кто служит в армии, слепы к смерти и ужасу, они делают, только то, что им сказано, а затем останавливаются, словно детские игрушки, когда заканчивается завод. Охотники за головами, с другой стороны, всегда хотят получить по максимуму, и подобные настроения редко сыщешь среди ваших последователей. Если вообще можно найти.

- Хотя часто находят среди преступников, - сумел вставить Вейдер.

Как ни цеплялся фаллиен за природную хладнокровность, но давние подозрения вновь одолели его. Сколько же на самом деле известно противнику? И сколько Вейдер может доказать? Небольшая разница между этими двумя положениями… вот почему Вейдер молчит. Но долго держать рот закрытым он не станет.

- Если вы говорите о хаттах, повелитель, вы, безусловно, правы, - Ксизор опять указал на заполненный звездным светом проем. - Но кроме них есть и другие. Они там, строят свои крохотные империи и делят сферы влияния. Со временем с ними все равно придется иметь дело, так или иначе. Единственно, почему мы пока оставили их в покое, так это потому, что проблема с Альянсом много важнее. Хатты и им подобные взращивают угодья, на которых кормятся охотники за головами. Самые известные преступники, такие как Джабба, постоянно подкидывают сочные куски членам охотничьей Гильдии, чтобы те послушно брали указанный след. Независимые личности вроде Фетта находят собственный путь к выживанию и даже процветанию и богатству. И раз охотники предоставляют свои услуги самому щедpому из клиентов, почему бы Империи не нанять лучших из лучших? Пусть делают за нас грязную работу, как это называет Повелитель тьмы. А нам сейчас предстоит разгрести довольно высокую кучу грязи.

- Сточные ямы, - произнес в пространство Дат Вейдер, - лучше всего осушать, а не добровольно тонуть в них.

- Альянс в отличие от Повелителя тьмы не столь щепетилен, - Ксизор прищуренными глазами разглядывал одетую в черный металл фигуру. - Поэтому Альянс так опасен для нас. Отчаяние мятежников ведет их в такие места, куда штурмовикам, всем нашим агентам и информаторам хода нет. А если шпионы и солдаты сумеют отыскать вход, то обратно они вернутся лишь в виде трупов. Те, кто живет в тени, может, и отбросы, но они - умные отбросы. По большей части. Мятежники могут иметь с ними дело, а Империя - нет. Нам нужны посредники, которые столь же умны и безжалостны, а единственные, кто подходят под описание, - это охотники за головами.

- Ваши пререкания мне не интересны, - голос Палпатина был подобен свисту кнута; и Ксизор, и ситх одновременно повернулись к трону. - Даже если то, что вы говорите, правда… даже если допустить, принц, что в ваших словах содержится хоть капля мудрости, остается одна проблема. Верно, я предпочитаю страх любым другим средствам убеждения. Страх стирает индивидуальность и всегда приносит нужный мне результат. Я не испытываю отвращения к покупке услуг у охотников или кого-то другого. Возможно, Фетт и ему подобные не обладают тонкой душевной организацией, с которой так приятно работать. Если в них осталась лишь жадность, значит, я буду использовать ее. Но вы, принц, пока не сумели убедить меня в том, что охотники и есть тот необходимый и полезный инструмент, который вы так долго тут расписывали.

- Мой император, я говорил о том, что…

- Молчать! - сжав подлокотники трона, Палпатин наклонился вперед, вперил взгляд в щелки зрачков фаллиена. - В этой Галактике мало такого, что мне не известно. Я знаю больше, чем вы можете себе вообразить, Ксизор, запомните это хорошенько. И я многое знаю о Фетте и его коллегах, и тех, кто действует самостоятельно, и тех, кто входит в так называемую Гильдию. Мне было известно о Фетте задолго до того, как вы, принц, явились к моему двору, и не все, что вы считаете загадкой, секрет для меня. Фетт носит доспехи мандалорских воинов, он заслужил на них право. Повелитель Вейдер и сам не чужд знаний, что принадлежали мандалорам, а у меня их гораздо больше. Поверьте мне, принц, не надо с ним связываться, это опасно. Фетт уникален среди охотников. Вы рекомендуете его мне как инструмент против Альянса, а я говорю: вы - глупец, Ксизор. Охотничья Гильдия - шутка, причем не смешная, на мой вкус.

Фаллиен склонил голову.

- Вы предвосхитили аргумент, который я хотел высказать, мой император.

- Ничего я Не предвосхитил, кроме еще более детского лепета от вас. Охотники, которыми вы так восхищаетесь, лишь жалкие остатки того, чем они были раньше, Гильдия - сборище дряхлеющих немощных стариков и ничего не смыслящих в деле юных недоучек. Если бы хоть у кого-то из них были бы зачатки таланта, они давно бы вышли из Гильдии и стали независимыми, как Фетт.

Недовольство в голосе Палпатина сложно было не услышать.

- Члены Гильдии цепляются друг за друга, потому что знают, что самостоятельно не выживут. Поэтому Фетт не желает иметь с ними дела.

- Я покорнейше прошу дозволения внести небольшую поправку, - сделав над собой усилие, фаллиен подобострастно улыбнулся. - Прославленный Боба Фетт, ехотник за головами, более прочих внушающий страх, уже попросил разрешения вступить в Гильдию. И я предвижу, что ни у Крадосска, ни у других старейшин не найдется возражений.

- Невозможно! - громыхнул Вейдер. - Я достаточно имел дела с Феттом, чтобы знать, что он никогда так не поступит. Он слишком ценит свою независимость и к Гильдии ничего, кроме презрения, не питает. От несмешных шуток вы перешли к неубедительной лжи.

- Я не шучу и не лгу вам, повелитель Вейдер, - фаллиен опять повернулся к трону. - Боба Фетт вступил в Гильдию по моему наущению. Он не знает, что за поручением стою я и что служит целям Империи. Я действовал через посредника.

Упоминать о знакомстве со сборщиком Куд'аром Муб'атом принц Ксизор не собирался, так как не имел ни малейшего намерения увеличивать подозрения Вейдера; тот и так слишком часто для безопасности фаллиена задумывался о связях последнего с преступным миром.

- И, как обычно, мотив действий Фетта - деньги. Как и у Куд'ара Муб'ата, добавил принц про себя. Он пришел к сборщику и изложил план действий не как верный и смиренный слуга Империи, а как глава "Черного солнца".

- Его жадность сопоставима лишь с алчностью старого Крадосска и всей охотничьей Гильдии. Все они думают, что выгадают от перемен. Но на самом деле пользу из столь неслыханного сотрудничества извлечете вы, мой император.

- В этих словах нет смысла, - громогласно проворчал ситх. - Как можно было убедить Фетта, что ему выгодно присоединиться к Гильдии?

Ксизор вежливо улыбнулся.

- Гораздо проще, чем все думают. Мой посредник убедил Фетта, что тому следует войти в Гильдию в качестве агента ее разрушения.

Император кивнул, опередив возражения Вейдера.

- А вы вероломны, принц Ксизор.

- Всегда к вашим услугам, мой император. Обдумайте этот вопрос. Вам, как и повелителю Вейдеру, известен характер Фетта. Его хитроумие и безжалостность стали легендой Галактики. Попытайтесь вбить Фетта в рамки Гильдии, и та лопнет по швам. Там и так все перегрызись, старики, как Крадосск, и молодежь, как его сын, видеть друг друга не могут. Гильдия мне напоминает Республику, которая уступила место Империи. Дряхлеющая бюрократия, чьи дни далеко позади. Когда-то Гильдия была почти так же безжалостна и эффективна, как Боба Фетт, сейчас же она - сброд зажравшихся бездельников. Они делят территорию и деньги, а добыча достается не тем, кто выбивается из сил и подвергает жизнь пасности, а тем, кто не шевельнул даже пальцем. Молодежь там готова пойти по трупам, лишь бы пробиться к вершине.

25
{"b":"56043","o":1}