ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Карнакки – охотник за привидениями (сборник)
Я очень хочу жить: Мой личный опыт
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Понаехавшая
Постарайся не дышать
Очаг
Рефлекс
Искушение Тьюринга
Запах Cумрака
A
A

Давно уже он не пополнял свою коллекцию. Крадосск опять вздохнул, на этот раз - с грустью. Дни, когда его лапа несла смерть, позади. Старый ящер побрел дальше, выпуская на волю воспоминания и позволяя умилению затопить себя…

… пока не добрался до полок, где хранились самые старые и самые маленькие косточки. Выглядели те кости так, будто их нашли в птичьем гнезде. Крадосск выбрал парочку, покачал на ладони, потрогал кончиком когтя. На гладкой поверхности еще можно было различить следы зубов, совсем еще маленьких зубов, очень острых и крепких, как у новорожденного. Их еще не затупили многочисленные сражения, их еще не погружали в крепкие тела поверженных врагов. Крадосск тогда только-только вылупился из яйца, а косточки принадлежали его брату по выводку, которому не повезло прогрызть кожуру на несколько секунд раньше. Слишком поздно.

Трандошан улыбнулся костям, а потом очень беpежно и красиво разложил их на полированной каменной полке.

Этим жалким тварям вроде тви'лекков никогда не понять элементарных вещей. Что они смыслят в вопросах верности и чести…

Крадосск всегда жалел подобных ублюдков. Их жизнь была несчастна, потому что они просто не знали традиций.

Об Фортуна осторожно приоткрыл дверь, немного, так - щелочку. Как раз такую, чтобы было видно, чем там занят старый трухлявый пень.

Крадосск направился в комнату, в которой хранил свои жуткие сувениры. Неверный оранжевый свет рисовал его силуэт. Тви'лекк удовлетворенно кивнул. Хорошо. Обычно хозяин может часами сидеть среди старых костей, любуясь ими, размышляя, иногда засыпая, похрапывая и о чем-то грезя.

Значит, времени предостаточно. Управляющий без единого звука закрыл дверь и быстро зашагал по коридору в другую часть комплекса. Туда, где располагались комнаты Босска.

- Здорово! - заявил молодой трандошан, внимательно выслушав отчет. - А ты уверен?

- Разумеется, - тви'лекк не сделал попытки скрыть самодовольную и хитрую улыбку. - Я давно прислуживаю вашему отцу. Дольше, чем все предыдущие управляющие. Я бы не продержался столько времени на этом месте, если бы был слеп и глух. Я читаю мысли вашего почтенного родителя, как файлы на мониторе. И могу уверить вас в таком факте: он абсолютно вам доверяет. И он только что сказал мне, что именно поэтому послал вас переговорить с Бобой Феттом.

Босск покивал в знак согласия.

- Полагаю, папаша много еще о чем говорил. О верности и чести. И о всяком таком поодоо.

- Как обычно, - поддакнул тви'лекк. Должно быть, самая сложная часть твоей работы, - обронил трандошан, - слушать болтовню дураков.

Дд ты даже понятия не имеешь до какой степени, подумал Фортуна.

- Я давным-давно привык.

Босск еще раз кивнул, на этот раз медленнее.

- Приближается время, когда тебе по крайней мере одного дурака слушать не придется. Когда я стану править Гильдией, все здесь переменится.

- С нетерпением ожидаю, - тви'лекк поклонился. Он действительно приучил себя с напускным равнодушием слушать любой разговор и не выпускать наружу эмоций.

- Но в то же время…

- И в то же время небольшая сумма на твоем личном счете не помешает. За услуги, - Босск махнул в сторону двери. - Можешь идти. Ты хорошо потрудился.

В одном глупец был прав. Тви'лекк чувствовал, как, по телу разливается приятное тепло. Он хорошо поработал…

На себя.

х х х

Боба Фетт слышал, как скрипнула, открываясь, входная дверь. Ему приходилось сейчас ломать собственную привычку, выработанную еще в детстве: никогда не поворачиваться спиной к дверям Слишком многие потеряли жизнь только потому, что лазерный луч поджарил им лопатки до того, как они сумели повернуться и встретить врага лицом к лицу.

- Прошу прощения, - произнес осторожный голос Вот поэтому Фетт и стоял сейчас спиной к двери: чтобы дать тому, кто заглянет в промозглую коморку в желании перекинуться парочкой фраз, психологическое преимущество. Иначе некоторым членам Гильдии могло не хватить духу. Бобе было сложно представить, с чего это все они решили, будто могут заниматься охотой. Если бы им пришлось взглянуть в затемненный узкий визор ман-далорского шлема, то они убежали бы, не раскрыв рта - Да?

Он повернулся; медленно, по возможности не делая угрожающих или резких жестов. Насколько это было вообще возможно для человека с его репутацией.

- Я хотел знать…

В дверном проеме топтался коротышка в дыхательной маске и пялился на охотника круглыми фасеточными глазами. Трубки болтались из стороны в сторону.

- … можно мне поговорить с тобой?

Как же его зовут? Их имена звучали на один лад. Фетт вспомнил: Зукусс. Напарник Босска. По крайней мере, в последние дни, когда у них из-под носа он увел Нила По-сондума.

- Конечно… если ты занят… - Зукусс нервно сложил затянутые в перчатки лапки. - Я могу прийти позже… в любое удобное время…

- Нет, - отрезал Боба.

Точно. Он видел коротышку в зале Гильдии, тот держался возле Босска. Между этой парочкой, несомненно, есть связь. Смешно. Самый неподходящий напарник, какой мог быть у Босска.

- Удобное время - сейчас.

Разговор не затянулся. Зукусс не пробыл в каморке и пяти минут, после чего выскочил в коридор и исчез прежде, чем кто-либо из членов Гильдии сумел бы его заметить. Мелкая рыба. Не из старших, не из тех, о ком рассказывал Куд'ар Муб'ат. Но достаточно важный игpок pаз имеет доступ к уху Босска. А тот - нетерпеливый наследник главы Гильдии, и ждать ему надоело.

Беседа… нет, обмен фразами прошел именно так, как планировалось, и так, как предсказывал арахноид. Охотники на низших ступенях Гильдии представляли собой смесь жадности и наивности. Достаточно умны, чтобы убивать. Боба Фетт обдумал поведение последнего визитера. Перед уходом малыш выглянул в коридор, чтобы убедиться, что его никто не увидит. Но недостаточно умны, чтобы уберечь себя. На этот раз он, может, и выживет. Может - если удача ему улыбнется. Но когда-нибудь Зукусса подстрелят.

Боба предположил, что между ним самим и бедолагой Зукуссом существует огромная разница. Так же, как между ним, Босском и хитроумным старцем Крадосском. И остальными охотниками из Гильдии. Боба Фетт присел на скамью; вооружение, с которым он не расставался, ставшее частью его самого, мешало привалиться к стене. Охотник никогда не тратил времени на размышления о себе, по крайней мере, не более, чем смертоносный заряд ракетомета, принайтованного к спине, мучается сомнениями, зачем он летит к обреченной мишени. Но он знал, что причина, по которой он был жив, а остальные мертвы, заключается в том, что он, Боба Фетт, обладает секретом существования охотников за головами… - Уж насколько он умел ловить и, если того требует необходимость или контракт, убивать других разумных существ, но выживать он умел еще лучше. Все остальное - лишь вопрос превосходящей огневой мощи.

Боба Фетт поднялся на ноги. Если он задержится здесь, к нему явятся поговорить остальные. Те, кто полагает, будто могут защитить себя, будто они равны, но кто уже запутался в паутине Куд'ара Муб'ата. Многочисленные старейшины и советники и тви'лекк-управляющий.

Ситх знает, сколько еще мелкой рыбешки. Все хотят Урвать при дележке добычи кус как можно жирнее. о сейчас он не в настроении слушать их. Действия значат больше слов; в этом Боба фетт был уверен. Слова убивают, спасение - только в действии. Вести долгие разговоры с другими разумными существами - все равно что связать себя со смертью. Больше всего на свете сейчас хотелось вернуться на корабль, отгородиться от всего мира надежной броней "Раба-1", его замками и системами безопасности и охраны. И отдохнуть. Уснуть - если не сном праведника (на свой счет Боба не питал ни малейших иллюзий и не чувствовал сожалений), то по крайней мере сном хорошо потрудившегося человека. Что в данном случае означало: помощь окружающим в организации их собственного уничтожения.

От присутствия других, не ведающих своей судьбы, становилось холодно на сердце или что там от него осталось после стольких лет дружбы со смертью. Словно кто-то только что напророчил ему гибель. Нет, он уверен: она случится не здесь и не сейчас, до нее еще долго.

30
{"b":"56043","o":1}