ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Порядок, можно идти!

Они сумели добраться до прокопанного сарлакком хода и только там рухнули от изнеможения, едва не выронив свою ношу. И пока оба дроида хлопотали над неподвижным телом, Денгар и Ниелах сидели без сил, привалившись к изогнутой гладкой стене.

- Что это за запах?

Ниелах наморщила нос, глядя в черноту туннеля.

Денгар поднял фонарь. Счастье еще, что успел прихватить его с собой в спешке. Света хватило на несколько метров, дальше все тонуло во мраке.

- Должно быть, сарлакк, - предположил кореллианин. - Или то, что от него осталось. В Каркуне - его голова и пасть, это старый сарлакк, большой. У него отростки и щупальца повсюду. Поговаривают, что он размером с Дюнное море. Когда один наш друг поджарил ему кишки, - Денгар большим пальцем ткнул в сторону превращенного в носилки лежака, - сарлакк остался здесь и теперь гниет. Знаешь, нельзя ожидать, чтобы труп пах цветами.

Скалы вздрагивали в такт бомбовым ударам; казалось, что запах при этом только усиливается. Ниелах заметно побледнела. Она поспешно отползла к дальнему изгибу туннеля, и до Денгара долетели звуки. Свидетельствующие, что его спутница опустошает желудок.

Девочка не привыкла к штукам подобного сорта. Вернее, какая-то ее часть, та, что прячется в темноте больной памяти. Денгар признался сам себе, что заинтригован. Танцовщица, смазливая прислужница при обширном дворе Джаббы Хатта должна бы не обращать внимания на аромат смерти, которым пропитались толстые стены дворца. Запах там выползал из всех щелей вместе с испарениями из логова ранкора под тронным залом. Вообще-то хатты любят этот запах; одна из самых отвратительных характеристик их расы. Видимо, так они напоминают себе, что они все еще живы, а их враги и объекты их развлечений - уже нет. Именно поэтому Денгар считал работу на покойного Джаббу или любого другого представителя его вида последним делом. Особенно после того, как кореллианин встретился с Манароо - и с изумлением обнаружил, что еще способен кого-то любить. Как можно было возвращаться к ней, воплощению почти забытой чистоты и милосердия, пропитанным запахом смерти и разложения? Он - не мог.

И столь же невозможно для Ниелах было выдержать тошнотворную вонь. Судя по темпераменту, девочка родилась среди знати, чистокровка, привыкшая отдавать приказы и ждущая от окружающих повиновения. Денгар обратил внимание на это еще в первую встречу. Кто еще мог пройти через жизнь при дворе Джаббы Хатта, пойти прогуляться - без оружия, без защиты! - по Дюнному морю, независимо говорить с охотником, не обращая внимания ни на силу, ни на оружие? Искра то ли отваги, то ли беспечности разгоралась в подобных обстоятельствах только ярче и грозила обжечь, посмей Денгар прикоснуться к девчонке.

Аристократически вылепленное лицо; ни загар, оставленный на щеках солнцами-близнецами Татуина, ни жестокий ветер пустыни, ни жар Дюнного моря не могли скрыть благородного происхождения Ниелах. И она прямиком топает в самую гущу неприятностей… Не надо быть пророком, Денгар достаточно повидал в жизни. Но присутствие Ниелах добавляло к уравнению новую неизвестную величину.

Девчонка вернулась, теперь ее лицо казалось белее песка под луной.

- Прошу прощения, - буркнула Ниелах.

- Всегда пожалуйста, - кореллианин пожал плечами. - Я бы первый признал, что сосед у меня не из лучших.

Он поднялся на ноги.

- Надо бы глянуть, как обстоят дела. Дроиды-медики застыли у носилок, точно верные стражи.

- Как он там? Жив еще?

ОНУ1-Б обратила на Денгара линзы фоторецепторов.

- Насколько можно было ожидать! - гневно воскликнула дроидесса, - Учитывая, что его побеспокоили!

- Эй! - Денгар ткнул себя в грудь. - Я, что ли, приказал сбросить бомбы? Не вали все на мою голову!

- А неплохой вопрос, - встав рядом с охотником, Ниелах посмотрела на лежащего без сознания Фетта. - А кто приказал?

- Кто ж его знает? - Денгар посветил ей в лицо. - У этого парня толпы врагов. Вероятно, кто-то из них.

- Значит, кому-то известно, что он жив. Кому-то еще, кроме нас.

Словно свет вспыхнул в темной комнате. А девчонка права… Новость всетаки просочилась наружу к кому-то, кто сумел распорядиться информацией. Кто-то знал, что Фетт не погиб, что он все еще дышит, пусть и с трудом. И этот кто-то вовсе не пел от счастья от этой новости. И приказал сбросить столько бомб, что хватило бы стереть в пыль целую армию, только бы удостовериться, что от Бобы Фетта не осталось ничего, что могло бы сделать хотя бы еще один вдох.

- Кто-то шпионил за нами, - сделал вывод Денгар. Себя из источников информации он уже исключил.

За Манароо поручился бы головой. Ниелах тоже не годилась в подозреваемые, ей некуда было идти и не с кем поговорить. Может быть, кто-нибудь из дворца Джаббы - даже после смерти хатта там ошивались толпы голодpанцев и прочей швали, обладающей талантом оставаться незаметными, но замечающими, что происходит в пустошах. После потери места у кормушки кому-то из них могло прийти в голову, что можно продать ценные сведения тому, кто затаил обиду на Бобу Фетта.

- Должно быть, так оно и было, - проговорил Денгар вслух, подытоживая собственные мысли. - Кто-нибудь видел, как я перевез его к сеБе.

- Не глупи, - Ниелах решительно помотала головой - Если бы было точно известно, где находится Фетт, никто не стал бы взрывать окрестности Каркуна. Одна торпеда прямиком во вход, дело сделано. Просто и чисто - она указала на неподвижную фигуру на матрасе. - Если бомбежку затеяли лишь для того, чтобы убить его, то явно перестарались. Дело можно было провернуть гораздо проще. И тише.

Пришлось признать, в ее словах был смысл. Не только Боба Фетт привык жить секретами; его клиенты и его враги жили точно так же. Хирургически точный удар избавил бы Галактику от Фетта без риска привлечь к себе внимание. В последний раз навещая своих информаторов в космопорте Мое Айсли, Денгар ничего не слышал о том, чтобы Боба Фетт взял новый контракт. Так что если кто-то действительно хотел пристрелить его, то определенно держался в тени.

- Если, - сказал Денгар, - если, конечно, у бомбежки не было иной причины.

Ниелах чуть было не испепелила его взглядом.

- Считаешь, есть иная причина?

Кореллианин не снизошел до ответа. Туннель наполнила тишина, когда он поднял голову, прислушиваясь в ожидании.

- По-моему, все чисто.

- Можно возвращаться?

- Смеешься? - Денгар посветил фонарем; с одной стороны туннель был перегорожен завалом. - Нас засыпало. Даже если от моего убежища хоть что-то осталось…

А это было очень большое "если", учитывая обстоятельства.

- … то нам туда не добраться. Будем пробиваться здесь, вдруг найдем другой выход на поверхность.

Ниелах передернуло от отвращения. В неосвещенном конце туннеля запах падали был еще сильнее.

- Его можно переносить? - Денгар присел на корточки у матраса.

- Исходя из нынешнего нестабильного состояния пациента, - заявила ОНУ1-Б, - было бы лучше, чтобы его больше вообще не тревожили.

- Я не про это спрашивал.

- Тогда я не знаю, почему вы интересуетесь, - нагло заявила дроидесса. - Я понимаю так, что вы все равно выполните все, что запланировали вне зависимости, что мы с коллегой можем сказать о состоянии…

- Завязывай, - Денгар выпрямился и подтолкнул Ниелах к матрасу. - Эти дроиды понятия не имеют, насколько наш приятель вынослив.

Поднять-то они его подняли, но все равно почти вся тяжесть безжизненного тела пришлась на кореллианина. Хотя Ниелах тут же продемонстрировала, что тоже не лыком шита, вовремя подхватив чуть было не опрокинувшиеся импровизированные носилки. Денгар приказал одному из дроидов перекинуть страховочный ремень себе через шею, а потом процессия начала осторожный спуск во мрак, откуда несло выворачивающую наизнанку желудок вонь.

- Откуда… ты знаешь… - пропыхтела Ниелах, - откуда знаешь… что там есть… выход на поверхность' - А я и не знаю, - просто сказал Денгар. - Но оттуда тянет сквозняком. Попробуй, сама поймешь.

32
{"b":"56043","o":1}