ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рабочие издержки. Хочешь получить государственные заказы от самого Императора, смирись с паранойей.

Куат с Куата надел защитные перчатки и вынул проектор из скорлупы. Стандартное записывающее и проигрывающее устройство, точно такое же, каким пользуется вся Галактика, но с небольшими модификациями. Сам Палпатин не сумел бы получить столь четкое изображение. Но с другой стороны… ему это не требуется, напомнил себе инженер. По крайней мере, не в такой степени, как мне. Император всегда мог заполучить то, что хотел, при помощи страха и смерти. В инженерном деле приходилось действовать тоньше, иначе можно лишь распрощаться с рынком.

- Уйди, - попросил Куат с Куата свою любимицу, которая путалась под ногами. - Тебе не понравится.

Зверюшка предупреждению не вняла. Инженер замкнул контакты внутри проектора, и на кабинет на-ложилось голографическое изображение другого помещения, набитого разношерстным народом. Тихая просторная комната наполнилась шумом, грубым хохотом, от которого шелковистая шерсть фелинкс встала дыбом. Зверек зашипел на призрачные фигуры, особенно его раздражала заплывшая жиром туша с длинным хоботом, тонкими ручками и жадными крошечными глазками. Когда существо разинуло безгубую пасть и исторгло из недр объемистого брюха очередную порцию громогласного смеха, фелинкс спаслась бегством, забившись под стол. Куат с Куата остановил запись; крики, чавканье, хохот, пронзительный визг оркестра и шум недалекой драки сменила тишина, фигуры застыли. Инженер прошел в центр голограммы. Гости на шумной гулянке были бесплотны, точно призраки, можно было пройти сквозь них, но качество записи было настолько великолепным, что инженеру казалось, будто он ощущает запах пота и вонь разложения, поднимающуюся из-под решеток в полу.

- Ты мертв, не так ли? - обратился Куат с Куата, повернувшись лицом к замершему на обширной платформе хозяину пира; на губах инженера играла улыбка. - Как жаль. Не люблю терять хороших клиентов.

Годами хатт размещал у Куата большие заказы: оборудование и корабли для своих бойцов, для собственного дворца и сухопутной баржи. Инженер занимался разработками лично, добавляя небольшие, практически незаметные дополнения и модификации, как правило, записывающие устройства, которые фиксировали все, что происходило во дворце на Татуине и личном транспорте хатта.

Известие о смерти старого гангстера уже облетело Галактику, обрадовав одних и крайне расстроив других.

Из всех своих соплеменников Джабба был, пожалуй, самым активным, если, конечно, это слово применимо к грузному и крайне неторопливому существу. Инженер вдруг подумал, что обитатели дворца наверняка уже вцепились друг другу в глотки. А что сейчас творится в преступном мире! Каждый старается урвать себе кусок пожирнее от пирога, который раньше подавали к столу только Джаббе. Неплохо для дела; Куат с Куата уже получил несколько крупных заказов от помощников покойного хатта. Новым тайнам нужно новое оружие.

Мысль о кровавой резне позабавила инженера. В свете подробностей гибели Джаббы слово «горло» звучало особенно занятно. Куат с Куата огляделся. Пока еще целая тонкая и прочная цепочка была пристегнута к ошейнику на шее девушки, второй конец Джабба держал в лапах. Куат окинул взглядом почти обнаженную принцессу Органу взглядом знатока и ценителя. Фигура ничего, хотя личико подкачало. Богатство и власть всегда привлекают красавиц, и инженер не испытывал недостатка в женщинах. Через его личные апартаменты проходили уроженки многих знатных родов.

Куат еще раз осмотрел Органу, делая мысленные заметки на случай, если с их высочеством придется свести знакомство. Не красавица, но лицо энергичное. С ней интересно будет иметь дело. Вот только Куат едва ли окажется настолько глуп и самоуверен, что оставит в доступе алдераанки такой простой и смертоносный предмет, как тонкая, но очень прочная цепь.

- Никогда не давай своим врагам в руки орудие своей смерти, - наставительно заметил инженер, оглядываясь на Джаббу Хатта Смерть старого склизня на данный момент заботила Куата меньше всего. Даже присутствие во дворце ее высочества Лейи Органы не имело особого значения. Куат искал в толпе иные лица. Он вернулся к столу, отмотал запись к самому началу, когда принцесса. Органа еще не вошла во дворец в шлеме убезийского охотника, волоча за собой связанного вуки. Потом вновь заморозил изображение.

А потом опять прогулялся среди застывшей толпы, разглядывая лица и морды. Занимательная коллекция - от воров до убийц. К хаттам подобные типы стекаются мутным потоком, склизни привлекают их, как покрытые густым мехом животные привлекают блох. Хотя в некотором смысле уместнее говорить о симбиозе, а не о пара-зитировании. Для того чтобы увидеть разумных существ, чей моральный облик ниже его собственного, Джаббе достаточно было просто посмотреть по сторонам.

Куату с Куата было необходимо увидеть только одно лицо. Инженер усмехнулся. Лицо! Если бы он только знал, как выглядит это лицо! Хорошо, поправил сам себя инженер. Не лицо - маску. Куат ненадолго задержался возле управляющего Джаббы, всегда улыбающегося тви'лекка Мужские особи с планеты Рилот, даже обладающие выдающимися мозгами в своих безволосых, украшенных отростками головах, не отличались ни способностью накопить богатство, ни смелостью украсть его. Даже если общались с хаттами.

В частности, этот тви'лекк как-то попытался протоптать себе дорожку в бюрократические круги верфей Куата, но показал, что недостоин доверия, и был вышиблен с планеты. Хаттам больше нравились лесть и лобызание хвоста, поэтому инженер не удивился, когда узнал, что Биб Фортуна сделал стремительную карьеру при дворце Джаббы.

Куат не нашел того, кого разыскивал, пока не поднял голову вверх, к окружающей зал галерее. Вот он где…

Узнаваемая с первого взгляда фигура возвышалась над толпой, словно тотем первобытного божества с неизвестной планеты. Лицо, скрытое древним шлемом, было обращено вниз. Самый известный в Галактике охотник за головами разглядывал веселящихся подхалимов, словно воплощенная справедливость - смертоноснее и холоднее, чем пространство между звездами. Куат с Куата восторженно цокнул языком.

Рабочие инструменты Бобы Фетта, начиная от миниатюрного, но мощного огнемета и бластеров, встроенных в наручи (как и прочего оружия, которым были нашпигованы мандалорские доспехи), до сенсоров в шлеме, были не менее тонко настроены и отлажены, чем инструменты самого Куата с Куата.

Шлем, перечеркнутый затемненным визором, прятал взгляд охотника и вычисления, происходившие в голове Бобы Фетта.

Удовлетворенный увиденным Куат отошел на край голограммы. Его начинало подташнивать от воображаемой вони и миазмов. Лучше смотреть снаружи, из стерильного и математически выверенного кабинета Инженер вновь запустил проектор. Не нужно было оглядываться через плечо, чтобы почувствовать, что изображение опять ожило, воссоздавая прошлое.

Звук пришлось погасить; Куат не испытывал удовольствия, слушая сальные шутки и хохот. Еще одна уроженка Рилота (интересно, почему женщины-тви'лекки настолько же изящны, насколько омерзительны их мужчины?) привлекла внимание хатта. Хорошенькая рабыня, танцовщица, одетая в широкие темные шаровары и коротенькую безрукавку, была еще слишком мала, чтобы обладать женской привлекательностью и утолить аппетиты своего обладателя. На ее лице промелькнуло опасение, граничащее с паникой. Девчонка-тви'лекка присела на самый краешек платформы; Куат мельком отметил, что, повзрослев, танцовщица будет выглядеть соблазнительнее и декоративнее, чем принцесса Органа Танец ее инженеру понравился. И не только ему. Хатт облизнулся и дернул за цепочку, пристегнутую к ошейнику тви'лек-ки. Джабба подтаскивал упирающуюся рабыню к себе. Бедная девочка, должно быть, видела, что происходило с ее предшественницами. Красивые вещи Джабба всегда считал расходным материалом.

Как и предвидел Куат с Куата, под ногами танцовщицы раскрылся потайной люк, падение оборвало цепочку, толпа лизоблюдов окружила решетки в полу, толкаясь, чтобы оказаться в первых рядах зрителей.

4
{"b":"56043","o":1}