ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты хотел поговорить о деле? - голос панцирника срывался на восторженный визг, достаточно громкий, чтобы завибрировали толстые складки кожи на мертвенно-белом горле. - Отлично! Давай так и поступим! Но ты же сам утверждал, что в таких разговорах нет смысла, пока добыча не лежит на столе перед нами!

- Жиета… - вмешался огромный старый хатт, хватая сородича за воротник металлического цилиндра. - Прекрати разыгрывать из себя идиота! Ты уже достаточно начудил…

- Молчать! - одна из механических лапок яростно отмахнулась от старейшины. - Сейчас сами увидите! Все увидите!

Остальные хатты все-таки развернулись к ним, кое-кто - с выражением бестолкового изумления, другим разыгрываемый спектакль определенно понравился.

- Вы все радовались, когда этот мерзавец… - клешня Жиеты дернулась в сторону Бобы Фетта. -… когда этот вор украл у меня то, что увенчало бы меня славой!

Теперь уже обе лапки размахивали во все стороны, указывая то на сводчатую крышу зала, то на собравшихся под ней. Взгляд безумных глаз скользил по толпе.

- Думаете, я не слышал смешков? Не слышал шуточек? Вы были счастливы, потому что я опозорился, верно?

Похоже, за режущие ухо вопли нужно было благодарить не только одуряюще ароматные цветы. Боба Фетт присмотрелся. Жиета довольно далеко высунулся из своей оболочки, и стала видна тонкая трубочка, почти похороненная в складках толстой серой кожи. Трубка заканчивалась хирургически вживленным в тело хатта наконечником, игла уходила в артерию. Второй конец трубочки прятался внутри цилиндра. Фетт предположил, что где-то там, внутри, должен находиться медицинский модуль с дозатором, который сейчас впрыскивал Жиете какой-нибудь стимулятор, подстегивающий его ярость. Что ж, подозрения подтверждались, Жиета приготовился к встрече задолго до нее. Боба Фетт не доверял даже болеутоляющим препаратам, считая, что они могут заглушить мысли. И всерьез сомневался, что остальные хатты позволят существовать вышедшему из-под контроля собрату. Между жаждой мести за поруганную честь и делом существует граница. Жиета только что перешагнул через нее.

Остальные, похоже, тоже об этом подумали; в воздухе напряженно завис запах страха, лязгали, сталкиваясь, летающие цилиндры. Хатты пытались отодвинуться подальше от благоухающего возвышения и вооруженных, готовых открыть огонь наемников. Некоторые потеряли способность размышлять здраво, одурманенные тяжелым сладким смердением. Собственно, именно по этой причине сегодня утром Боба Фетт потратил немного времени, перенастраивая воздушные фильтры шлема. Да и вообще, не доверяя электронике, несколько лет назад он расстался с некоторым количеством нервных рецепторов и огромной суммой денег, которая надолго осчастливила лучшего из микрохирургов Галактики, подрабатывающего на черном рынке. В результате операции Боба лишился способности реагировать на раздражение центров удовольствия в собственном мозге, зато потерю ему компенсировал близкий к идеалу контроль над сознанием. Фетт не мог позволить себе впадать в истерический, притупляющий бдительность экстаз, не та профессия.

Он продолжал следить за Жиетой, который все еще витал над цветочной горой, но гораздо больше охотника интересовали сталкивающиеся с металлическим лязгом и звоном цилиндры. Совсем не хотелось затесаться между ними. Механические протезы переплетались друг с другом, царапали потные искаженные физиономии.

Жиета, похоже, вообразил себя космическим кораблем, потому что принялся выписывать над толпой фигуры высшего пилотажа.

- И ты тоже смеялся надо мной! - выкрикнул он из-под потолка. - Я знаю! Ты смеялся!

Одна из лапок-протезов, болтающихся под днищем цилиндра, ткнула в направлении Фетта в пародии на обвинительный жест.

- Не ведаю, в какой грязной дыре ты спрятал моего архитектора… - рот панцирника распахнулся так широко, что слюна, капавшая оттуда, окрасилась кровью из трещин.

- Хорошая вышла шутка, Фетт! Но за все приходится платить, верно?

- Старая история, - отозвался охотник, с удивлением осознавая, что почти испытывает жалость к несчастному панцирнику, который выставил огромный счет, но не сумеет воспользоваться дивидендами.

Почти испытывает. Но не совсем, потому что от желания испытывать сочувствие он тоже избавился. Скальпель для этого не понадобился, лишь намерение и собственная воля.

- Мы пришли говорить о другой добыче. Где Оф Нар Диннид?

- Ах да!

В складках кожи разбуянившегося хатта вживленная трубка пульсировала искусственной набухшей веной.

- Как это ты говоришь? Добычу на стол, да? Иначе нет смысла начинать переговоры… ты ведь так ведешь дела, да? Хорошо, пусть будет по-твоему…

Выдвинулись протезы, ухватились за край платформы и - душным дождем посыпались яркие лепестки. В общем гвалте вой сервомоторов и тонкое нытье репульсационного двигателя мог расслышать разве что Боба Фетт, и то благодаря улучшенным аудиорецепторам шлема. Следом раздался громкий треск, платформа раскрылась, как ящик.

На секунду все замерли. Сорванная крышка, грянувшая на пол возле ног Бобы Фетта, произвела такой грохот, что хатты отвлеклись от попыток сбежать. Выходы были по-прежнему блокированы наемниками, но удлиненные разнокалиберные цилиндры разворачивались к центру зала, потому что их обитатели хотели узнать, в чем дело.

Теперь платформа гораздо больше напоминала гроб, сходство усиливалось неподвижной фигурой, замотанной в пыльный саван. На груди, словно злая насмешка, лежал упавший яркий бутон, пустые глазницы мертвеца уставились в сводчатый потолок. Фетт не стал смотреть в лицо трупа, он и так знал, кто это такой.

- Вот тебе Оф Нар Диннид! - насмешливо возопил сверху Жиета. - Что, теперь он не слишком ценная добыча, а?

Из-за спины Бобы Фетта вперед вырвался хатт Нуллада. Охотника тронуть он не посмел, но Босска и ИГ-88 оттолкнул достаточно сильно. Клепаный цилиндр высек искры, задев броню безучастного ко всему Д'хархана. Плоскую физиономию панцирника-гиганта свело злой судорогой. Тонкие ниточки сетки натянулись, словно тетива древнего метательного оружия.

- Ты сошел с ума! - крикнул Нуллада, сжимая механическую лапку в кулак. - Мстить - это одно… мы знаем и ценим месть! Но это!..

Старый хатт даже плюнул с досады.

- Ты вмешиваешься в дела клана! Это существо представляло для нас интерес. Он был вкладом денег… а теперь - тухлое мясо!

- Успокойся, - злобно посоветовал ему Жиета. - О делах я позаботился. Может, ты и недоволен, а мне нравится. И всей системе Наррант тоже понравится. Наш покойный гость продавал нам секреты, а я наладил прямой контакт с безутешной жертвой Диннида. И назначил хорошую цену! Секретов мы им не вернем, но сеньоры хотят быть уверены, что дальше нас тайны не уйдут. Иными словами, они объявили цену за немедленную смерть Оф Нар Диннида. Сеньоры все подсчитали, назвали цену, и мы ударили по рукам. От имени панцирников…

- Ты… ты не имел права…

- Ты стал стар и дряхл. Ты забыл, что такой веши, как право, не существует! Только наши желания. А я увеличил наше благосостояние, и значительно. Мы стали еще богаче.

- Идиот! - из прожорливой пасти Нуллады во все стороны летели слюни. - И каким образом ты собираешься получить эти деньги?

- А тебе-то какая разница? Сейчас я получаю совсем другую оплату, и мне она, без сомнения, нравится, - Жиета расхохотался. - Уж лучше сейчас эти кредитки в кармане, чем те, которые когда-нибудь разбросают над твоей могилой. А по-моему, ты в могиле окажешься раньше меня.

- Заткнись!!!

На какое-то время все оглохли. Рык вырвался из пасти Босска, который одним прыжком оказался у гроба. Оснащенная когтями лапа с легкостью оттолкнула в сторону массивного Нулладу. Второй лапой трандошан сгреб мертвеца за саван. Когти располосовали ткань, и стала видна испачканная засохшей кровью и прожженная выстрелами рубаха.

- Хватит, наслушался! - Босск поднял мертвеца перед собой; ноги Оф Нар Диннида болтались в воздухе, не доставая до мозаичного пола. - Так мы за этим пришли?

50
{"b":"56043","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Армада
Роман с феей
Позитивное воспитание ребенка: здоровый сон и правильный уход
Экспедитор
Диссонанс
Раунд. Оптический роман
Брачный контракт на смерть
Академия невест
Я дельфин