ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Одного из них даже было видно - обугленные руку и ногу, торчащие из-под дюзы; бластер валяется в нескольких миллиметрах от скрюченных пальцев. В ближайшее время бандиту не придется ни с кем торговаться.

- Пошли, - Фетт шагнул из пещеры. - Нет причин задерживаться.

Ниелах не поняла, обращался ли он к ним обоим или только к Денгару, но упускать свой шанс не собиралась. За время короткого спринта к трапу она приотстала. Из темноты окружающих дюн прилетели лазерные лучи, оплавив песок у ног беглецов; второй головорез (тот, что сумел спастись) еще не сдавался. Ниелах это не остановило, она на бегу наклонилась и подхватила валявшийся на земле бластер.

- Стоять! - палец удобно лег на еще теплый спусковой крючок. - Ни с места!

Денгар уже скрылся внутри корабля, Боба Фетт, взявшись рукой за край люка, оглянулся через плечо. В визоре его шлема смутно отразились и бластер, и бледное лицо Ниелах.

- Без меня ты никуда не полетишь, - холодно отчеканила девица.

Прежде чем она успела отреагировать, прежде чем она сумела увидеть, Боба Фетт протянул руку. Его пальцы сомкнулись на винтовке. Короткое движение, поворот запястья, и охотник вырвал оружие у Ниелах. Бластер описал в воздухе дугу и упал возле неподвижной руки мертвеца.

Мгновение они стояли, меряя друг друга взглядами. Потом Боба Фетт крепко взял Ниелах за руку и поволок следом за собой вверх по трапу.

- Дура, - он так сильно сжимал ей запястье, что у девушки хрустели кости. - Я решаю, кому идти, кому оставаться. Ты слишком много стоишь, чтобы бросать.

Тяжелая крышка люка скользнула вниз.

- Пристегнись, - посоветовал Фетт. - Мы взлетаем.

Он исчез в проеме, поднявшись по металлической лесенке. Потирая онемевшее запястье, Ниелах огляделась по сторонам. Толстые прутья клеток тускло блестели в сумраке трюма. Ниелах не знала, когда именно, в какое мгновение ее неизвестного прошлого она была здесь. Но не сомневалась: она здесь была.

- Как это типично! - ОНУ1-Б запрокинула головной модуль, наблюдая, как корабль, разворачиваясь на ходу, взлетает в ночное небо. - Ты с таким трудом и душевными затратами чинишь их, свинчиваешь из мельчайших деталей, а никто тебе даже спасибо не скажет.

- Неблагодарность, - поддакнул малыш-фармацевт. - Невнимательность.

Оба дроида с опаской выбрались из укрытия, когда перестрелка в конце концов прекратилась. Сейчас даже тот гуманоид, что убежал в дюны, вероятнее всего, тоже покинул опустевшую стоянку, направляясь туда, откуда он появился. По крайней мере, его присутствие больше не фиксировалось. И это обстоятельство весьма разочаровывало дроидов. После недавнего тяжелого пациента этот гуманоид мог представлять довольно любопытный медицинский случай.

- А ты чего ожидал?

Огненный след уже съежился до едва заметной среди звезд искорки. В цепях и реле ОНУ1-Б сформировалась надежда - до той степени, в какой роботы вообще умеют надеяться, - что их с напарником люди возьмут с собой, а в частности с тем, чье имя Боба Фетт и которого они вынянчили, вырвав у смерти. Определенно они заслужили бы свои источники питания, учитывая повреждения, которые был склонен вызывать этот охотник.

- Полагаю, такова человеческая натура. Плоть всегда считает себя бессмертной, - ОНУ1-Б перевела фоторецепторы от пустынного неба к черным дюнам пустыни. - Что теперь?

- Безработица, - чирикнул 1е-КсЕ. - Бесполезность.

Дроидесса какое-то время разглядывала напарника. Затем выдвинула из манипулятора скальпель и счистила пятнышко ржавчины с корпуса фармацевта.

- Знаешь, - задумчиво произнесла ОНУ1-Б, - а тебе не помешал бы некоторый уход.

Больше всего на свете ему не хотелось этого делать. Но сделать надо было. Жадность вшита в трандошана, как базовые программы в мозги дроида. Она преобладает над всеми другими чувствами. Босск слышал у себя в голове голос, произносивший древние мудрые слова, которые когда-то сказал ему его отец: "Живой стоит дороже мертвеца".

Старый Крадосск знал, о чем говорил. По крайней мере, в этом вопросе он разбирался. Когда бы Босск ни проводил когтистой лапой по дочиста обглоданным и отполированным костям, которые хранил в качестве воспоминаний, всякий раз в нем с новой силой возрождалось стремление следовать старым традициям.

Пусть так, но оставалось и другое правило, равно непреложное и замшелое как мир. Забудь все правила, когда имеешь дело с Бобой Феттом.

Радары "Гончей" нащупали крохотную искорку света. "Раб-1" уже поднялся с поверхности Татуина, насколько знал Босск. Скоро… несколько секунд, не больше… и он выйдет за верхние слои атмосферы и окажется в зоне досягаемости систем наведения и лазерных пушек. Именно столько времени оставалось до того, как Босск вдавит коготь в гашетку и завершит то, что сделать необходимо. А вот времени, чтобы передумать или оплакать потерянную прибыль, не было.

Он был на борту "Раба-1", рылся в файлах бортового компьютера, когда вдруг заработала панель передатчика. И это могло означать лишь одно: сообщение о воскрешении Бобы Фетта не вранье и Фетт только что возобновил контакт со своим кораблем, который терпеливо ждал хозяина на орбите вокруг Татуина. И Босск знал, что за этим последует. "Раб-1" послушно исполнит приказ. А затем Боба Фетт будет не просто жив, но еще и свободен. И вернется в игру с присущей ему энергией. Свободен - и вновь на вершине, вновь номер первый на всех разбросанных по Галактике планетах.

Трандошан еще не успокоился от ярости и страха, которые кипели у него в груди. Гнев был знаком ему, трандошаны рождаются вместе с яростью, но страх - это нечто новенькое. И могущественное. Страх подтолкнул Босска к действиям, быстрым и эффективным.

Его ни на мгновение не задержали мысли об интригующих загадках. Если богатый и влиятельный Куат с Куата заинтересован в жизни или смерти Бобы Фетта, пусть так и будет; с наследным владельцем прославленных верфей Босск всегда сможет договориться и получить с него причитающееся вознаграждение. И если есть какая-то связь между Ксизором, тайным повелителем "Черного солнца", и сожженной фермой на краю Дюнного моря… Фетт все равно не даст вразумительных и четких ответов, потому что откажется говорить. В этом Босск был стопроцентно уверен.

Так что времени как раз хватило, чтобы перенести с "Гончей" необходимое количество тривиальной взрывчатки, спрятать ее в клетках в трюме "Раба-1" и установить дистанционный детонатор. Затем Босск загерметизировал шлюз, отстыковал свой корабль и стал наблюдать из рубки, как "Раб-1", набирая скорость, сходит с орбиты и направляется на посадку.

А теперь тот же корабль взлетал с Татуина, унося с пустынной планеты своего хозяина. Босск мимолетом подумал, что никогда не видел лица Бобы Фетта. Искорка увеличивалась в размерах; еще одна секунда, больше медлить нельзя. Прочь сожаления. Босск нажал на кнопку. В ту же секунду далекая искра превратилась в шар клубящегося пламени. Капли расплавленного и тут же застывшего в вакууме металла, не больше человеческого кулака, пыль и атомы - вот и все, что осталось.

Босск откинулся на спинку кресла, чувствуя странное опустошение. Он даже не подозревал, как были напряжены его мускулы, а сейчас каждая жилка его тела предательски тряслась и подрагивала. Вот и все, подумал трандошан с облегчением. Боба Фетт теперь мертв. Ну и хорошо…

Никаких сожалений, так было необходимо.

Босск вглядывался в пустоту между звездами, и только одна мысль беспокоила и озадачивала его.

Почему?

Почему же он по-прежнему боится?

68
{"b":"56043","o":1}