ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зашуршали рядышком серые крылья. Ворона явилась на зов и без приглашения тут же начала снова самозабвенно каркать. Но на этот раз Драдзикодора слушала очень внимательно, стараясь из всей этой галиматьи вычленить необходимую информацию. Это было не так-то и просто.

- Шарик...Шарик, шарик! Капля - шарик, капля - шарик, взяли ... бестолково верещала птица.

- Какой такой шарик? - спросила Драдзикодора на понятном собеседнице языке.

- Круглый, круглый, круглый! - обрадовалась та. - Капля, капля, шарик, круглый!

Вообще-то и раньше Драдзикодора догадывалась, что шарики, как правило, бывают круглыми. Для столь ценной информации вряд ли стоило столько времени тратить на вздорную птицу. Но что-то интуитивно подсказывало старухе, что за бестолковым карканьем кроется ценная информация, и она продолжала терпеливо выслушивать.

- Шарик, шарик, красный, красный, красный... Варят-варят-варят! Круглый, круглый! Яркий, яркий... Варят-варят-варят! Пузырь...

Драдзикодора насторожилась в предчувствии чего то важного. Шарик... Который перед этим варят так, что он делается красным и ярким, а потом превращается в пузырь...

- Прозрачный, прозрачный, прозррачный! - восторженно загорланила птица с новой силой. - Капля-капля-капля прозрачный!

И что же такое научились делать люди, чего она, Драдзикодора, не знала? Какие-то шарики, которые сначала яркие, а затем прозрачные? Которые получаются из капель? В любом случае, от бестолковой вороны больше ничего нового не добьешься. "Круглый-круглый-круглый!" - уже по пятнадцатому кругу пошла надсаживаться та с не уменьшающимся энтузиазмом. Сегодня, конечно, некогда, но завтра нужно будет разузнать все как можно более подробно.

- Пошла прочь! - махнула колдунья на птицу, и та сорвалась с места, продолжая оглашать окрестности своим восторженным карканьем.

Драдзикодора вернулась в избушку и похромала к очагу. Кипит, все как положено. Огромной палкой, почерневшей за долгие годы до такой степени, что перестали просматриваться вырезанные на ней заклинания, бабка помешивала варево и строила планы на завтра.

Видно, придется звать кота. Без него никак не обойтись, это точно. Хотя видеть его наглую лоснящуюся морду в последнее время она могла с большим трудом. А за эти его вечные "Очень мне это надо! А что мне за это будет?" вообще была убить готова. Это был самый противный кот из всех, что жили у нее за всю ее долгую жизнь. Правда, и самый сообразительный, этого уж не отнимешь. Но характер! Раз в сто хуже, чем у самой Драдзикодоры, это уж точно. И, будь на то ее воля, она вообще не обращалась бы к нему за помощью. Но сейчас без отвратительного животного ей было не обойтись. Потому как нужно было отправиться в селение людей и все хорошенько выяснить про эти яркие шарики-капли, которые превращаются в прозрачные пузыри.

Немного раньше, каких-нибудь лет сто назад, проблемы в этом не было никакой. Сама бы собралась, да и пошла в деревню. Тем более, что в те времена ее избушка стояла совсем рядом с селением, в которое она наведывалась довольно часто даже просто так, от скуки. Ее встречали нормально, здоровались, величали бабой Дусей. А все потому, что знала она лесные травы, могла присоветовать, которая из них от какой хвори помогает. За эти самые травы да настойки бывало и яиц дадут, а уж о молоке и сметане можно было вообще не заботиться. Муку, крупу, капусту с морковкой даже домой донести помогут, до самой избушки. А чтоб провожатые чего нехорошего не подумали, Драдзикодора уходя строго-настрого наказывала ей ни в коем случае не вставать на лапки и голоса не подавать. Вот люди и думали, что живет баба Дуся в лесу в обыкновенном домике, правда, очень уж старом и неказистом. Как, впрочем, и сама баба Дуся. И по большому счету не было никому до этого дела. А старуха была всегда сыта без лишних хлопот.

Да только вот завелся там, в деревне, не в меру сообразительный и памятливый парнишка. Вырос, женился, почти что состарился. И стал задавать себе и другим вопросы: "А что это все молодые состарились, а баба Дуся все такая же, как была? А что это все старики, которые жили в деревне, давным-давно померли, а баба Дуся все живет?" И стал народ коситься на нее подозрительно. А тут еще пришлось небольшую засуху устроить, а то бы на следующий год не видать урожая, как своих ушей, так и вовсе на нее ополчились.

Конечно, когда она отвела от деревни наводнение, когда тушила своими заклинаниями лесные пожары или наполняла реку рыбой, ни один человек даже и не подумал связать все это с ней. Вот хорошо, обошлось, дома уцелели! Как здорово, так вовремя туча пришла и пожар потушила!

А то, что на эту тучу Драдзикодора истратила огромный мешок мохнатых гусениц и потом еще полдня носилась по лесу, собирая на помело пыль с иголок верхних веток сосен, поднимала ветер, который принес долгожданную тучу, а затем изо всех сил держала его на месте, чтобы дождь шел подольше, никому и в голову не пришло. Обидно даже! А еще обиднее, что, ведомые этим самым сообразительным мужичком, люди чуть было не спалили ее саму вместе с избушкой. Хорошо хоть ворона вовремя предупредила! Не эта, конечно, другая. Просто Драдзикодора всегда приручала-прикармливала которую-нибудь из них. Глядишь, тем и жизнь свою спасла. Потому как едва-едва успели они убраться от грозной деревни подальше в лесную пущу. Бедная избушка неслась, как угорелая, квохча и раскачиваясь, сквозь лесную чащу, по буеракам и болотам. Бабку бедную мотало внутри из стороны в сторону так, что шишек и синяков набила и весь пол заблевала.

Так они мчались почти что сутки и забрались в такую глушь, что можно было не опасаться людского гнева - до ближайшей деревни конному не меньше двух дней пути, а пешему - так и вообще неделя. И все по дремучей чаще.

Только вот болот рядом было много. Сначала ничего, даже удобно было жаб да пиявок собирать, а вот потом все чаще стали болеть кости и суставы. Похоже, именно так у нее и начался артрит и ревматизм. Теперь вот на перемену погоды ломит все тело. И ведь не уйдешь далеко! Только здесь, среди болотной глуши, она может чувствовать себя в относительной безопасности, потому как людей с каждым годом становится все больше и больше, все гуще и гуще они селятся.

4
{"b":"56054","o":1}