ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Но дело ведь не в одной частоте, - возразил Волошин. - Не менее важна и мощность инфразвукового удара. В океанографии я не специалист, но, с точки зрения техники и физики, это маловероятно.

- Но даже при ча-ча-стоте в шесть герц такой удар мог ослепить летчика, настаивал Олег Никаноренко.

Конечно, горячие споры о том, что могло погубить рыбаков, продолжались и вечером в "клубе на полубаке". И гипотеза инфразвукового удара нашла много сторонников.

- Почему же инфразвук приобретает опасную силу именно в этом районе? спросил Володя Кушнеренко.

- Видимо, его генерируют ураганы, проходящие, как правило, по южной стороне "Бермудского треугольника", - доказывал Гриша. - Возможно, что волны как бы усиливаются, достигают опасных величин, протискиваясь через узкие проливы между многочисленными островками Багамского архипелага. Проливы служат как бы природными трубами - мощными усилителями.

- Но почему мы на "Богатыре" ничего особенного не ощутили? Легкое недомогание бывает у многих при любом шторме.

- Ну раскачать такую махину, как "Богатырь", и вызвать в нем опасные вибрации никакому инфразвуку не под силу. Другое дело маленькие суда вроде тунцелова.

- И ослепляет инфразвук, выходит, не всех, а на выбор, - недоверчиво произнес Дюжиков. - Самолетов в тот день здесь много летало. Почему же ослеп один Гроу?

- Ну, может, организм у него такой оказался...

- Инфразвуковые волны могут быть разными по силе, - сказал Гриша. - Может, "Сперри" и самолет Гроу по несчастной случайности оказались на пути особенно опасной инфразвуковой волны...

- А отчего же гибли такие крупные суда, как "Анита"? - спросил Володя. Двадцать тысяч тонн водоизмещения не шутка. Это тебе не катер.

- Да и куда оно делось? - поддержал его кто-то с вертолетной площадки. Допустим, люди слепнут, гибнут. Но суда-то ведь не тонут от инфразвукового удара. Куда же они деваются? Даже если команда погибла или в панике сбежала?

Но Гриша не сдавался:

- Сильные течения, характерные для этого района, быстро уносят за его пределы неуправляемые суда, а тем более их обломки. А ищут их здесь, не находят и объявляют бесследно пропавшими. Потом же их наверняка вскоре топит очередной шторм, поскольку они неуправляемы...

Конечно, немало разговоров было и о том, что спасенный нами неделю назад незнакомец оказался вовсе не Гартвигом. Кто же он был на самом деле? Откуда взялся посреди океана и зачем обманул нас, выдавая себя за рыбака со "Сперри"? Об этом тоже высказывались самые фантастические предположения.

Сергей Сергеевич не принимал участия в этой дискуссии. Но, видимо, и он всерьез размышлял над возможностью поражения инфразвуковым ударом, потому что на следующий день вместе с Иваном Андреевичем Макаровым, возглавляющим лабораторию биофизики, снова стал прослушивать запись последнего разговора с Ленардом Гроу. Конечно, я был тоже в радиорубке и опять с замирающим сердцем слушал хрипловатый, немножко гнусавый голос:

- Земля, я на грани катастрофы... Похоже, окончательно сбился с курса... Не вижу ни одного острова... Повторяю: не вижу ни одного острова.

- Ваши координаты? Хотя бы примерно...

- Господи, со мной еще никогда не бывало ничего подобного... Все небо затянули сплошные тучи... В них зияют какие-то черные дыры!

Треск и разбойничий свист атмосферных разрядов заглушают голос пилота.

- Гроу, Гроу, отвечайте, отвечайте!

- У меня осталось мало горючего... Осталось мало горючего... Я отклонился от курса куда-то в сторону... Я не вижу ни одного...

Молчание. Свист и разряды.

После долгой томительной паузы вскрик:

- Море выглядит как-то необычно... Оно желтое или серое. Боже! Я, кажется, слепну! Нет, я вижу... вижу... О господи! Только не это! Нет! Нет!..

И все. Молчание, свист, разряды. И уже тщетно взывает голос Земли:

- "Остер"! "Остер"! Мы вас запеленговали! Высылаем два самолета. Держитесь! Держитесь! Вы слышите нас? Отвечайте!

Когда магнитофон затих, Волошин задумчиво посмотрел на своего старого друга и спутника по многим плаваниям:

- Ну что скажешь, Иван Андреевич?

Макаров помолчал, пряча глаза в глубоких щелочках под густыми лохматыми бровями.

- Что-то голос у него ненатуральный, - проворчал он наконец.

- Не обращай внимания. Хлебнул для храбрости. Он там еще монолог Гамлета читает, но Дюжиков из этой копии вырезал, чтобы не отвлекало, - ответил Волошин. - Ты по существу говори: мог его ослепить инфразвук?

- Спроси что-нибудь полегче. Мы ничего не знаем о воздействии инфразвука на человеческий организм даже в лабораторных условиях. Тем более в естественной среде.

- Значит, ты сомневаешься?

- В городах мы не меньше и гораздо длительнее подвергаемся воздействию инфразвука. Возможно, он и служит причиной некоторых недомоганий и болезней, которые прежде медики приписывали другим факторам. Надо вести исследования. Но насколько мне известно, никто еще от него не слеп и тем паче не умирал.

- Ясно, - кивнул Волошин. - Лунин тоже считает, что в открытом океане интенсивность инфразвука на несколько порядков меньше той, какая опасна для жизни. Но что же с ним все-таки произошло, с этим Гроу? Гирокомпас-то у него почему отказал? И что это за дыры в небе? Что он там увидел, какую чертовщину?..

Утро не принесло новостей.

- Н-да, похоже, уже можно звонить в колокол, - задумчиво произнес Сергей Сергеевич. - Помянуть "Прекрасную Галатею".

- В какой колокол? - удивленно спросил Черномор.

- В знаменитый колокол затонувшего фрегата "Лютина". Его подняли с морского дна, и теперь он висит в главном зале лондонской конторы Ллойда. Разве вы не слышали о таком обычае? Специальный глашатай в алом плаще трижды звонит в колокол и громко объявляет название судна, которое отныне официально считается погибшим. А если оно к тому же пропало без вести, его заносят в особую "Красную книгу Ллойда"...

Он не договорил. "Богатырь" вдруг резко сбавил ход, а потом начал круто поворачивать влево. Это было настолько неожиданным, что все бросились на палубу.

- Обломки в море! - крикнул кто-то.

Матросы быстро спустили шлюпку, и через полчаса на палубе лежали какие-то куски досок, окрашенные в белый цвет, скрепленные изогнутыми, скрюченными железками. Концы досок были расщеплены и словно обожжены.

17
{"b":"56055","o":1}