ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что произошло в этот момент, я не смогу толком рассказать.

Дирижабль вдруг резко провалился куда-то вниз, так что на какой-то миг мне показалось, будто пол гондолы ускользнул из-под моих ног и я парю в воздухе. А потом нас стало швырять из стороны в сторону с такой силой, что все мы повалились на пол, пытаясь за что-нибудь ухватиться.

Только Локтев не потерялся, намертво вцепился в рукоятки управления, и это нас спасло.

Двигатели натужно, дико взревели. Потом один из них заглох, за ним второй...

Вскочивший Волошин кинулся на подмогу к Локтеву.

А нас все швыряло, крутило, бросало то вниз, то вверх.

Двигатели загудели снова...

И вдруг так же внезапно все успокоилось. Дирижабль летел плавно, словно с ним ничего и не было. А мы еще сидели на полу и потрясено переглядывались: профессор Лунин, Гриша и я.

И фигура Бориса Николаевича, застывшего у пульта управления, все еще была словно скована неимоверным напряжением...

- Что это было, Сергей Сергеевич? - срывающимся голосом спросил я.

- Локальный ураган. Скрывался вон под тем облаком, - ответил вместо него Андриян Петрович. - Мы в него случайно залетели. Уникальное явление, редкостное.

Он вскочил и кинулся к приборам:

- Только бы самописцы все зафиксировали! Неужели отказали?! Нет, вроде работают нормально. Крепко нам повезло!

- Спасибо Борису Николаевичу, - сказал Волошин.

- Что? Ах вы в этом смысле... Да, конечно, молодец, он действовал блестяще. А ведь мы на какой-то миг даже невесомость испытали, когда проваливались, а? - покачал головой Лунин.

- Да, - засмеялся Сергей Сергеевич. - Как в падающем лифте. - И повернулся ко мне: - Понравилось?

- Не очень, - честно ответил я.

- Зато теперь сможете правдиво описывать ощущения, какие при этом возникают. Даже такие мощные нисходящие потоки воздуха для нашего кораблика не страшны, не то что для дирижаблей старых конструкций! - не удержался он, чтобы не похвастать. Но сейчас Волошин имел на это полное право.

- Какой интереснейший район! - снова начал восхищаться Лунин. - Но тут нужно держать ухо востро, дорогие мои воздухоплаватели. Несколько лет назад в здешних местах исчез двухмоторный самолет. Его долго искали. И только через год обнаружили обломок крыла. Исследование показало, что самолет попал в турбулентный поток необычной интенсивности. Видимо, наткнулся на такой же ураганчик.

- Да, ловушка опасная, - кивнул Сергей Сергеевич. - Но, оказывается, и вы, Андриян Петрович, следите за сообщениями о загадках "Бермудского треугольника"?

- Небось грамотный, - слегка смутившись, отшутился Лунин. - Только в отличие от вас не уверяю, будто самолет пропал бесследно. И объясняю его гибель вполне естественными причинами. Воздушный океан не безопасней обычного. Сами только что убедились.

- А "Прекрасная Галатея"? Где она или хотя бы люди с нее?

- Оставьте, Сергей Сергеевич! - отмахнулся Лунин. - Неужели вы всерьез верите в эти сказки? Я же понимаю, вы поддерживаете их лишь для того, чтобы людям скучать не давать, такой уж у вас характер. И прекрасно! Но ведь некоторые начинают о "загадках" "Пасти дьявола" всерьез рассуждать, даже, видите, теоретическую базу пытаются под них подвести. Сколько стыков, узлов насчитали у своей "силовой решетки" создатели универсальной гипотезы? повернулся он к Грише.

- Кажется, шестьдесят.

- Значит, шестьдесят, а то и больше критических "горячих точек" на планете, где должны происходить всякие невероятные события, так? Почему же прославилась одна "Пасть дьявола"? Отчего лишь она одна заслужила столь зловещую славу?

- Не только она. Есть еще "Море дьявола" в другом полушарии, в районе Филиппинских островов. Там тоже пропадают при загадочных обстоятельствах суда и самолеты. А Ив Сандерсон насчитал таких точек даже десять...

- Вот как! Тогда получается, вся Земля одинаково загадочна. С этим я согласен.

Тут и Сергей Сергеевич со смехом поддержал Лунина:

- Нет, Гриша, сдавайтесь. Гипотеза, конечно, оригинальная, но весьма сырая. И Андриян Петрович сразу нащупал ее ахиллесову пяту: аналогичные явления должны повторяться во всех без исключения узлах предполагаемой "силовой решетки".

- А какой центр древней цивилизации вы обнаружили в этих волнах? - не мог успокоиться Андриян Петрович. - Затонувшую Атлантиду?..

Тут Костя снял наушники, отключил аппаратуру и мрачно объявил:

- Крепко сердится шеф. Будет нам тот компот...

И мы замолчали, думая о самом реальном, что нас ожидало, - о разносе за долгую задержку.

К утру океан совершенно успокоился, и ученые смогли наконец заняться исследованиями.

Сергей Сергеевич попросил начальника рации снова дать послушать обрывки последних переговоров по радио с пилотом пропавшего самолета, которые вчера удалось записать на магнитофон. Я, конечно, отправился с ним и попросил пойти и Володю Кушнеренко, чтобы он мне перевел все в подробностях. Сам я, к сожалению, не настолько хорошо знаю английский.

Пристроившись на чем попало в разных углах радиорубки, мы молча следили, как Вася Дюжиков перематывал ленту.

- Качество, конечно, неважное, - предупредил он. - Сплошные разряды.

- "Остер"! "Остер"! - перебивая Васю, вдруг раздался встревоженный крик из динамика, и кто-то быстро заговорил по-английски.

- "Гроу, сообщите, где вы находитесь!" - перевел Володя.

- "Я не знаю, где нахожусь", - ответил другой голос, немножко гнусавый и хрипловатый.

- "Я потерял ориентировку и ничего не понимаю... Земля, вы слышите? Гирокомпас тоже вышел из строя... Все приборы отказали. Земля, земля, вы слышите?" - едва успевал переводить Володя.

Голос летчика вдруг прервался на полуслове, заглох в диких свистах и треске атмосферных разрядов.

Потом вдруг на миг прорезался совсем другой голос.

- "Мы потеряли ориентировку, - проговорил он тоже по-английски медленно и тягуче, словно диктуя. - Мы потеряли ориентировку. Возможно, придется садиться на воду".

- Это другой самолет, американский. Попал в густую облачность. Но это гораздо дальше, у берегов Флориды, - торопливо пояснил Дюжиков.

8
{"b":"56055","o":1}